"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

«Желтые жилеты» во Фрнции: социальный протест, насилие и антисемитизм


Dr. Tsilla Hershco, 28 февраля 2019 года
Перспективы Центра BESA Документ № 1099

Резюме. Демонстрации «желтых жилетов» (gilets jaunes) превратились в сложную проблему для французского правительства и государства. Они раскрыли большой общественный гнев и разочарование и распространились по всей стране, не собираясь исчезать в обозримом будущем. Они также отметили себя широко распространенными актами насилия, включая серьезные случаи антисемитизма. Расширение масштаба демонстраций, вопреки усилиям президента Макрона, вызвали страх анархии, которая может перерасти в гражданскую войну. Французскому еврейству растущий антисемитизм напоминает темные процессы в Европе перед Второй мировой войной.

Франция переживает один из самых сложных периодов своей современной истории. Каждую субботу, начиная с 17 ноября 2018 года, десятки тысяч протестующих идут по всей стране, осуждая президента Эммануила Макрона и его правительство, а также полицию. Они требуют большей демократии, большего влияния и большего равенства в обществе, экономике и политике. Демонстрации начались с пенсионеров, живущих на севере Франции, начавших протест против роста цен на топливо. Оттуда они распространились по всей стране, включая Париж и главные города, становясь все более ожесточенными.

Повышение цен на топливо стало катализатором для выражения глубокой, давно копившейся горечи и гнева среди людей на периферии, которые а) видят снижение покупательной способности, б) получают недостаточные государственные услуги, по сравнению с гражданами в центре страны, и в) испытывают отсутствие эффективного общественного транспорта. Короче говоря, они чувствуют себя жертвами разрыва между центральным правительством и периферией. Они считают, что они систематически обмануты правительственной коррупцией и социальными элитами, которые, по их мнению, пользуются предпочтением.

Кроме того, демонстрации отражают глубокое разочарование значительной части французской общественности, которой избирательная система отказывает в надлежащем представительстве в парламенте. Это было особенно заметно на президентских выборах в мае 2017 года, когда отмечался самый низкий показатель голосования с 1969 года: более 25% избирателей не пришли на выборы и более 11% голосовали недействительными бюллетенями.

Крайне правые демонстранты утверждают, что избрание Макрона было средством предотвратить избрание Марин Ле Пен, и действительно, во втором туре выборов за Ле Пен проголосовало около 11 миллионов человек. На парламентских выборах в июне 2017 года Национальный фронт Ле Пен (Front National, или FN) увеличил свою численность с двух представителей до восьми из 577 членов парламента. Это не отражает реальной поддержки партии в районах за пределами крупных городов, где гнев в связи с экономическим положением Франции и ситуацией в области безопасности приводит к весьма существенной поддержке НФ.

После выборов, Ле Пен объявила о своем намерении создать боевую оппозицию «патриотов» против истеблишмента, который, по ее словам, поддерживает «глобализм». Поддержка ее партии, которая приняла название «Национальный слет» (Rassemblement National, или RN) выросла во время демонстраций «желтых жилетов», и теперь она возглавляет опросы по выборам в Европейский парламент, назначенные на 26 мая 2019 года. Ле Пен утверждает, что победа на этих выборах станет своего рода генеральной репетицией для французских президентских выборов и «демократической» возможностью заставить Макрона изменить свою политику. Жан-Люк Меланшон, лидер крайне левой партии «Непокорная Франция» (La France Insoumise, или LFI), которая имеет 17 представителей в парламенте, также часто призывает к «ненасильственному» гражданскому восстанию. Демонстрации «желтых жилетов» отражают разочарование молодым президентом. Во время своей предвыборной кампании Макрон подогревал надежды, рекламируя далеко идущие экономические реформы. Однако реформы, которые он поддержал, находясь у власти, вызвали широкую критику, которая затруднила их осуществление. У Макрона были также проблемы с осуществлением законодательных инициатив по ключевым вопросам, таким как нелегальная иммиграция и преступность в пригородах. И несмотря на его стремление быть президентом как правых, так и левых, он подвергся резкой критике с обеих сторон. Его реформы воспринимаются как приносящие пользу богатым, и он считается чрезвычайно высокомерным, называя себя «Юпитером».

В условиях драматической политической поляризации между крайне левыми и крайне правыми, ослабления партий центра и почти полного исчезновением партий прошлого, Макрон не смог представить реальной альтернативы. Его новая партия «Республика на марше» (La République en marche, или LREM), которая получила солидное большинство на парламентских выборах в июне 2017 года, включает в себя множество делегатов, которым не хватает политического опыта или существенной элеткоральной базы. Еще до беспорядков «желтых жилетов», общественная поддержка президента резко сократилась до 29% (в сентябре 2018 года). В начале декабря 2018 года, когда начались массовые демонстрации, поддержка Макрона упала еще ниже — до 23%.

Демонстрации «желтых жилетов», наоборот, вызвали значительную симпатию общественности и СМИ. У французов исторически сложилась тенденция романтизировать народные протесты, как это было со студенческими демонстрациями 1968 года. Демонстрации и забастовки рабочих организаций обычно также вызывали симпатию общественности, несмотря на трудности, которые они вызывали, и насилие, которое иногда их сопровождало.

Демонстрации «желтых жилетов» отличаются от прошлых. Они продолжаются в течение длительного времени, происходят по всей стране, и неясно, когда они закончатся. «Желтым жилетам» еще предстоит представить руководство и пакет последовательных требований, что затрудняет переговоры о прекращении кризиса. Плакаты, которыми размахивают демонстранты, говорят об общих требованиях справедливости и экономического равенства, высоких налогах на богатых и «референдуме по гражданской инициативе» (Referendum initiative citoyenne, или RIC) по основным вопросам правительства и экономики. Однако из-за острых разногласий в их среде, «желтые жилеты» до сих пор не смогли создать новую политическую основу и не смогли составить список кандидатов для участия в выборах в Европейский парламент.

Широкая общественная поддержка «желтых жилетов» начинает ослабевать. Демонстранты причинили ущерб государственной и частной собственности: были разграблены магазины, сожжены автомобили, атакованы полицейские, заблокированы основные дороги и предприняты попытки проникнуть в общественные здания и правительственные учреждения.

Акты насилия и вандализма были совершены радикальными левыми, радикальными правыми, анархистами и мятежниками из пригородов, которые присоединялись к демонстрациям, которые должны были проводиться ненасильственно, по определенному маршруту и под надзором полиции. На определенных этапах, обычно, когда демонстранты уже собираются разойтись, радикальные элементы провоцируют стычки с полицией и уходят на улицы, которые не являются частью утвержденного маршрута, где они совершают грабежи и разрушения.

Радикалы выкрикивают лозунги против истеблишмента, требующие не только отставки Макрона, но и полного пересмотра правительственной и экономической системы Франции.

Во время протестов крайние левые направляют свои атаки на магазины, универмаги, банки, страховые агентства и автомобили, которые они считают символом капиталистического истеблишмента. Они также пытались нанести ущерб национальным символам, таким как Триумфальная арка, Национальное собрание и Сенат. 5 января 2019 года четверо «желтых жилетов» использовали грузоподъемник, чтобы прорваться через ворота здания официального представителя правительства, заместителя министра Бенджамина Гриво, который был эвакуирован сотрудниками службы безопасности в состоянии паники. Этот инцидент вызвал негодование как со стороны властей, так и общественности, и примерно через месяц лица, принимавшие участие в нападении, были арестованы.

Еще один инцидент, вызвавший протест, произошел 9 февраля 2019 года, когда демонстрант поджег автомобиль "Сил бдительности", которые обязаны защищать граждан от террористических нападений. Демонстранты также повредили ограду вокруг Эйфелевой башни, предназначенную для защиты от террора. Эти акты насилия вызвали резкую реакцию, особенно у тех в стране, кто обеспокоен терроризмом и опасается возможного возвращения десятков французских граждан, присоединившихся к ИГИЛ. В ходе нападения с применением пистолета и ножа возле Рождественского базара в Страсбурге 11 декабря 2018 года, один из исламских террористов убил и ранил многих.

Реакция французского правительства на демонстрации включала уступки и попытки диалога, с одной стороны, и ужесточение полицейских методов, с другой. Осуждая насилие, Макрон взял на себя ответственность за сложившуюся ситуацию, справедливо подчеркнув, что проблемы развивались в течение многих лет до его президентства.

Макрон отменил повышение налогов на топливо, которое должно было стать частью реформ, направленных на ограничение вреда, причиненного глобальным потеплением, и на переход к зеленой энергии. Он также объявил о мерах по повышению покупательной способности неблагополучных секторов, как отмене решения об увеличении налогов для большинства пенсионеров, отмене налогов на сверхурочную работу и повышение минимальной заработной платы на сто евро. Кроме того, Макрон принял участие в публичных дебатах по всей Франции по различным отраслевым проблемам и выразил готовность провести референдум, который, независимо от того, что требуют демонстранты, именно правительство решит, какие вопросы будут включены. Однако он сказал, что не поддержит упрощенный референдум с ответами «да» или «нет». Меры Макрона получили положительную реакцию французской общественности, о чем свидетельствует повышение его рейтинга в январе 2019 года до 35%.

Параллельно с экономическими конфетками, французские власти применили жесткую тактику в отношении демонстрантов, проявивших насилие, включая брандспойты, гранаты со слезоточивым газом и даже резиновые пули, которые тяжело ранили отдельных демонстрантов и вызвали осуждение Министерства внутренних дел и полиции. В начале января 2019 года, премьер-министр Эдуард Филипп инициировал жесткое законодательство, направленное на борьбу с демонстрантами, применяющими насилие, в том числе запрет на маскировку лиц, открытие уголовных дел против участников не разрешенных демонстраций, осуждение вандалов за причиненный ущерб и проверку досье участников для выявления оружия и опасных предметов.

Несмотря на конфетки и готовность Макрона учитывать требования демонстрантов, демонстрации с применением насилия не прекратились, и преобладает мнение, что они будут продолжаться. Продолжающиеся субботние демонстрации привели к ранениям сотен полицейских и гражданских лиц и гибели 18 мирных жителей. Тысячи были арестованы и быстро преданы суду. Очень большой экономический ущерб был причинен государственной собственности и многим французским гражданам. Экономисты подсчитали, что финансовые конфетки приведут к потере более 10 миллиардов евро, не считая ущерба, нанесенного государственной и частной собственности.

Во многих случаях насильственные демонстрации включали также жестокие акты антисемитизма. Как крайне правые, так и крайне левые демонстранты обвиняли Макрона в том, что он якобы поддерживает евреев или контролируется ими. 2 ноября 2018 года, во время ультраправой демонстрации в Страсбурге, проходившей недалеко от Большой синагоги, были слышны глумливые насмешки, направленные на верующих. Принадлежащий евреям магазин бубликов был покрыт нацистской символикой и глумливыми насмешками. 16 февраля 2019 года, радикальные демонстранты напали на философа Алена Финкелькраута с криками и проклятиями, назвав его «грязным жидом и израильской подтяжкой», и полиции пришлось проводить его до дома. Финкелькраут сказал, что нападавшие были исламистами, и говорил также о «лицемерии» крайне левых, которые поддерживают их и присоединяются к их антисемитизму с кажущимися моралистическими оправданиями противодействия расизму и «оккупации».

Эти инциденты вызвали серьезную критику и шок среди властей, средств массовой информации и значительной части общественности. 19 февраля в Париже, прошла массовая демонстрация против антисемитизма, всего через несколько часов после того, как почти 80 могил были осквернены на еврейском кладбище недалеко от Страсбурга. Рост французского антисемитизма на 74% за последний год, особенно, с демонстрациями «желтых жилетов», вызвал глубокую тревогу среди французских евреев, которые говорят, что осуждений и контр-демонстраций недостаточно, и вместо этого, требуют строгих наказаний.

Акты насилия и вандализма подорвали доверие к способности правительства обеспечить покой своих граждан и нанесли ущерб имиджу Франции и ее статусу в Европе и мире. Продолжающиеся насильственные демонстрации могут привести к анархии и даже к гражданской войне между левыми и правыми радикалами. Массовые демонстрации могут также стать моделью для нападок на другие демократические режимы в Европе и за ее пределами.

Франции придется быстро и решительно разобраться с вопросами, связанными с ограничением свободы слова и собраний. Циничное и искаженное злоупотребление этими свободами подрывает основные права молчаливого большинства и ставит под угрозу безопасность, свободу передвижения и занятий, владение имуществом и стабильность демократического режима.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

DQ