"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Гитлер и муфтий: возвращение к скрытому союзу между нацизмом и палестинским национальным движением



PIERRE LURÇAT LE 27 JANVIER 2019

По случаю Международного дня памяти жертв Холокоста, 27 января, антиизраильский историк и активист, Жан-Пьер Филиу обнародовал на канале France Inter один из многих ложных аргументов своей недавней книги, в котором он утверждает, что Нетаньяху ложно обвинил великого муфтия Аль-Хуссейни в соучастии в Холокосте, ради своих идеологических интересов. 

Фактически, как я указывал в то время, именно израильские и европейские левые самодовольно скрывали участие про-нацистского муфтия в разработке и осуществлении гитлеровского плана по уничтожению евреев.

Хадж Амин аль-Хуссейни, основатель палестинского национального движения (и дядя Ясира Арафата), был не только убежденным нацистом, но и активно побуждал нацистских лидеров и самого Гитлера активизировать «окончательное решение», о чем я рассказал в своей книге «Сабля и Коран». Оглядываясь назад, можно только задаваться вопросами относительно мотивов Франции, которая освободила нацистского муфтия в 1945 году, помогая ему избежать виселицы. Ответ заключается в том, что французская дипломатия представляла себе ту роль, которую Аль-Хуссейни, как позже и Арафат, мог сыграть в борьбе с сионизмом и еврейским национальным возрождением в Эрец Исраэль ...

В приводимом отрывке из моей книги «Сабля и Коран» я говорю об активном участии муфтия Иерусалима в антиеврейской политике Третьего рейха, его дружеских отношениях с Гитлером и его роли в качестве активного подстрекателя к истреблению евреев Эрец-Исраэль (что, к счастью, осталось в состоянии проекта). Эти страницы добавлены к увлекательному историческому досье об отношениях между нацизмом, исламизмом и палестинизмом — досье, до сих пор в значительной степени не изученное по очевидным причинам.

Мусульманские братья и палестинский вопрос


Участие Мусульманских братьев в палестинской проблеме тесно связано с их отношениями с Высшим арабским комитетом и его лидером, муфтием Иерусалима Хаджем Амином аль-Хуссейни. Руководство Мусульманского братства и муфтий разделяли одинаковое видение мира, одинаковую ненависть к евреям и Англии и одинаковое восхищение фашистским и гитлеровским режимами. В 1935 году, брат Верховного лидера, Абд аль-Рахман Аль-Банна, отправился в Палестину, где встретился с Аль-Хусейни. Со своей стороны, Хасан Аль-Банна написал Муфтию, заверив его в своей поддержке. Эти двое установили тесное сотрудничество и личные контакты, которые продолжались до смерти Аль-Банны в 1949 году. Их сотрудничество вылилось во взаимопомощи: Мусульманские братья собирают средства для Высшего арабского комитета Хусейни, а тот, в свою очередь, дает им идеологическое обоснование и пропаганду, благодаря чему Мусульманские братья зажигают толпы египтян и привлекают тысячи членов и сторонников.

До середины 30-х годов палестинская проблема почти не играла роли в египетской политике. Некоторые египетские писатели и политики даже выражали свой интерес и восхищение сионистскими пионерами, например, известный мусульманский мыслитель Рашид Рида, главный редактор газеты «Аль-Манар». Однако беспорядки 1936 года, вызванные муфтием Иерусалима, и их последствия для Египта радикально изменили ситуацию.

В начале лета 1936 года, Высший арабский комитет направил эмиссаров в Египет для мобилизации религиозных, правительственных властей и СМИ на арабское дело в Палестине. Для повышения осведомленности арабов они стали утверждать, что евреи хотят осквернить мусульманские святые места в Иерусалиме, якобы для «восстановления Третьего храма на месте мечети Омара». Этот слух подтверждается в мечетях, где проповедники заявляют, что для каждого мусульманина является религиозным обязательством участвовать в джихаде в пользу Палестины. Пропагандистская кампания передается комитетами солидарности, которые организуют демонстрации и сборы для своих арабских "братьев" в Палестине.

Некоторые члены египетского Мусульманского братства принимают участие в антиеврейских беспорядках в Палестине в период с 1936 по 1939 годы. Во время первой арабо-израильской войны 1947-48 годов, приверженность Мусульманских братьев проявится в отправке добровольцев для "борьбы с евреями". Мы вернемся к этому эпизоду, в котором важную роль сыграл Саид Рамадан, зять Аль-Банны и отец Тарика Рамадана.

Очень быстро арабское дело в Палестине стало служить предлогом для жестоких нападений на египетских евреев, обвиняемых в том, что они являются сионистской «пятой колонной». В мае 1936 года, Мусульманские братья призвали к бойкоту еврейских магазинов в Египте, установив таким образом практику, которая проявится в Европе во время новой волны антисемитизма в 2000–2002 годах. Раздаются листовки, призывающие к бойкоту еврейских товаров и магазинов. Газета Al-Nadhir публикует регулярную рубрику «Опасность евреев для Египта». Она также публикует имена и адреса еврейских бизнесменов и газет, обвиняемых в том, что они «находятся в руках евреев». Что касается органа Мусульманских братьев Jaridat al-Ikhwan al Muslimin, в конце 30-х годов он опубликовал множество статей, обвиняющих евреев в сговоре против ислама. Он иногда обвиняет их в том, что они замыслили заговор против пророка, возобновляют темы традиционного мусульманского анти-иудаизма, иногда — в «заговоре с целью уничтожить мир» и в том, что они являются зачинщиками международного коммунистического движения.


Кампания по бойкоту еврейских магазинов в Египте, впервые организованная Мусульманскими братьями, быстро перекинулась на другие движения и политические партии, в том числе на «Молодой Египет», который начал свою основную политическую деятельность с 1939 года. Комитет по бойкоту евреев Египта был также сформирован в университете Аль-Азхар, распространяя листовки среди студентов. Призывы к бойкоту часто приводили к физическому насилию против евреев, поскольку демонстранты отправлялись в еврейский квартал Каира, чтобы найти выход для своей ненависти. Враждебность по отношению к евреям также выражалась в умножении угроз и предостережений против египетских евреев, которых призывали публично отмежеваться от сионизма в статьях и открытых письмах, опубликованных в прессе.

Аль-Хусейни, со своей стороны, возглавил антиеврейские беспорядки в Палестине, которые усилились в 1936 году. Одержимый идеей стратегического союза с нацистской Германией, он умножает контакты с ее дипломатическими представителями. Еще в 1933 году он связался с германским консулом в Иерусалиме вскоре после прихода к власти Адольфа Гитлера. По мнению Аль-Хуссейни, речь шла о том, чтобы положить конец обоснованию евреев в Палестине, а также о борьбе с «мировым еврейством» путем союзничества с Гитлером. После обнародования расовых законов Нюрнберга поздравительные телеграммы стали стекаться из Палестины и других арабских стран.

Гитлер, Аль-Хуссейни и германо-исламский альянс


И все же первоначально Гитлер с неохотой рассматривал идею германо-исламского альянса. Нацисты считали, что еврейская эмиграция в Палестину является неплохим делом, потому что «они не смогут пустить корни», как объясняет главный редактор национал-социалистической газеты Angriff после посещение Палестины в 1937 году. «Их богатства иссякнут, и арабы их ликвидируют». Однако муфтий не унывает и продолжает свои попытки. В июле 1937 года он снова встретился с генеральным консулом Германии Доэлем в Иерусалиме и попросил помощи у гитлеровской Германии в борьбе с евреями. Аль-Хуссейни также решает отправить агента в Берлин для установления постоянного контакта со странами Оси.

Только в июле 1937 года, после публикации отчета британской королевской комиссии под председательством лорда Пиля, Гитлер изменил свою политику. Комиссия Пиля рекомендовала разделить Палестину и создать два отдельных государства, еврейское и арабское. С этого момента Германия решает взаимодействовать с арабами и поддерживать их. Антиеврейские пропагандистские программы транслируются на арабском языке, а муфтию оказывается финансовая поддержка. Это сближение достигает своей кульминации во время войны, когда весной 1943 года было создано первое подразделение боснийского мусульманского Ваффен-СС (Ханзар), которое насчитывает более 12 000 человек. Муфтий, базирующийся в Берлине в 1941 году, неоднократно посещал это подразделение в Хорватии, Франции и Бойхаммере, Силезия. Подразделение Ханзар стало печально известно тем, что совершило многочисленные военные преступления в Югославии: массовые убийства, изнасилования, грабежи и поджоги целых деревень вместе с их жителями. По словам историка Бат Йеор, его злодеяния "потрясли даже немцев. Женщины, дети, старики были зарублены топорами, посажены на кол, заживо похоронены, подвешены на крюки мясника, похоронены в ямах с негашеной известью после того, как их жестоко увечили».

Хадж Амин аль-Хуссейни, со своей стороны, публикует антисемитскую брошюру под названием «Ислам и юдентум» (ислам и иудаизм) и распространяет ее среди солдат дивизии Ханзар. 28 ноября 1941 года состоялась долгожданная встреча Аль-Хуссейни, подготовленная предварительными переговорами, с лидером СС Гиммлером и министром иностранных дел фон Риббентропом. Стенограмма беседы Хуссейни и Гитлера была опубликована после войны.

Великий муфтий начинает с того, что благодарит фюрера за сочувствие, которое он всегда проявлял к арабскому миру и, в частности, к палестинскому делу ... Арабские страны твердо верят, что Германия выиграет войну. Арабы -- естественные союзники Германии, имеющие таких же врагов, как Германия, а именно: англичане, евреев и коммунистов ... Поэтому они готовы искренне сотрудничать с Германией и участвовать в войне. в частности, путем создания арабского легиона.... В своем ответе Гитлер выражает сочувствие муфтию, но отказывается создавать дополнительные немецкие войска на Ближнем Востоке для укрепления Африканского корпуса Роммеля.

Тем не менее, он обещает Хуссейни, что «после победы в войне против России и Англии, Германия сможет сосредоточиться на цели уничтожения еврейского элемента, остающегося в арабской сфере под защитой Великобритании». После этого интервью, муфтий оставался гостем Германии, принимая участие в нацистской пропаганде через программы Радио Берлина для арабских стран. В своих передачах он призывает арабов «убивать евреев» и хвалит «окончательное решение». «Если, не дай Бог, Англия победит, евреи будут господствовать над миром», — заявляет он 11 ноября 1942 года. «Но, если Англия и ее союзники потерпят поражение, еврейский вопрос, который у нас является самым опасным, будет, безусловно, решен. Одержимый "еврейским вопросом", Аль-Хуссейни несколько раз вмешивался, чтобы помешать планам обмена евреев на заключенных или деньги.

Когда Адольф Эйхман задумал обменять немецких военнопленных на пять тысяч еврейских детей и отправить их в Палестину с согласия британского правительства, Хусейни лично протестовал и, наконец, победил: еврейские дети будут уничтожены в газовых камерах в Польше. После разгрома Германии, Хуссейни разыскивается за военные преступления, совершенные в Боснии дивизией Ханзар. Ему удается бежать из Германии и добраться до Франции, где он ненадолго попадает в заключение. Вскоре Франция его освобождает, и его друг, Хасан Аль-Банна, помогает ему избежать виселицы, что позволяет ему бежать и получить убежище в Египте в 1946 году, избежав, таким образом, судебного преследования за военные преступления. Помощь, оказанная Муфтию Мусульманскими братьями, отражена, в частности, в кампании в египетской прессе и в непрекращающихся обращениях к правительству с просьбой предоставить убежище Хуссейни. После окончания войны, Аль-Банна поддерживает регулярные контакты с Лигой арабских государств. Любопытно, что об этом эпизоде, в котором много говорится о сходстве руководства Мусульманских братьев с нацизмом, сообщил сам Тарик Рамадан, который хвастался, что его дедушка «подготовил и организовал политическое изгнание [Хуссейни] в Египет в 1946 году».

Муфтий, Братья-мусульмане и нацизм: тактический союз или идеологический тайный сговор?


Связь между муфтием Хаджем Амином аль-Хуссейни, Мусульманскими братьями и нацистской Германией была результатом не только стечения обстоятельств в борьбе против их общего врага, Англии. Она отражает глубокую идеологическую и политическую конвергенцию, выраженную во многих высказываниях. Правда, Мусульманские братья были не единственными, кто испытал влияние фашизма и нацизма в Египте в 1930-х и 40-х годах. Однако только они заключили настоящий союз с про-нацистским муфтием аль-Хусейни на основе их общей ненависти к евреям. Архивы верховного командования немецкой армии, захваченные союзниками, показали, что именно средства, предоставленные муфтию нацистской Германией, позволили ему организовать и провести «восстание Палестины» в 1936-1939 годах.

Муфтий развил интенсивную деятельность во время войны, чтобы не дать выжившим евреям добраться до Палестины, хотя творцы "окончательного решения" были, в конечном итоге, готовы спасать еврейских детей, в обмен на деньги или военнопленных. Вопреки тому, что иногда говорится, нет никаких сомнений в том, что муфтий прекрасно знал о политике уничтожения евреев и полностью ее одобрял. Это видно из его близких отношений с несколькими нацистскими лидерами, в том числе с Генрихом Гиммлером, фон Риббентропом и Адольфом Эйхманом, которыми Аль-Хуссейни безмерно восхищался. В своем дневнике он описывает последнего, как «сокровенную жемчужину» и «величайшего друга арабов».

Контакты между Аль-Хуссейни и Эйхманом были выявлены в ходе судебного процесса над Эйхманом в Иерусалиме в 1961 году. Во время этого процесса генеральный прокурор, Гидеон Хоснер представил документы, подтверждающие, что муфтий был принят в начале 1942 года Адольфом Эйхманом, который изложил ему суть «окончательного решения». «Муфтий был настолько впечатлен, что немедленно попросил Гиммлера выделить кого-то из команды Эйхмана, кто был его личным советником, чтобы помочь ему «окончательно решить» еврейский вопрос в Палестине, как только тот будет восстановлен в своих функциях после победы Оси. Эйхман принял это предложение».

По словам свидетеля на суде в Нюрнберге, муфтий лично посетил Адольфа Эйхмана в лагере смерти Освенцим и "побуждал охрану, работавшую с газовыми камерами, трудиться усерднее".

По всей логике, Аль-Хуссейни должен был находиться среди лидеров нацистской Германии и их сообщников, которых судили после войны и осудили за их преступления. Но его освобождение Францией и помощь, оказанная Хасаном Аль-Банна, верховным лидером Мусульманских братьев, позволили ему избежать послевоенных испытаний и продолжать свою политическую деятельность до своей смерти в 1974 году. Этот, далеко не анекдотичный эпизод, иллюстрирует идеологический заговор между Мусульманскими братьями и муфтием Иерусалима. Ненависть к Западу и евреям, достигшая пароксизма у Аль-Хусейни, особенно обнаруживается у того, кто стал главным идеологом Братьев, а в 1945 году был всего лишь малоизвестным писателем: Саида Кутба.

(Отрывок из книги Поля Ландау "Сабля и Коран", изд-во Роше, 2005 год).



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ