"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Религиозная умеренность Саудовской Аравии: насколько она реальна?

Наследный принц Мухаммед бен Салман (фото Администрации Кремля)
Dr. James M. Dorsey, June 6, 2019
Перспективы Центра BESA Документ № 1194
РЕЗЮМЕ: Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман полон решимости представить свой свой образ как предвестника религиозной умеренности Саудовской Аравии, но многие наблюдатели подозревают, что внесенные им изменения носят исключительно поверхностный характер. Его реформы в большей степени могут оказаться связанными с общественными отношениями, чем с фундаментальными изменениями.

Мухаммед бин Абдул-Карим аль-Исса является общественным лицом версии умеренного ислама наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана. 54-летний бывший министр юстиции Исса, относящийся к молодому поколению исламских ученых, желая выполнить приказ принца Мухаммеда, совершает раунды по всему миру и делает все правильные шаги, чтобы изобразить фактического лидера Саудовской Аравии в качестве зачинателя противостояния ультраконсерватизму дома и борьбы с политическим и воинствующим исламом по всему миру. Исса делает все возможное, чтобы рекламировать кронпринца как толерантного лидера, стремящегося развивать межконфессиональный диалог.

Действия Иссы также служат укреплению связей с базой евангелистов - избирателей президента США Дональда Трампа и формированию среды, которая узаконивает тесное сотрудничество Саудовской Аравии с Израилем.

В своем последнем шаге Исса недавно созвал четырехдневную международную конференцию по умеренному исламу как глава Всемирной мусульманской лиги, некогда главной движущей силы глобального продвижения королевством антишиитских, анти-иранских ультраконсервативных направлений ислама, и член Верховного Совета Улема, высшей религиозной власти Саудовской Аравии.

Порвав с саудовской религиозной и политической традицией, Исса обратился к иудейским и евангелистским общинам. Во время выступления в октябре в Вашингтонском институте ближневосточной политики, который многие считают про-израильским, он призвал мусульманско-христианско-иудейскую межконфессиональную делегацию отправиться в Иерусалим для продвижения дела мира, несмотря на тот факт, что Израиль и Саудовская Аравия не имеют официальных дипломатических отношений.

Исса встал на защиту реформ принца Мухаммеда, таких как ограничение полномочий религиозной полиции королевства, снятие запрета женщинам на вождение машин и развитие современных развлечений, таких как кинотеатры и концерты.

Он отверг применение насилия, в том числе против Израиля, признал Холокост, осудил усилия отрицателей Холокоста и объявил, что в январе следующего года он станет самым высокопоставленным исламским священнослужителем, посетившим Освенцим в 75-ю годовщину его освобождения.

Исса изложил свой подход в интервью газете Le Monde два года назад. «Все религиозные учреждения должны модернизировать свою речь, чтобы она соответствовала времени», - сказал он.

Несомненно, действия Иссы помогают изменить среду, в которой религиозная нетерпимость и предрассудки являются нормой и остаются широко распространенными. Однако критики утверждают, что его попытки представить принца Мухаммеда религиозным реформатором не идут дальше слов и символов и отражают усилия пиара, а не истинные перемены.

Кроме того, остается неясным, насколько эффективны усилия Иссы. Они, безусловно, помогают администрации Трампа защищать свою безоговорочную поддержку принца Мухаммеда, включая ее готовность защищать королевство от ответственности за его поведение во время войны в Йемене и в связи с убийством в октябре прошлого года журналиста Джамаля Хашогги в помещении Консульства Саудовской Аравии в Стамбуле. Эр-Рияд настаивает на том, что Хашогги был убит мошенниками.

Некоторые из связанных с Иссой собеседников, говорили во время его визита в Вашингтон, что они ушли после дискуссий с ним, не зная, что и думать. Точно также, саудовский интеллектуал риторически спросил саудовского ученого Стефана Лакруа во время интервью: «Как можно всерьез воспринимать высказывания Мухаммеда аль-Иссы, когда в религиозных книжных магазинах Эр-Рияда полно книг, выступающих за совершенно противоположное?»

Малайзия, один из партнеров Королевства по противодействию экстремизму, так же критически оценивает его усилия. В прошлом году министр обороны Малайзии Мухаммед Сабу закрыл поддерживаемый Саудовской Аравией Центр международного мира короля Салмана в Куала-Лумпуре после критики, что королевство с его ультраконсервативным толкованием ислама, возможно, не является правильным партнером.

В недавней статье, обсуждающей пределы реформ принца Мухаммеда, Лакруа, указывая на аресты исламских мыслителей, критикующих ультраконсервативные традиции королевства ваххабитов, и подавление всех дебатов, пришел к выводу, что «это делает религиозные реформы MBS больше похожими на пиар, чем на настоящие преобразования» (Лакруа назвал Мухаммеда его инициалами).

Вывод Лакруа подкрепляется тем фактом, что мало что может дать фундаментальная реформа религии, включающая толерантность, на практическом уровне, а не на уровне говорящих голов, за пределами противодействия экстремизму внутри страны и за рубежом, что является ключевым интересом Саудовской Аравии. Социальные изменения, которые Принц Мухаммед до сих пор вводил, полируют запятнанный имидж королевства и продвигают его план диверсификации экономики, зависящей от нефти, и создания крайне необходимых рабочих мест.

Во всяком случае, реформы принца Мухаммеда, похоже, направлены на то, чтобы сгладить острые углы ваххабизма, спроектировать более умеренный имидж и продвигать, как дома, так и за рубежом, в таких странах, как Казахстан, Алжир и Ливия, ультраконсервативное толкование ислама, которое проповедует абсолютное послушание правителю. Преследование принцем Мухаммедом всех форм инакомыслия усиливает этот принцип.

В то же время он мало сделал для продвижения реформ после отмены запрета женщинам водить машину и расширения их профессиональных и спортивных возможностей. Мужское попечительство над женщинами было в королевстве смягчено, но твердо остается на месте.

Множество молодых саудовских женщин недавно бежали из королевства, чтобы избежать семейного насилия и искать убежища в другом месте. Саудовская Аравия вместо того, чтобы покончить с домашним насилием и отменить систему опеки, стремится предотвратить бегство женщин и вынудить вернуться тех, кто находится за границей.

Королевству также предстоит предпринять у себя дома шаги, которые бы добавили плоть на кости его понятия о религиозной терпимости.

Христианам, иудеям, буддистам и индуистам по-прежнему запрещается строить молитвенные дома несмотря на то, что археологи нашли доказательства существования во времена Пророка Мухаммеда, Синода 7-го века около Джубайля, и тот факт, что пожилые жители вдоль границы Саудовской Аравии с Йеменом ярко напоминают о взаимодействии с иудейской общиной. После жестокого подавления мятежных шиитов в богатой нефтью Восточной провинции Саудовской Аравии, принц Мухаммед быстро предпринял шаги по восстановлению разрушенного города Авамия. Тем не менее, шииты составляли большинство из 37 человек, обезглавленных в апреле в ходе массовой казни. Верховный Совет Улемы Иссы не имеет среди своих членов шиитских священнослужителей. Шиитские судьи также не заседают в национальных судах, не служат в полиции или в качестве послов.

Риск для принца Мухаммеда заключается в том, что религиозная умеренность, как и чахлая экономическая реформа, может стать лакмусовой бумажкой, с помощью которой можно будет оценить его способность проводить реформы.

Недавний опрос арабской молодежи, включая саудовскую, показал, что две трети опрошенных считают, что религия играет слишком большую роль, а 79% — утверждают, что религиозные учреждения необходимо реформировать. Половина — сказала, что религиозные ценности тянут арабский мир назад. Лакруа сказал: «Если религиозная реформа является лишь толчком сверху, а не результатом подлинных социальных дебатов, она может быть легко обратима».


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ