"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Профессор Рууд Купманс: «Ни одной западной стране не удалось интегрировать мусульман»


JEAN-PATRICK GRUMBERG LE 8 MARS 2019

Голландский профессор социологии Рууд Купманс (1) занимается интеграцией более 20 лет и не может назвать ни одной западной страны, которая сумела бы интегрировать мусульман. Мусульманские страны живут хуже, чем остальной мир, и мусульманам труднее интегрироваться, чем любой другой группе. Корень проблемы должен быть найден в исламе, пишет исследователь миграции Рууд Купманс в новой книге.

«Любой, кто серьезно относится к фактам и данным, видит, что нельзя отрицать, что мусульмане гораздо хуже интегрируются, чем другие иммигрантские группы». Нет сомнений в том, что в большинстве других групп иммигрантов мы наблюдаем большой прогресс от одного поколения к следующему. Хотя это не совсем отсутствует у мусульман, изменения происходят намного медленнее», 
— сказал Купманс сайту Berlingske (2).

Когда Кеннет Кристенсен Берт из Датской народной партии во время дебатов в Фолькетинге заявил, что невозможно объединить мусульман, его сразу же обвинили в расистских заявлениях. И все же он сказал правду (2).

Есть ли страна в Западной Европе, где интеграция мусульманских иммигрантов была бы успешной?

Есть ли блестящие примеры и прекрасные рассказы, которые дают нам основание надеяться на спокойную интеграцию большой мусульманской группы?

«Нет», — говорит Рууд Купманс, который более 20 лет занимается интеграцией и ассимиляцией среди европейских мусульман. Он только что опубликовал книгу о кризисе исламского мира "Ветхий дом ислама" (ссылка ниже).

Основываясь на своем 20-летнем исследовании интеграции и ассимиляции, профессор социологии Рууд Купманс пришел к выводу, что мусульманам труднее интегрироваться, чем другим группам мигрантов, и что ни одна западная страна не смогла успешно интегрировать мусульман.

По словам профессора, около 65% турецких и марокканских мусульман в шести европейских странах считают религиозные правила более важными, чем светские законы страны, в которой они живут.

Мусульмане видят себя отличными от других немусульманских групп и воздерживаются от любого широкомасштабного взаимодействия с не мусульманами.

Фундаменталистское толкование Корана, преобладающее среди мусульман, не позволяет им интегрироваться в западные страны. А поскольку до 50% европейских мусульман придерживаются фундаменталистских убеждений, интеграция не осуществляется. Напротив, доля фундаменталистов среди христиан намного ниже, менее 4%, согласно данным Koopmans.

«Я вижу, что исламский мир отстает от остального мира в области демократии, прав человека, политического и экономического развития», 
— сказал Купманс сайту Berlingske, объясняя такую ситуацию консервативными взглядами на роль женщин, низкие инвестиции в образование детей и интеграционную пропаганду.

«Основная проблема заключается в знании, сколько мусульман, а в глобальном масштабе, сколько мусульманских стран толкуют ислам таким образом, что он, по сути, утверждает, что Коран и Сунна должны восприниматься буквально, и что то, как Пророк жил в 7 веке, должно быть критерием того, как мусульмане живут в 21 веке.
Такая форма ислама — это, во-первых, угроза миру во всем мире. Во-вторых, это мешает интеграции», 
— приходит к выводу Купманс.

Кто этот храбрый нетипичный учитель?



Согласно Википедии (3), Рууд Купманс учился в Университете Вагенингена и политологии в Университете Амстердама, где в 1992 году защитил диссертацию по демократии снизу, новым социальным движениям и политической системе в Западной Германии.

  • С 1994 по 2004 год он работал в Wissenschaftszentrum Berlin für Sozialforschung (WZB).
  • С 2003 по 2010 год он был профессором социологии в Университете Врие в Амстердаме.
  • С 2007 года он возглавляет департамент миграции, интеграции и транснационализации WZB в Берлине.
  • В 2013 году он был профессором социологии и миграции в Институте социальных наук Университета им. Гумбольдта и назвал политику Ангелы Меркель в отношении беженцев «абсолютным провалом».
  • В июне 2017 года вышла его книга «Ассимиляция или мультикультурализм? Условия успешной интеграции "(LIT-Verlag), предоставляющая обзор результатов его исследования на немецком языке. Он также опубликовал статьи о социальных движениях, правом экстремизме и европейской интеграции в дополнение к миграции и интеграции. Он является одним из наиболее цитируемых европейских социологов на немецком и голландском языках.

Политическое измерение ислама


На мой взгляд, в анализе хорошего и смелого учителя отсутствует существенный элемент: намерение. Возможно, я ошибаюсь, но я чувствую, что концепция намерения сильно присутствует в моем политическом мышлении, а не в анализе, с которым я сталкиваюсь. Также, профессор рассматривает интеграцию только в ее социальном измерении, а не в политическом. Он не задает себе вопрос: «Что они здесь делают? Почему мусульмане расширили свое присутствие по всей Европе?"

Если, как он говорит, и мы замечаем, что многие мусульмане толкуют Коран буквально, то центральное послание ислама состоит в том, чтобы колонизировать мир, чтобы создать Халифат, чтобы ислам господствовал на земле. Я не вижу другого мотива для того, что мне видится издалека как продолжающееся вторжение, и я отмечаю, что запрет, введенный вообще и жестко подавленный, чтобы об этом говорить, дает указание на то, что это тревожная ситуация.

Если бы массовая иммиграция была экономической, мусульмане мигрировали бы в богатые страны Персидского залива, где поощрялось бы их желание оставаться близкими к своей культуре и религиозным традициям.

А что мы видим? Они не мигрируют в страны Персидского залива, даже когда они сунниты, находятся в опасности и бегут из соседних стран. Они предпочитают риск опасного и дорогостоящего перехода по Средиземному морю. Это совсем не логично. А послушать активистов, уроженцев Республики, то мусульмане подвергаются притеснениям, террору, насилию, они жертвы исламофобии и дискриминации. Почему же тогда они выбирают эту жалкую судьбу?

Еще более нелогично, что странам Персидского залива приходится ввозить миллионы иностранных рабочих для создания инфраструктуры страны. Почему они не обращаются к алжирцам, марокканцам и тунисцам, которые хотят покинуть страну для лучшего будущего, или к ливийцам, иракцам, йеменцам и сирийцам, спасающимся от войны?

Это создает множество аномалий и несоответствий, если, конечно, не взглянуть на эту иммиграцию с точки зрения обязательств, содержащихся в Коране. Тогда все вдруг становится более логичным.

Для меня, отрицание вторжения — это пропаганда, страх или добровольная слепота. Но опять же, может, я не прав. Шепните словечко, чтобы сказать, что вы думаете.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ