"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Сирийские беженцы, оказавшиеся в Турции, сталкиваются с негативной реакцией.

Настроение в Турции изменилось из опасений конкуренции за рабочие места и из-за культурных различий.


Image: Men chat in front of a real estate agency in Istanbul which has Arab
Со своими красочными вывесками, вспыхивающими огнями и тентами,
с надписями на арабском языке, часть района Фатих в Стамбуле была
названа «Маленькая Сирия». (Фото автора: Emrah Gurel / AP file)
Kristina Jovanovski, 18 марта 2019

СТАМБУЛ - Махмуд Мактаби был звездой национальной сборной Сирии по баскетболу, когда ему еще не было 20 лет, а потом он забыл свои мечты и сбежал из своей истерзанной войной родины.

Мактаби, уроженец Алеппо, прибыл в соседнюю Турцию в 2013 году, оставив позади свою большую семью. Их дом был позже разрушен бомбой.

Мактаби учился на инженера в Стамбуле и присоединился к команде университета, чтобы помочь себе интегрироваться.

Однако разговор с поваром во время завтрака в его общежитии заставил его осознать, что он здесь не для всех желанный.

«Он ко мне подошел и сказал: «Послушай, что ты здесь делаешь? Возвращайся и сражайся в Сирии», — вспоминает Мактаби, которому сейчас 27 лет.

Ему так часто приходилось слышать выражение подобных чувств от водителей такси и в магазинах, что Мактаби теперь избегает раскрывать свою национальность.

«Когда они слышат, что я сириец, они начинают плохо ко мне относиться", — говорит он, сидя в ресторане, организованном другим беженцем, «они проявляют свой гнев, не знаю, почему». Харчевня является одной из многих в этом районе, известные как «Маленький Дамаск», «Маленький Алеппо» или «Маленькая Сирия», в зависимости от того, кого вы спрашиваете.

В консервативном районе Фатих, где поселились многие беженцы, улицы заполнены магазинами, торгующими сирийскими духами, ювелирными изделиями, продуктами питания и специями.

Вывески на арабском языке обычно указывают на то, что владельцы — сирийцы, и что вы находитесь в районе, отличном от большей части Турции, где используется латинский алфавит.

Таких вывесок становится все больше к беспокойству многих.

По данным ООН, в Турции проживает самое большое число беженцев в мире, в том числе, более 3,6 млн. зарегистрированных сирийцев.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган открыл границу своей страны для беженцев, когда в Сирии началась война в 2011 году, и представители его религиозно- консервативного правительства говорили о необходимости поддерживать собратьев-мусульман. А в понедельник отмечается третья годовщина исторической сделки с ЕС по прекращению потока мигрантов в Европу, в обмен на миллиард для поддержки беженцев в Турции.

Однако с тех пор настроение изменилось, и в настоящее время растет напряженность на фоне опасений конкуренции за рабочие места и из-за культурных различий. Это привело к редким объединяющим настроениям среди политических линий, которые сирийские беженцы должны в конечном счете покинуть.

Опрос, проведенный в конце 2017 года Стамбульским университетом Билги, показал, что 86% респондентов хотят, чтобы все сирийцы вернулись домой после окончания войны.

А в начале февраля местные СМИ сообщили, что между турками и сирийцами в районе Эсенюрт, еще одном районе, где поселились многие, произошла драка. В видео, опубликованном в сети, очевидно, о драке, изображена группа мужчин, которые скандируют: «Это Турция, а не Сирия!»

Ахмад Алхасан, 17 лет, ученик средней школы, выучил турецкий язык за пять лет, прошедших с тех пор, как он приехал из Сирии, но сказал, что над ним все еще смеются, когда решает говорить по-арабски публично.

Во время плавания Алхасана с его младшими двоюродными сестрами, к ним подошла группа турецких мужчин, которые назвали их арабским словом «осел», сказал Алхасан.

«Когда дело касается моей безопасности или безопасности тех, кто со мной, тогда это беспокоит меня», — сказал он.

Турция разделена на граждан, которые хотят, чтобы правительство отражало религиозные убеждения мусульманского большинства страны, и теми, кто стойко цепляется за светские корни республики, основанной на разделении между государством и религией.

Министр внутренних дел Турции в прошлом году сказал, что с 2011 года у сирийцев в приемной стране родилось 380 тысяч детей.

Некоторые в Турции с населением в почти 80 миллионов человек, опасаются, что такой приток приведет к тому, что светская культура будет отброшена.

Умит Оздаг, заместитель председателя националистической партии IYI, опасается, что Турция станет «ближневосточной страной».

Оздаг является законодателем из пограничного города Газиантеп, где четверть из его примерно 2 миллионов жителей — сирийские беженцы.Он говорит, что объединение всех сирийцев невозможно, и не только из-за необходимости изучать язык.

«Быть интегрированным», — сказал он, «значит быть готовым умереть за эту страну».

Унал Чевикоз от НРП, который в прошлом году бросил вызов Эрдогану в качестве кандидата в президенты от ведущей оппозиционной партии страны, выступил с обещанием отправить всех сирийцев обратно.

Чевикоз, законодатель и вице-председатель НРП по внешней политике, настаивал на том, что его партия не является анти-сирийской, но признает, что некоторые члены, возможно, выражали такие чувства.

Чевикоз говорит, что его партия хочет помочь стабилизировать Сирию, чтобы ее граждане добровольно вернулись.

Как НРП собирается сделать это? Разговор с сирийским президентом Башаром Асадом, кровавое подавление инакомыслия которого привело к бегству более 5 миллионов человек из страны. США прекратили подсчет убитых в ходе конфликта в начале 2014 года. Однако число погибших оценивается примерно в 500 тысяч человек.

«Это не вопрос морали. Это просто вопрос прекращения гражданской войны», — сказал Чевикоз.

Во время предвыборной кампании даже Эрдоган пообещал «облегчить возвращение домой всех наших гостей».

Однако Самир Хафез, сирийский член Партии справедливости и развития Эрдогана (ПСР), настаивал на том, что большинство беженцев, вероятно, останутся, но сказал, что «уход даже нескольких сотен тысяч» потенциально уменьшит давление на правительство.

«Турция хочет, чтобы они вернулись туда, где они прописаны", — добавил он.

Резкий экономический спад Турции при росте безработицы до 12,3% в последнем квартале 2018 года, может еще больше повлиять на общественное мнение о сирийцах.

Омар Кадкой, сирийский беженец и научный сотрудник аналитического центра Тепав в Анкаре, где он занимается вопросами миграции, сказал, что сирийцы стали удобным козлом отпущения.

Правительство выдает немногим сирийцам разрешения на работу, что привело к тому, что большинство из них работают нелегально, что позволяет работодателям платить им меньше, создавая впечатление, что сирийцы воруют рабочие места и снижают заработную плату.

Дезинформация, распространяемая через социальные сети, также частично виновата. В феврале правительство было вынуждено отрицать, что сирийцы поступают в университеты без экзаменов.

Кадкой сказал, что военное вмешательство Эрдогана в Сирию вызвало негативные чувства по отношению к беженцам.

«Местные жители начали говорить: «Ну, пока сирийцы здесь наслаждаются жизнью, наши солдаты проливают кровь за сирийскую страну».

У баскетболиста Мактаби нет планов возвращения в Сирию. Если он вернется, его могут заставить вступить в армию.

Вместо этого он создал канал на YouTube, чтобы создать свой профиль в качестве личного тренера.

Однако, хотя в прошлом году он стал турецким подданным, что позволило ему работать легально, он боится, что турецкие клиенты откажутся от него из-за того, что он сириец.

«Быть беженцем — значит не знать, что тебя ждет завтра», — сказал он.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

DQ