"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Министр ядерной энергетики Ирана Салехи: "Мы тайно закупили запасные части для ядерного оборудования, которое от нас потребовали разрушить в соответствии с ВСПД

logo

22 января 2019

Министр ядерной энергетики Ирана Салехи: 
"Мы тайно закупили запасные части для ядерного оборудования, которое от нас потребовали разрушить в соответствии с ВСПД. Объекты по производству желтого кека работают. Мы продвигаемся в развитии ядерной энергетики.
Али Акбар Салехи, глава Организации по атомной энергии Ирана, дал интервью на 4-м канале телевидения (Иран) 22 января 2019 года.

Он сказал, что в соответствии с СВПД, от Ирана потребовали уничтожить реакторные каландры в Араке, заполнив их цементом, но, что Иран заранее тайно приобрел запасные трубы, чтобы, в конечном итоге, функциональность реактора не пострадала. Он также сказал, что циркулирующие фотографии, на которых была изображена яма реактора в Араке, заполненная цементом, были обработаны фотошопом. Он пояснил, что Иран не намерен создавать ядерное оружие, и, что реактор в Араке не способен производить оружейный плутоний. Кроме того, Салехи сказал, что производство желтого кека в Ардагане продолжается, и, что Иран получил разрешение на производство двух дополнительных центрифуг IR-8. Салехи добавил, что Иран быстро продвигается в разработке ядерных двигателей.

Ниже приведены выдержки:

Интервьюер: Что касается реактора на тяжелой воде, нам сказали, что его ядро заполнено цементом. Что это за история?

[...]

Али Акбар Салехи: В реакторе Арак есть яма. Вы можете видеть людей, стоящих вокруг нее. Каландр входит в эту яму. Туда направлено топливо. Мы сказали, что должны заменить каландр, который входит в эту яму.

Интервьюер: Как называется «ядерный реактор» на персидском?

Али Акбар Салехи: Это топливное хранилище. Мы ликвидировали хранилище, которое должно содержать топливо. Из-за изменения конфигурации, форма хранилища также должна измениться. Сейчас мы строим еще одно хранилище, которое будет размещено в яме реактора. К сожалению, мы уже три года говорим, что не заливали цемент в яму реактора на тяжелой воде в Араке. Если бы мы это сделали, то разрушили бы реактор в Араке.

Интервьюер: Но вы сказали, что залили цемент в трубы ...

Али Акбар Салехи: Не в трубы. Мы залили его в каландр, который мы вытащили [из реактора]. Внутри каландра есть трубы, по которым идет топливо. Мы закупили похожие трубы, но я не мог заявить об этом в то время. Только один человек в Иране знал это. Мы никому не говорили, кроме высшего лица режима (Хаменеи). Когда наша команда находилась в самом разгаре переговоров, мы уже знали, что [западники], в конечном итоге, откажутся от своих обещаний. Лидер предупреждал нас, что они являются нарушителями соглашений. Мы должны были действовать мудро. Мы не только избежали разрушения построенных нами мостов, но и построили новые мосты, которые при необходимости, позволили бы нам быстрее вернуться обратно. Были серии труб длиной 3 или 4 метра и диаметром 2 или 3 сантиметра. Вы можете представить себе такие трубы. У них есть начало и конец. Мы закупили такое же количество похожих труб. Когда нам велели залить цемент в трубы, мы это сделали... 

Интервьюер: Кто вам сказал? МАГАТЭ?

Али Акбар Салехи: Нет, нам это сказали во время переговоров, и мы сказали: «Ладно, мы зальем цемент». Но мы им не сказали, что у нас есть другие трубы. В противном случае, они бы сказали, что нам нужно залить цемент и в эти трубы. Теперь у нас одинаковые трубы. Фотошопом сделали фотографии реакторных ям, залитых цементом, и с тех пор говорят, что цемент залили в яму реактора. Это фотошоп. Я удивлен, что наши дорогие друзья… Даже во время пятничной проповеди на прошлой неделе было сказано, что мы залили цемент в яму реактора. Журналисты были там и видели это. Вы можете взять свои камеры и посмотреть сами. Так почему люди так говорят? Впрочем, люди говорят так, как будто реактор Арака уже запущен и работает... В то время, реактор Арака не был построен. Мы были в процессе.

[...]

Они сказали, что наш реактор в Араке мог бы производить 8 килограммов плутония в год. Этих 8 килограммов достаточны для изготовления [ядерного] оружия.

Интервьюер: Но вы говорите, что [реактор Арака] еще не начал работать.

Али Акбар Салехи: Верно.

Интервьюер: Так как же они могли утверждать, что он может производить 8 килограммов плутония?

Али Акбар Салехи: Нет, он мог бы производить... Они сказали, что, если реактор будет построен и введен в эксплуатацию, он сможет производить 8 килограммов плутония. Поэтому они решили сделать что-то, чтобы этого не случилось. Мы сказали, хорошо, но с одним условием ...
[...]
Дизайн реактора был не нашим. Это была старая русская модель, которую мы взяли и переработали. Это была модель, которой было 50 или 60 лет. Возможность представилась сама собой, поэтому мы сказали: «Хорошо». Что касается этих 8 килограммов плутония ... Во-первых, мы не намерены создавать ядерное оружие. Во-вторых, этот [реакторный] плутоний не подходит для ядерного оружия.
[...]
Оружейный плутоний требует меньше других [изотопов]. Говоря о плутонии, мы имеем в виду Pu-239, Pu-240 и Pu-242. Pu-239 является важным [изотопом для ядерного оружия]. Если Pu-240 и Pu-242 присутствуют рядом с Pu-239, плутоний не годится [для ядерного оружия].
[...]
Даже если бы этот реактор был построен и производил плутоний, он одновременно производил бы Pu-240 и Pu-242, и это усложнило бы ситуацию. Мы должны были бы отделять их. Отделение Pu-242 и Pu-240 от Pu-239 ... Плутоний не похож на уран. Сегодня мы можем работать с ураном. С плутонием нужно работать за горячими камерами, потому что он ядовит.
[...]
Мы сказали: «Хорошо. Мы готовы переделать этот [реактор]». Мы увидели, что это хорошая возможность. Мы сделали это с условием, что они одобрят наши новые проекты. Я действительно почувствовал, что нам представляется прекрасная возможность перепроектировать и подогнать реактор под новые модели и снизить его [годовой] объем производства плутония с 8 кг до одного кг. Что и произошло.
[...]
Это реакторная яма.

Интервьюер: В Бушере?

Али Акбар Салехи: Нет, это реактор в Араке.

Интервьюер: Тот, о котором мы говорили.

Али Акбар Салехи: Да.

Интервьюер: Говорят, что залили бетон в ...

Али Акбар Салехи: Верно. Говорят, что в этом одном есть бетон.[...]

Даст Бог, в следующую неделю, 30 или 31 января, я поеду в Ардакан. Оттуда мы перевезем 30 тонн желтого кекса в Исфахан. Тридцать тонн. Ардакан вступил в строй.
[...]
Теперь мы можем превратить нашу единственную центрифугу IR-8 в три. Нам разрешено это сделать. Но сейчас у нас есть только одна. Наши люди посоветовали нам подождать пока. В конце концов, мы работаем с нашими экспертами и проводим встречи раз в несколько недель. Несколько недель назад, у нас была встреча, и мы сказали, что у нас может быть три ... Это был ядерный взрыв ... Можем ли мы продолжать?

Интервьюер: Конечно, давай.

[...]

Али Акбар Салехи: 
Мы значительно продвинулись в разработке ядерных двигателей. Однако мы должны подождать, пока не будем уверены в этом, прежде чем объявить об этом.
[...]
На данный момент у нас нет намерений сообщать о ядерных двигателях [технологии], но мы работаем над этим. Достаточно сказать, что мы добиваемся быстрого прогресса в этой области, слава Богу.
[...]
Другая сторона знает, что такое ядерные двигатели. Мы действовали таким образом, чтобы нас не могли критиковать, и это благодаря бдительности и мудрости Исламской Республики Иран. Мы единственная развивающаяся страна в мире, которая объявила о своем намерении производить ядерное топливо.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

DQ