"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Передача Газы Аббасу ничего не решит


Генерал-майор (рез.) Гершон Хакоэн
Перспективы Центра BESA Документ № 1132, 4 апреля 2019 г.

РЕЗЮМЕ: свержение ХАМАСа и передача власти в Газе Махмуду Аббасу не приведут к решению проблемы Газы. В конце концов, именно Ясир Арафат, предшественник Аббаса на посту лидера ООП, превратил Газу в неистребимый террористический очаг, поправ все соглашения, подписанные им в Осло. Решение проблемы Газы лежит не в Рамалле, а в историческом районе сектора — на Синайском полуострове.

Когда единственная ракета, запущенная из Газы по центру Израиля, вынуждает премьер-министра Израиля отменить ряд важных встреч в Вашингтоне и поспешно вернуться в Иерусалим, становится ясно, что сектор стал основной стратегической угрозой, а не проблемой сдерживания террора. И все же, хотя публичный дискурс о последнем пожаре вращался вокруг желательного ответа ЦАХАЛа на растущую наглость ХАМАСа, при общепринятых рекомендациях, начиная с нанесения жесткого удара, который «восстановит утраченное сдерживание», до кампании за победу над ХАМАСом, стоит взглянуть шире на то, как проблема Газы вообще возникла.

Город в тупике


Нынешняя тенденция заключается в том, что проблема Газы возникла у беженцев, появившихся там после Войны за независимость 1948 года. Однако было бы более разумным вернуться на несколько шагов еще дальше назад и проанализировать тысячелетнее географическое положение города как промежуточную станцию на древнем шоссе: между Азией и Африкой, между Месопотамией и Египтом.

Без этого основного пути в качестве ее источника, Газа не сможет вернуться к тому, чем она была. Даже после того, как в 1906 году, была проведена международная граница между Великобританией (которая контролировала Египет с 1882 года) и Османской империей, движение через Газу не прекращалось. При создании Государства Израиль, этот древний путь был заблокирован, Египет — оторван от арабского востока (машрика), Газа — превращена в тупик на краю египетской территории. Израильско-египетский мирный договор от марта 1979 года значительно обострил проблему Газы. Сделав хитрый ход, президент Анвар Садат перевел проблему Газы исключительно на усмотрение Израиля. После того, как израильский город Ямит и соседние деревни были стерты с лица земли, а Синай — полностью отдан под суверенитет Египта до международной границы 1906 года, Газа больше не могла развиваться на запад в потенциальное открытое пространство между Рафиахом и Эль-Аришем. Таким образом, сектор был закрыт в египетском направлении и оставлен на пороге Израиля в качестве городской скороварки на грани взрыва.

Таким образом, Садат запихнул в один поезд преобразование Газы и Западного берега в единое целое и сделал Израиль единственно ответственным за решение палестинской проблемы на территориях, которые он занимал. Как заявил министр обороны во время египетско-израильских мирных переговоров, Эзер Вейцман, в десятую годовщину мирного договора: 

«У меня такое чувство, что [премьер-министр Менахем] Бегин сидит дома не по причинам, которые принято считать [то есть, война в Ливане 1982 года], а потому, что он понял, что подписав Кэмп-Дэвидские соглашения 1978 года, он поставил будущее «Великого Израиля» в деликатную ситуацию, если не под угрозу». 

Соглашения Осло 1993 года и создание Палестинской администрации еще больше обособили сектор Газа по сравнению с правительственным и экономическим центром в Рамалле. Поэтому обсуждение стратегического решения проблемы Газы должно начинаться с географического фона, который породил бедствие в секторе, как территории без выхода. Даже если ЦАХАЛ отстранят ХАМАС от власти, тяжелое положение в Газе будет продолжаться, и для этого потребуется решение, которое не может быть найдено исключительно в сфере ответственности Израиля.

А что произошло после переворота?


С годами вопрос о цели наземной операции в Газе стал сложной дилеммой. Можно увидеть, насколько все изменилось, просто прочитав определение ЦАХАЛа о цели наступления в его основной боевой доктрине: «Наступление стремится навязать изменение существующей политико-стратегической реальности, применяя суверенитет завоевавшего государства к завоеванной территории».

В этом заключается главный вопрос, остающийся без ответа: желательно ли для Израиля завоевывать Газу и восстанавливать свое правление, как в дни до Осло? Если нет, то военное поражение ХАМАСа требует ответа на вопрос о том, кому предоставить контроль над сектором? Должен ли Израиль жертвовать своими сыновьями, чтобы преподнести Махмуду Аббасу Газу на серебряном блюде Махмуду Аббасу? В конце концов, именно Ясир Арафат, предшественник Аббаса на посту лидера ООП, превратил Газу в неискоренимый террористический очаг в результате грубого нарушения подписанных им соглашений Осло.

Такое затруднительное положение не является уникальным для Израиля. Через несколько недель после терактов 11 сентября американская армия в ответ нанесла удары по талибам в Афганистане. С этого момента, американские войска вместе с войсками НАТО увязли в тщетной попытке создать в стране стабильное правительство. ЦАХАЛ, несомненно, способен победить ХАМАС, но это вполне может стать пирровой победой. Ирония заключается в том, что те, кто стремится к победе в Газе, — это те же люди, которые выступают за полный уход с Западного берега, основывая свою готовность принять на себя риски безопасности, связанные с таким выводом, из следующих четырех ключевых предпосылках:

• Территориальное разделение, включая массовую эвакуацию еврейских кварталов, определит границы, уменьшит точки трений и будет способствовать стабильности.

• Если стабильность будет подорвана до уровня недопустимой угрозы безопасности, ЦАХАЛ нанесет упреждающий удар, который уничтожит угрозу со стороны предполагаемого палестинского государства.

• ЦАХАЛ с его постоянным превосходством сможет устранить такую угрозу безопасности в течение нескольких дней.

• Выход с Западного берега и прекращение «оккупации» обеспечат широкую международную поддержку израильских военных операций такого рода.

Ситуация с безопасностью после одностороннего ухода 2005 года из Газы в целом и насилие в прошлом году в частности (от беспорядков вдоль пограничной ограды до зажигательных воздушных шаров и перестрелок между Израилем и ХАМАСом) подчеркивают пустоту этих предположений и существующую угрозу, сопутствующую их принятию.

Не менее важно, что это имеет далеко идущие последствия для разработки израильской стратегии в Газе, а именно, что решение проблемы сектора не должно исходить из Рамаллы. Вместо этого центр тяжести для решения палестинской проблемы следует переместить из Рамаллы в Газу с целью создания экономических и инфраструктурных связей между Газой и ее историческим внутренним районом — Синайским полуостровом.

Генерал-майор (рез.) Гершон Хакоэн — старший научный сотрудник Центра стратегических исследований Бегина-Садата. Он служил в Армии Обороны Израиля в течение сорока двух лет. Командовал войсками в боях с Египтом и Сирией. Ранее он был командиром корпуса и командующим Военными колледжами ЦАХАЛа.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

DQ