"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Обучение политическому исламу с Биллом Уорнером: крестовые походы и джихад


Самая большая проблема возникает тогда, когда речь заходит об исламской истории и идеологии, в которых мы проявляем глубокое и профессиональное невежество. Просто поразительно, как много об этом неизвестно, ни в университетах, ни в церквях.

Всем привет! С вами Apostate Prophet.

Сегодня я пригласил очень важного человека, которого давно ждал. Доктор Билл Уорнер, который в этом году проделал очень большую работу, связанную с исламом, особенно, в области, которую он называет «Политическим исламом».

У него также есть отдельная работа, посвященная теме «Крестоносцы против джихада», о чем я тоже хочу поговорить с ним сегодня.

Позвольте мне сейчас прямо обратиться к нему, чтобы он мог представиться и начать разговор.

Здравствуйте, доктор Билл, как поживаете?


Bill Warner. Очень хорошо и счастлив быть здесь, с Вами. Позвольте мне сделать личное заявление. По моему мнению самые великие герои на земле — это те, кто покинул ислам, а потом обратился к людям, и вы как раз один из таких героев.

Apostate Prophet. Спасибо большое, я это очень ценю. Я бы хотел перейти непосредственно к вашей биографии, что является самым важным для понимания. Вы относитесь к научным кругам. Вы — доктор наук. Расскажите нам подробнее о Вашей биографии.

Bill Warner. Ну, для этого нам необходимо вернуться ко времени моего детства. Я воспитывался в глубоко религиозной семье, где христианство, которое мы практиковали, было основано на буквальном понимании текстов, за что нас окрестили «проповедниками». Так что с самого раннего возраста я изучал Ветхий и Новый Заветы. Когда я покинул родительский дом, одним из моих самых больших интересов был мистицизм. Так что первый мой контакт с исламом произошел через суфизм, который я изучал около года. Однако во всем этом были какие-то темные углы, о которых никто не говорил. Позже я понял, что это были шариат и джихад, поэтому я ушел.

Много позже в моей жизни, уже став профессором, я имел множество студентов-мусульман. Я понимал, что для того, чтобы по-настоящему понять кого-то, надо знать религию, поскольку религия формирует характер, личность, мораль, даже историю и культуру.

Так что я засел за чтение Корана, который я хоть и читал раньше, но фрагментарно и урывками, и прочитал его от корки до корки. А потом, прочитав о жизни Мухаммеда, я воскликнул: «Ой, да у нас проблема!»

Таким образом, 9/11 2001, когда я увидел, как второй самолет врезался во вторую башню, я сказал: «Это джихад, ислам уже здесь». И то, что я решил сделать, это посвятить свою жизнь тому, чтобы идеология ислама стала легко понятной отчасти потому, что я ученый, и отчасти потому, что люблю преподавать, опираясь на фундаментальные факты по данному вопросу, и это заставило меня начать.

Apostate Prophet. Это все очень интересно. Я не знал о суфизме, так как не рассказывал Вам о своем прошлом, но, когда я был мусульманином, я был членом суфийского ордена.

Bill Warner. Неужели!

Apostate Prophet. Да.

Bill Warner. Кто бы мог подумать, что у нас это общее!

Apostate Prophet. Я о Вас этого не знал. Я был членом ордена почти 3 или 4 года, решив в него вступить. Я был так влюблен в него. Потом я осознал, что в нем было так много ошибочного, и он мало, чем отличался... почти совсем не отличался от того, что мы называем «фундаментализмом» в современном исламе. Просто методы разные.

Bill Warner. Совершенно, верно.

Apostate Prophet. Однако верования, в частности, вера в джихад и насилие, как и легальность исламского фундаментализма, присутствуют также и в самом суфизме. Это не только о том, чтобы любить и быть приятным.

Bill Warner. И это я тоже обнаружил.

Apostate Prophet. Дело не в том, чем вы заняты профессионально, а в том, что придает вам энтузиазма вступить в это, сохранить титул и просвещать мир относительно ислама?

Bill Warner. Ну, поскольку я сначала прочитал Коран, я прочитал также хадисы и Сиру. Я понял, что для многих эти книги были непроницаемы, и их даже не собирались изучать. Тогда я решил попытаться свести всю доктрину ислама — Коран, Сиру и хадисы в единое целое, так, чтобы любой мог ее понять. Я пишу для... подростки в средней школе — моя воображаемая аудитория, поскольку я собирался сделать вещи простыми и легкими для понимания. Для меня, сделать Коран понятным, было неким интеллектуальным проектом, подобным гигантскому пазлу, и я был решительно настроен, как я сам себе говорил, сломать код, чтобы сделать его легким для понимания, что я и сделал.

Таким образом, я увидел всю идеологию ислама как нечто достойное интеллектуального решения, в частности, мне как ученому. То, что было необычным для меня, — это такие вещи, как, скажем, 89 стихов Корана, в которых говорится, что Мухаммад — идеальный образец для всех людей, с которого надо строить свою жизнь, что составило 51% всего этого... Я говорю о суммарной процентности, поскольку я пишу для западной аудитории. Моей задачей было сделать это все очень простым для понимания.

И позвольте мне сказать после проведения, не знаю, сколько времени в университетах, что средний профессор пишет не для того, чтобы быть простым для понимания. Он пишет для того, чтобы вы могли оценить, насколько он умен, а потому говорит с людьми, пришедшими сюда поговорить друг с другом, тогда как мне интересно иметь дело с обычными людьми. Так что моей интеллектуальной задачей было упростить предмет, который прежде был сложным.

Apostate Prophet. Такая затея мне очень нравится. Я делаю то же самое или близко к этому на Ютубе, где стараюсь делать все легко понимаемым и сжатым. Я считаю, что в настоящее время это лучший путь информировать людей по поводу ислама. Нет никакого смысла использовать в разговоре громкие слова, вдаваться в пространные объяснения вещей, которые люди не понимают. Так, что я это очень ценю.

Я хочу коснуться того различия, которое вы делаете между исламом, мусульманами и политическим исламом. Вы часто подчеркиваете, что говорите о политическом исламе. Можете ли Вы разъяснить это нам?

Bill Warner. Ну после того, как я прочитал исламские священные тексты — Коран, Сиру и хадисы, я был кое-чем впечатлен. К этому времени я уже изучил буддизм, провел полтора года, изучая Тору в ортодоксальной синагоге. Что меня поразило в исламе по мере того, как я читал, что это как, если бы вы читали буддистские сутры. Там написано, как быть лучшим буддистом и описывается буддистский взгляд на мир, а когда вы читаете исламскую доктрину, то большая ее часть касается меня как неверного, кафира.

Так что я сказал себе, что, если я вне религии, то я никак не могу быть замешан с религией ислам, но ислам замешан со мной, так что я это назвал интерфейсом между исламом и политическим исламом неверных, поскольку это не религиозный ислам, это закон. Я рассматриваю религиозный ислам как практики, которые приводят мусульманина в рай, помогая избежать ада.

Apostate Prophet. Я бы хотел подойти к кое-чему специфическому, что Вы делали прежде, и о чем я упоминал в начале этого видео. Это Крестоносцы против джихада. Я хочу, чтобы мы это очень быстро рассмотрели вместе.

Bill Warner. Когда бы вы ни имели дело с апологетом ислама или даже мусульманином, и ни затрагивали тему джихада, вам сразу кидают: «А что насчет этих ужасных крестоносцев? А что, для джихада есть моральное оправдание. Я имею в виду, что мы такие же плохие, как и они, так что давайте не будем говорить о джихаде, ладно? Давайте лучше поговорим о крестоносцах».

Ладно, о чем бы мы ни хотели говорить, существуют факты, и оказывается, после того как я сел и собрал некоторые работы, я создал базу данных из 548 баталий, которые вел Ислам — джихадистских баталий против классических цивилизаций. И это даже не все баталии: там нет ничего об Африке или Индии, Афганистане и пр.

Это, прежде всего, баталии, которые велись против классической цивилизации Рима и Греции.

Я создал нечто, что я назвал «динамичной военной картой», на которой вы видите Средиземноморье, и белая точка обозначает новую битву за период в 20 лет. То есть, каждая смена кадра — это двадцатилетний период.

И вот здесь начало...

Ислам вырывается из Аравийского полуострова и немедленно начинает нападения на Ближний Восток.

И заметьте, им не потребовалось много времени, чтобы пересечь Средиземное море и напасть на южную Францию и Испанию.

Когда большинство людей думают об исламе, они думают об арабах, думают об арабах, думают о пустынях, и вот мы уже видим, что ислам распространил свою власть по всему Средиземноморью. Обратите внимание, каким ударам подверглись мелкие острова Средиземного моря.

Исламский флот подвергал нападениям прибрежные города, убивая, грабя, насилуя и забирая рабов. По мере того, как разворачивается эта карта баталий, вы видите захват рабов. Более миллиона рабов были угнаны из Европы в исламский мир.

Это то, о чем вы никогда особенно не задумывались, но это абсолютная истина.

Только в одной Испании произошло более 200 баталий, однако, мы видим на побережье Турции, что ислам стремится также прорваться в Европу.

Теперь происходит то, что в Испании борьба продолжалась на протяжении 400 лет, и христианам удалось отбросить мусульман.

Но тут случилось так, что на востоке пал Константинополь, и теперь Восточная Европа подверглась ударам. Теперь джихад пришел в Восточную Европу. Его вытеснили из Испании.

Теперь Африка полностью исламская, Ближний Восток полностью исламский. Теперь кругом джихад, неустанный джихад, и почему же он такой неустанный?

Ну, сам Мухаммед неустанно вел джихад, а эти люди хорошо изучили Ислам.

И, таким образом, он вновь и вновь направляется против кафиров.

Уже вошло в традицию, что, когда султан приходит к власти, совсем новый султан, он немедленно начинает делать попытки развязать новые войны для того, чтобы быть отмеченным в исламской истории по тому, как хорошо он воевал против кафиров.

Вот так выглядел джихад в то время. 548 баталий.

Однако имейте ввиду, что как только вы затронете тему джихада, тут же вспомнят о Крестоносцах, поэтому я приготовил динамичную военную карту наступательных набегов Крестоносцев.

Давайте на нее посмотрим и сравним. Итак, начнем…

Крестоносцы вошли на Ближний Восток, в Турцию.

Происходят баталии, но вы заметили, что их гораздо меньше, чем вы ожидали?

Вот так мы продвигаемся, происходят последние сражения, и наступает конец Крестовому походу.

А теперь, давайте поговорим о некоторых фактах. Да, Крестовые походы имели место, однако, не забывайте, что они прекратились столетия назад, тогда как джихад совершается и сегодня.

Вот уже 1400 лет, как джихад сопровождает нас. Между джихадом и Крестовыми походами не может быть сравнения, по крайней мере, морального, и не упускайте из виду, что в определенном смысле, все эти Крестовые походы носили оборонительный характер. Почему?

Ну, как мы уже успели увидеть на первых картах джихада, это ислам вышел из Аравии и завоевал Ближний Восток, христианский Ближний Восток. Так что Крестоносцы пытались освободить своих христианских братьев и сестер от джихада.

Так что, никакого морального сравнения вообще быть не может.

Мотивацией Крестоносцев было освобождение христиан, а целью джихада было поработить неверных.

В следующий раз, когда кто-то из вас услышит разговор об этих страшных Крестовых походах, а вы уже видели факты по этому делу, почему бы вам не вмешаться и не сказать: «На самом деле, вы ничего не знаете об этом деле».

Apostate Prophet: Доктор Билл, все очень просто. Когда я увидел это в первый раз, я решил, что это самое лучшее, что я видел до сих пор по поводу Крестовых походов против джихада. Все очень понятно и так хорошо видно, что даже самый плохо информированный человек сможет, посмотрев на это, правильно понять, что Вы имеете ввиду и что тогда происходило. Точно понять всю дискуссию, в общем и целом, на тему о том, что «но мы же совершили Крестовые походы», которая совершенно ошибочна. Я бы хотел поговорить немного больше об этом.

Как Вы полагаете, почему люди вбили себе в голову мысль, что Европа должна быть…, должна нести ответственность за всю крестоносную историю, хотя мир полностью игнорирует обширную историю джихада исламского мира, который начался еще до Крестоносцев и закончился, спустя долгов время после них?

Bill Warner. То, с чем мы имеем здесь дело — это отсутствие рационального мышления. Я — ученый и все что можно, основываю на фактах. Например, эти два видео были сделаны, когда я понял, что начал некое исследование, но большая работа была проделана гораздо раньше, когда я все это раскапывал.

Те 548 баталий, которые я каталогизировал, создают проблему, как показать эту информацию. Я пришел к мысли создать динамичную военную карту. Я это сделал с целью показать европейцам и христианам, почему они не могут продолжать осуждать Крестовые войны, когда есть другие вещи, которые следовало бы осудить в связи с этим. Другое дело, что на Западе есть разногласия, была война между католицизмом. и протестантизмом, и я думаю, что протестанты были одними из тех, кто принес идею крестовых походов, потому что католики ... те, кто участвовал в Европе, были католиками. Однако с моей стороны, это всего лишь догадка.

Гораздо более серьезная проблема заключается в том, что, когда дело доходит до исламской истории и идеологии, мы проявляем глубокое и профессиональное невежество. Поразительно, как много неизвестно об этом в университетах и церквях. Можете придти в церковный университет и убедиться, что они там ничего не преподают относительно смерти христианства, не говоря уже о Крестовых походах. Большая часть христианства была уничтожена, а христиане не знают об этом.

Я же считаю, что ислам — это огромная тема, которая остается как следует не изученной простыми людьми. 

Apostate Prophet. Из моего собственного опыта, из моих собственных знаний я бы хотел к этому добавить, поскольку я пришел из исламского мира, в котором я пробыл более 10 лет, что в нем есть коллективный дух. Исламский мир постоянно хочет объединиться, никогда не признает своих ошибок, как в случае с Израилем, например, никогда не признает своих ошибок и стремится распространить идею о том, что исламский мир всегда прав, а все остальные всегда плохие. Благодаря этому, мы можем видеть, что в исламском мире, в мире с 1400-летней кровавой историей, люди могут говорить о том, какими плохими были Крестоносцы. 

Bill Warner. Одной из вещей, которые я узнал, при моем знакомстве с исламом, поскольку нам предстоит коснуться Мухаммеда, это то, что Мухаммед был всегда прав, кафиры всегда неправы, и я узнал во время обсуждений с мусульманами, что мусульмане всегда правы, а кафиры всегда неправы. И я действительно не могу понять ислам, поскольку, если бы я его понял, то был бы мусульманином. Так что то, что я не мусульманин, является доказательством того, что я не понимаю ислам.

Apostate Prophet. Ну, даже если Вы раньше понимали ислам, если Вы бывший мусульманин, как я, это внезапно превращается в «Вы по-настоящему никогда не были мусульманином, Вы по-настоящему никогда не понимали ислам, поэтому Вы его покинули».

Bill Warner. Что Вы говорите!

Apostate Prophet. Это никогда не бывает их виной, это никогда не бывает виной ислама, а всегда ваша и моя ошибка.

Bill Warner. Значит, мы сошлись во мнении.

Apostate Prophet. Да. Следующей темой, которую я хотел бы затронуть — это тема рабства. Вы ее уже затрагивали в своем видео, но мне кажется, что это очень интересная тема. На моем канале я потратил много времени, говоря об этом. На Западе мы уделяем много времени и внимания трансатлантической работорговле, тому, как белые европейцы порабощали чернокожих или даже весь мир, тогда как на самом деле, если мы заглянем в историю, если тщательно проанализируем историю, то увидим, что трансатлантическая работорговля — это нечто жалкое по сравнению с работорговлей в исламском мире, которая началась задолго до того, как возникла работорговля в христианском мире, и закончилась длительное время спустя после исчезновения рабства в христианском мире.

Bill Warner. Прежде всего, позвольте мне сказать, что университет, в котором я преподавал в течение 8 лет, был исторически колледжем для черных, и они были очень чувствительны к концепции рабства. Единственная теория рабства, которую они преподавали, был злой белый человек на деревянном корабле. Это было все, о чем разрешалось говорить относительно происхождения рабства. И снова я интуитивно чувствовал, что рабство было чем-то гораздо более эндемическим, чем просто злой белый человек на деревянном корабле. Есть, кстати, замечательная книга, написанная Джоном Азумой, африканцем, который писал о влиянии рабства…, о том, как ислам, который он называет «арабским», как арабский ислам повлиял на рабство в Африке.

Я, хоть и читал ее, не помню точного названия, однако, теперь уже есть книги, которые представляют неопровержимые факты того, что работорговцем был ислам.

Давайте теперь прямо перейдем к Сунне Мухаммеда. У него были белые рабы, черные рабы, арабские рабы, сексуальные рабы, он продавал рабов оптом, покупал и продавал их оптом, пытал… и молился, пока их пытали. У него были свои, личные рабы. Нам известно из хадиса, что некоторые рабы в его семье были чернокожими. Так что мы имеем здесь факт того, что Мухаммед был рабовладельцем, так что по Сунне ислама рабство приемлемо. Рабство существовало на северном побережье Африки, на восточном побережье Африки, одним словом, ислам глубоко присутствует в рабстве. По-моему, последний невольничий рынок, официальный невольничий рынок, был закрыт в 1962 или в 1964 в Мекке.

Кстати, интересная деталь: известно ли вам, кто был продан за самую высокую цену на невольничьем рынке в Мекке? Белая женщина. Откуда мы знаем, что она была самой желанной? Любимая сексуальная рабыня Мохаммеда, Мария, была белой и имела прекрасное телосложение. Так что Сунной Мохаммеда является, что лучшая сексуальная партнерша — это белая женщина. Таким образом, если мы хотим понять рабство в мире, нам надо понять ислам. Кстати, теперь стало больше рабов.

Ислам не несет ответственности за рабство вообще, потому что, если вы возьмете племена американских индейцев, то и у них были рабы. В каждой цивилизации была та или иная форма рабства, будь то крепостное право или что-то еще, при которой могущественные люди могли заставить бедных делать грубую тяжелую грязную работу.

Так же, как мы не знаем полной истории ислама, мы не знаем и всей истории рабства, а поэтому я считаю, что… Я нахожу запретное знание очень притягательным для себя.

Именно по этой причине я стал изучать эти вещи, которые я не предполагал раньше.

Apostate Prophet. Поскольку вы сделали прекрасные замечания об истории рабства, я хочу добавить лишь несколько вещей. Исторически зафиксировано, что в исламском мире, особенно среди арабских работорговцев проявлялось колебание относительно необходимости обращения этих «рабских наций» в ислам, потому что в исламе вы можете взять кого-то в качестве раба, или согласно исламским правилам, согласно исламскому закону, вы можете взять кого-то в качестве раба, если он не мусульманин, но, если он становится мусульманином, то тогда он получает право на быструю эмансипацию. Работорговцы все время знали об этом, и исторически зафиксировано, что по этой причине они всегда препятствовали тому, чтобы так называемые "рабские нации", черные африканцы, принимали ислам.

И это показывает нам, что что-то не так не только с рабством в исламском мире, но и с самим исламом, который вызвал весь этот бардак с рабством.

Еще один момент, который я хочу добавить, что он также исторически зафиксировано, и я думаю, что вы можете это подтвердить, — это то, что исламский мир также был широко вовлечен в трансатлантическую работорговля, в которой сегодня мы обвиняем только европейцев.

Отсюда я хочу перескочить к другой теме, которую вы сейчас очень любите. Как мы там оказались? Почему вся критика ислама демонизируется, почему человек-не мусульманин, который не был раньше мусульманином и критикует ислам, считается ярым фанатиком, расистом, ксенофобом, ненавистным человеком? Как пример можно указать, что вы причислены Южным центром по правам бедных к внутреннему кругу антимусульманских фанатиков, хотя, когда смотришь на вашу работу, вы в основном даете просто презентации об исламе. Как мы попали в это?

Bill Warner. Я не знаю, я на самом деле очень осторожен. Давайте проверим наше обсуждение, которое мы провели здесь сегодня. Сказал ли я что-нибудь плохое об исламе или Мухаммеде? Нет, я только сказал то-то и то-то, что, на самом деле является фактическим материалом, который можно установить. Он доступен каждому. Я думаю о причине такого использования: когда я был маленьким, мои родители внушали мне, что навешивание ярлыков — это самая низкая форма аргумента, и, как правило, к этому аргументу прибегал человек, у которого не было более веских аргументов. Я думаю, что одной из причин, по которой левые называют таких людей, как я, расистами, ненавистниками, фанатичными исламофобами, является то, что они не могут победить меня в логической аргументации, потому что они вообще не знают никаких фактов об исламе. Я знал левых, которые энергично защищали ислам, а затем разворачивались и горько с ненавистью говорили о христианстве или иудаизме. Здесь есть некая странность, в которой мусульманин всегда считается конечной жертвой, а такие люди, как я, которые просто говорят, что есть доктрина, которой они следуют... Я плохой человек, и в этом причина.

Так что, если хотите, Южный центр по правам бедных является конечным навешивателем ярлыков. Им не надо обращаться к моей логике, они не говорят «знаешь, Билл, то, что ты говоришь, неправда». Все, что они говорят, что я расист.

Кстати, как бывший мусульманин, можете ли вы сказать, потеряли ли вы свою расу, покинув ислам?

Apostate Prophet Нет.

Bill Warner. Он изменился?

Apostate Prophet. Нет.

Bill Warner. Нет. Но для меня это большая трагедия.

Позвольте мне объяснить вам, почему это трагично. Наша цивилизация имеет два краеугольных камня: один из них -- этический: поступать с другими, как вы бы хотели, чтобы поступали с вами. Это то, что я называю унитарной этикой, в которой со всеми людьми обращаются по одному и тому же коду. Наш интеллектуальный краеугольный камень — это критическое, рациональное мышление, основанное на фактах. Я вижу, что мы теряем наше основанное на фактах мышление, а вместо этого, прибегаем к самой низкой форме логики — силе, крику и навешиванию ярлыков. Боюсь, что Антифа — это новая интеллектуальная модель.

Если мы не согласимся на рассуждение на основе фактов, на то, чтобы не перебивать друг друга, не кричать, а просто вести себя, как взрослые люди, это может стать нормой поведения. То, что мы здесь видим, — это детское поведение интеллектуалов, а самое худшее происходит в университетах.

Ну, я просто продолжаю бороться.

Apostate Prophet. Я тоже. Я только начал.

Каким будет ваш совет, личный совет, с вашей работой, для мусульманской общины, для мусульман, которые вас слушают, для мусульман, которые натолкнулись на это видео?

Bill Warner. Учите свою историю на основе фактов, а затем узнайте, кем на самом деле был Мухаммед, узнайте, чем на самом деле является его Сунна, и затем поймите противоречия в Коране.

Ну, то, что я говорю всем, независимо от того являетесь ли вы мусульманином или нет: вам надо узнать больше об Исламе, вам надо больше узнать об Аллахе и Мухаммеде. Я — учитель, а потому отстаиваю знание как лекарство от невежества.

Apostate Prophet. Большое спасибо, доктор Билл.

В конце я хочу поговорить о ваших книгах.

Вы написали много книг об исламе, в основном — очень кратких, которые мне очень понравились, потому что это именно то, что я ищу для обучения людей. Не могли бы вы дать нам краткий обзор ваших книг, о чем они?

Bill Warner. Ну, в основном все мои книги об исламе, и имеют три различных направления. Я опубликовал два разных Корана, две биографии Мухаммеда, и они различаются только размером. Мой простой Коран примерно такой толщины, а двухчасовой Коран примерно вот такой толщины. Я обнаружил, что люди запуганы исламом и считают: «Ну, я не могу его понять», но, если вы дадите им крошечную книгу, они скажут: «Ну, это я понять могу». Я не критикую ислам, я не критикую Мухаммеда, я просто говорю о том, что он делал и что говорил. Я не критикую Коран, я просто говорю о том, что он говорит, и о противоречиях, которые в нем есть.

Итак, я говорю мусульманам, вам нужно больше знать о самих себе, Мухаммеде, нужно больше знать об Аллахе, и я говорю кафирам, вам нужно больше знать о Мухаммеде и больше — об Аллахе. У меня однородный план.

Apostate Prophet. Я это люблю.

Наконец, доктор Билл, не скажете ли вы несколько слов моей аудитории? Моими последними словами на моем канале всегда являются: «Держитесь подальше от ислама», но это только я.

Bill Warner. Я бы сказал нашей аудитории, что мы живем в опасные времена. Происходят большие сдвиги, и нам нужно разобраться с фактами и с этим, если мы будем говорить об иммиграции вместо того, чтобы иметь размягченные мозги и нежные сердца. Нам нужно посмотреть на факты по этому вопросу. Я ученый и верю в суждения, основанные на фактах. Я призываю всех делать то же самое. Кроме того, это забавно.

Apostate Prophet. Согласен. Большое спасибо, доктор Билл. Мне очень понравился этот разговор. Большое спасибо, что присоединились ко мне, и ...

Bill Warner. Спасибо!

Я оцениваю интервью по тому, насколько они приятны, и думаю, что в данном случае, оно было хорошим, потому что оно мне понравилось. Моя теория состоит в том, что, если мы довольны собой, публика будет довольна нами.

Что ж, спасибо вам! Вы замечательный человек.

Apostate Prophet. Моей аудитории от меня: держитесь подальше от ислама.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

DQ