"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

1978-2018: Кэмп-Дэвидские соглашения и «лжемессия» мира

PIERRE LURÇAT LE 26 MARS 2019

Годовщина подписания Кэмп-дэвидских соглашений между Израилем и Египтом всего 40 лет назад - это возможность вернуться к этому историческому событию, истинное значение которого сегодня выглядит совсем иначе.

По исторической иронии судьбы, «ястреб» Менахем Бегин создал опасный и обманчивый прецедент «мира в обмен на территории». Лжемессианство, которое потом победило в Осло, в 1977 году уже присутствовало в обществе и в израильском политическом классе.

Первым в арабском лагере, кто понял трансформацию, произошедшую в государстве Израиль после «октябрьской войны», был Анвар ас-Садат. 
Некий дискурс определяет его сегодня, как и Рабина, как «ястреба, ставшего голубем». Однако этот журналистский ярлык является ложным и обманчивым, как для одного, так и для другого. Следует перечитать последнюю речь Рабина в Кнессете [1], чтобы понять, что он никогда не отрицал свое прошлое; и следует перечитать речь Садата в Иерусалиме, чтобы понять, что он также остался верен своим обязательствам и своему видению в соответствии с политической доктриной Египта, созданной после Революции свободных офицеров в 1952 году. Ярый враг Израиля, почитатель Гитлера в юности [2], он не превратился в одночасье в друга евреев, а просто понял, что лучший способ победить Израиль — это использовать мир, как троянского коня, чтобы ослабить и расколоть мнение Израиля, и получить путем переговоров то, что арабские армии не смогли унести с поля битвы.

От идеалистического общества — к индивидуалистическому

Одной из работ, которая лучше всего описывает эту трансформацию Израиля, является работа социолога Хайфского университета, Оза Алмога [3], который показал переход идеалистического и коллективистского общества (общества поколения 1948 года или "поколение государства") к более материалистическому и индивидуалистическому обществу после войны Йом Кипур. Эта трансформация принимала различные формы, затрагивая все сферы общества и общественной и частной жизни (средства массовой информации, искусство, гендерные отношения и т.д.). Однако именно в политической сфере ее последствия проявились ярче всего.

Солдат Войны за независимость и Шестидневной войны, зараженный энергией отчаяния (бойцов 1948 года, многие из которых пали с оружием в руках перед лицом врага, превосходящего в количестве, но гораздо менее мотивированного, и солдаты 1967 года, сознающие, что они защищают свою страну от угрозы истребления, высказанной Насером), превратились в солдата, уставшего бороться, который начал сомневаться в справедливости своего дела. Эти сомнения выявились после войны Йом Кипур и достигли своего пика во время Первой ливанской войны 1982 года. Садат понял это чувство усталости в израильском обществе, когда он приехал в Иерусалим предлагать не "мир храбрецов", как на картине Эпиналя, а требовать, чтобы Израиль принял все его условия. При этом он создал опасный прецедент «мира в обмен на территории», обманчивой парадигмы, принятой Израилем, которая сохраняется и по сей день.


Лжемессия Мира, вчера и сегодня


В своей прекрасной книге «Быть Израилем», опубликованной во Франции через несколько месяцев после соглашения в Кэмп-Дэвиде [4], журналист Пол Гиневски рассказывает о о 30 годах репортажей и путешествий по Израилю, с 1948 по 1978 год.

С талантом и правдивостью, он описывает эйфорию, которая воцарилась в израильском обществе во время визита Садата в Иерусалим. В главе под названием «1977: краткое знакомство с Мессией», он рассказывает о своих смешанных чувствах от речи Садата в Кнессете:


"Я слушаю. Мое разочарование растет. Слово "мир" повторяется все чаще и чаще: [Садат:] «Я произношу слово мир, и да прольется на вас милость Всемогущего, и да придет мир ко всем нам. Мир на всех арабских землях и мир в Израиле!"
Однако, в то же время обвинение все более уточняется. Садат пришел в Кнессет, чтобы осудить Израиль! (...) Я только что услышал, что среди арабов царит единодушие умеренных и тех, кто находится в лагере отказа. Некоторые заявляют об уничтожении Израиля. Другие принимают его существование ценой уступок, которые приведут к его разрушению: реституция территорий, палестинское государства. Разница лишь в словах, в стиле, но не в конечной цели...».
И Гиневский передает также слова Голды Меир, Железной леди Израиля, которой один из журналистов задал вопрос по поводу Кэмп-Дэвидских соглашений: «Садат и Бегин заслуживают Нобелевской премии мира». Она улыбнулась: "Может еще и Оскара кино?". В баре парламента, где депутаты поздравляли друг друга перед выступлением [Садата], я слышу, как он говорит разочарованным голосом: "Вы ждете Мессию? Когда мы пошли на 101-й километр [5], [генерал] Аарон Ярив вел переговоры с египетским офицером. Мы тоже думали, что это Мессия. Дети мои, когда придет Мессия, он не остановится на 101-ом километре".

Много воды протекло под мостом Иордана с тех пор, как было совершено убийство Садата и убийство Рабина. Эйфория, порожденная визитом Садата в Иерусалим, давно исчезла, а левые израильтяне, которые хотели видеть Арафата партнером по миру, были разочарованы. Мессия не пришел ни в Кэмп-Дэвид, ни в Осло и даже не позвонил по телефону, как пел Шалом Ханох. Но мессианство мира живет и здравствует. И все также опасно, как и все лжемессии.

(Из моей книги «Предательство клерков Израиля», Издательство La Maison d’édition, 2016).


[1] 5 октября 1995 года, Рабин произнес политическую речь, которая должна была стать его последней перед израильским парламентом (Кнессетом), в которой он изложил свое видение будущих границ Государства Израиль после соглашений в Осло. В частности, он упомянул в ней о своем отказе вернуться к «границам 1967 года», важности сохранения «блоков поселений» в Иудее и Самарии и сохранении реки Иордан в качестве границы безопасности, а также его отказ от разделения Иерусалима. См. Дор Голд, "Последняя речь Рабина в Кнессете", газета Israel Hayom, 2/11/2012.

[2] См. в связи с этим письмо Садата Гитлеру в каирской газете El-Moussaouar, 18 сентября 1953 года: «Дорогой Гитлер, я от всего сердца поздравляю тебя. Даже если тебе кажется, что тебя разбили, ты, на самом деле, победил. Тебе удалось вызвать разногласия между старым Черчиллем и его союзниками, сыновьями сатаны.

Германия победит, потому что ее существование необходимо для глобального равновесия. Она возродится, несмотря на силы Запада и Востока. Не будет мира, если Германия не станет такой, какой она была ...Что касается прошлого, я думаю, что ты допустил некоторые ошибки, как открытие слишком большого количества фронтов и неспособность предотвратить непредусмотрительность Риббентропа в отношении британского дипломатического эксперта.

Однако поверь своей стране, твои люди исправят эти ошибки. Ты можешь гордиться тем, что стал бессмертным в Германии.

Мы не удивимся, если ты снова появишься или, если у вас в стране возникнет новый Гитлер. (Письмо воспроизведено Жан-Пьером Перронсель-Хугосом в книге «Щит Магомета», Lieu Commun, 1983г., переиздано издательством «Фламмарион» в 1984 г.).

[3] Прощальный привет Срулику — Изменение ценностей израильской элиты, Змора Битан. Haifa University Press, 2004 [Иврит].

[4] Пол Гиневски, "Быть Израилем", Сток 1978.

[5] Место, где проходили переговоры о прекращении огня между израильским генералом Аароном Яривом и египетским генералом Гамасси, которые официально завершили войну Йом Кипур.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

ОБСУДИТЬ НА FACEBOOK

DQ