"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Новая стратегия в отношении Тегерана — использование страха Ирана

Муллы в Куме, Иран, фото Нанираса через Викимедия Коммонс
Дмитрий Шуфутинский, 26 июня 2019 года

Перспективы Центра БЕСА, Документ № 1209

РЕЗЮМЕ: Самый большой страх иранского режима — это вторжение извне. Чтобы подвести мулл к столу переговоров, США следует ликвидировать представителей режима в «ближнем зарубежье» Ирана — Ираке и Сирии и полностью устранить эту угрозу.

Противоречивое решение президента Дональда Трампа не наносить военного удара по Ирану всколыхнуло дебаты в Америке и за ее пределами. Было ли это мудрым и милосердным — воздержаться от якобы непропорциональной реакции на уничтожение дрона? Или муллы назвали это блефом и ослаблением позиции Америки? Оба аргумента заслуживают внимания, но для политиков самое важное — это решить, как сдержать Тегеран в будущем.

Многие наблюдатели на Ближнем Востоке верят аятоллам, когда те утверждают, что региональная поддержка их прокси основана на их стремлении распространить свою «революцию». Хотя таково может быть их намерение, но мусульмане-сунниты, которые составляют подавляющее большинство населения Ближнего Востока, в огромном большинстве отвергают такое шиитское вторжение на их территорию.

Кроме того, антизападных, антисионистских настроений Исламской Республики недостаточно для того, чтобы завоевать поддержку многих сторонников в регионе за пределами ХАМАСа или шиитских боевиков.

Турция и Катар поддержали суннитскую революцию через Мусульманское братство во время «арабской весны». Это движение преследует многие из тех же настроений и целей иранцев без требования присоединиться к шиитскому «антиимпериалистическому» лагерю.

Поддержка Ираном своих прокси, джихадистов и ополченцев по всему региону проистекает не только из его желания распространить революцию. Она мотивирована прежде всего его самым сильным историческим страхом — страхом иностранного завоевания.

Страх иностранного вторжения, которое ослабит или уничтожит иранскую идентичность, не ограничивается режимом. он живет во всем персидском обществе. В древние времена Персия была охвачена арабским завоеванием. Хотя страна, в конечном итоге, приняла многие обычаи, в том числе ислам, у захватчиков, последующая оккупация и управление их страной поместили арабов в верхушку иерархического порядка и привели к отмиранию значительной части исторической культуры Персии. Персия изменила некоторые обычаи, навязанные ей захватчиками (приняв шиитский, а не суннитский ислам), но и по сей день многие иранцы все еще считают арабское завоевание национальным унижением, которое отбросило страну назад. Вторжение Саддама Хусейна в Иран в 1980 году, которое было вызвано расистским, анти-персидским, арабским националистическим пылом, только усилило страх Ирана в отношении иностранного (особенно, арабского) вторжения.

После того, как США свергли режим Саддама и устранили ближайшую проверку власти Тегерана, аятолла Хаменеи превратил Ирак в нечто вроде вассального государства. Он наполнил его шиитскими ополченцами, которые доминируют в Багдаде, подавил стремление курдов к независимости и уничтожил суннитские военные учреждения. Многие из этих ополченцев совершали нападения на военнослужащих США — мера сдерживания от возможного американского удара по Ирану.

Иран снабдил этих ополченцев ракетами, способными поразить Израиль, и поручил им оказывать помощь Хезболле в случае любой будущей войны с еврейским государством. Хаменеи распространил эту политику на Сирию, где Иран использовал Хезболлу для подготовки большого числа шиитских ополченцев, чтобы поддержать сирийское правительство против суннитских джихадистов и повстанческих групп. Иран направил значительное количество своих военных для наблюдения за этим проектом.

Частью цели Ирана является создание обширной шиитской империи, простирающейся от Тегерана до Средиземного моря. Имея такую империю, Тегеран может угрожать Израилю с одного длинного северного фронта, если начнется война с Хезболлой. Но этим не ограничиваются его стремления. Он хочет создать также щит для защиты Ирана от иностранного вторжения.

Пока что США целесообразно избегают ненужной войны с Ираном. Израильские авиаудары по Сирии и Газе ослабили иранский проект, равно как и разрушение туннелей, которые Хезболла строила на севере Израиля. Обновленные санкции США в отношении Тегерана вынудили мулл сократить военные расходы, а также поддержку прокси групп.

Однако можно и нужно делать больше, чтобы не допустить эскалации иранцев. Президент Трамп должен начать с отмены в отношении Ирака отказа от санкций, которые позволяют стране импортировать иранскую энергию. Он также должен расширить санкции против нефтехимической промышленности Ирана и отменить отказ гот санкций в отношении Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Это продолжит ослабление иранской экономики. В то же время, применение силы будет необходимо, если Иран продолжит атаковать нефтяные танкеры или американские беспилотники в Персидском заливе.

Вместо нанесения прямого удара по Ирану, США должны уничтожить его военные активы и его прокси в Ираке и Сирии. Это может быть сделано, главным образом, с воздуха, хотя при необходимости американские войска в регионе могут действовать совместно с курдской пешмергой и израильскими авиаударами.

Отказ Ирану в щите в его «ближнем зарубежье» защитит американские базы и союзников в регионе. Но это также заставит иранское руководство признать, что у него нет буфера против иностранного вторжения. Страх быть захваченным значительно превосходящими вооруженными силами США в союзе, возможно, с другими странами, в сочетании со слабой экономикой, может быть достаточным, чтобы заставить аятоллу Али Хаменеи «пить из отравленной чаши» (как это сделал его предшественник) и вести переговоры с США для лучшей сделки.

Дмитрий Шуфутинский — недавний выпускник магистерской программы Университета Аркадии по международному миру и урегулированию конфликтов. Он специализируется на расовой политике и политике коренных народов Леванта, и особенно интересуется делами Греции, Кипра и Турции.

Дмитрий в настоящее время живет в Филадельфии, но собирается совершить алию летом 2019 года.
...





Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ