"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Борис Джонсон очарован Израилем, но подавлен бессердечием ислама



ROSALY LE 2 JUILLET 2019

В 2005 году, после бомбового нападения, которое ввергло в траур весь Лондон, Борис Джонсон написал статью для журнала The Spectator под заголовком «Только не называйте это войной» по поводу мусульман и их веры. фрагменты которой мы приводим ниже.
Исламофобия или боязнь ислама является, по-видимому, естественной реакцией всех не мусульманских читателей Корана, и коранические тексты призваны вызывать именно такое чувство страха.
Судимый только по своим текстам, оставив в стороне все то, что проповедуется в мечетях, ислам предстает самой злобной сектантской "религией" из всех религий именно из-за своего бессердечия по отношению к неверующим.
Во время судебного процесса над убийцей Тео Ван Гога, какой-то мерзкий тип заявил матери жертвы в зале суда, что он не обеспокоен ее горем и не может выразить ей свое соболезнование, посокльку она не мусульманка.
Такое отвратительное высокомерие и снисходительность ироко поддерживаются кораническими текстами, и в этом заключается вся проблема. Напрасно мы будем искать просвещенных исламских учителей и проповедников, готовых начать процесс реформирования. Что же происходит в мечетях и медрессе?
Война в Ираке не отравила ядом наш кровоток, однако, война эффективно делала этот яд более мощным. И что бы ни говорили защитники войны, она не способствовала разрешению проблемы исламского террора и не представила даже зачатка такого разрешения. Вы не можете утверждать, что осушаете болото на Ближнем Востоке, в то время как комары благополучно размножаются в Йоркшире.
Нет, мы — немусульмане, не можем разрешить такую проблему. Мы не можем промыть их мозги от их фундаментальных верований. Исламисты на прошлой неделе ужасно и неопровержимо заявили первостепенное значение своей веры, выйдя за рамки всякого мирового мнения. Потребуется невероятное мужество и талант, чтобы убедить тысячи британских мусульман, находящихся в том же состоянии отчужденности, что их вера должна быть совместима с британскими ценностями и лояльностью Великобритании. Это означает устранение главного запрета и принятие факта, что проблема ислам является проблемой. Ислам — это проблема. Пришло время подтвердить британские ценности перед лицом исламского экстремизма.
Ни один британский политик, состоящий в крупной политической партии, не высказывался так ясно в отношении ислама, как Джонсон. Нет поэтому ничего удивительного в том, что мусульмане из Консервативной партии, как барон Варси, угрожают выходом из партии, если Джонсон станет премьер-министром. Он тот, кто "слишком много знает" и представляет собой угрозу для мусульман и британских исламистов.

Джонсон ко всему прочему поставил под сомнение лояльность британских мусульман. И это соврешенно логично. Только слепые исламофилы упорно отрицают опсность исламской идеологии для наших демократий и наших народов и продолжают верить в басню о лояльности большинства членов уммы принявшим их хозяевам.

Для Бориса Джонсона ислам является проблемой, и страна должна будет согласиться с этой мыслью, нравится ей это или нет. Он — один из тех редких политиков, которые смеют высказывать эту правду, от которой у исламофилов волосы встают дыбом. Это не британцы должны адаптироваться к исламу, а мусульмане должны изменить свою веру и сделать ее совместимой с британскими ценностями и доказать свою лояльность Великобритании.

Однако один вопрос остается висеть в воздухе: что произойдет, если окажется, что ислам просто не может быть совместим с британскими ценностями? Исламская идеология, по своей природе одержимая идеей исламского превосходства, нетерпимая, воинственная никогда не будет совместима с западными ценностями, потому что уверовать в них равносильно запрограммированному самоубийству. В результате, единственный выход — это заставить мусульман волей-неволей соблюдать британские законы под страхом их изгнания и возвращения в их исламский рай. Иначе, либо все закончится гражданской войной, либо — подчинением исламу и его законам шарита брианских подданных Ее Всемилостивейшего Величества. Процесс исламизации сильно продвинулся в Ист-Лондоне, который скоро полностью окажется под полным контролем мусульман. Празднование Хеллоувина и Рождества, рассматриваемые местными религиозными как большой грех, будет скоро запрещен в исламских кварталах Ист-Лондона. За этим будут наблюдать шариатские патрули.

Борис Джонсон приведен исламом в глубокое смятение. Он поступил так, как мало кто из западных политиков имел любопытство и мозги поступить: он прочитал Коран и его вывод был однозначным, бузукоризненным и точным:
Судимый исключительно по текстам, не говоря уже о том, что проповедуют в мечетях, ислам является самой порочной сектантской «религией» из всех религий из-за своей бессердечности по отношению к неверующим.
Если в качестве премьер-министра, он продолжит идти по этому пути, то возможно, он еще сможет исправить ошибки, совершенные в отношении британского народа и Великобритании его предшественниками со времен Тони Блэра, который положил начало эпохе превращения британских мусульман в ангелов и позволил им публично выражать свою ненависть к Британии в обмен на защиту британских интересов за пределами страны. Тони Блэр продал свою родину исламистам за большие нефтедоллары.

Обвиненный в разжигании пламени исламофобии за то, что он заявил, что женщинам было бы совершенно нелепо маскироваться под почтовый ящик, надев паранджу (которую он перепутал с никабом), он стал мишенью оголтелых мусульман, которые начали его упрекать в бесчувствии к мусульманским женщинам и женщинам его «друзей» из лейбористской партии и его коллег по консервативной партии. Тереза Мэй потребовала, чтобы он извинился, но он отказался.

Для Александра Дель Валье обвинение в исламофобии является лишь фальшивым носом наступления международных исламских организаций на введение преступления богохульства в западных странах.

Под заголовком «Исламофобия — это вызов нам» фонд Runnymede опубликовал в октябре ежегодный отчет, предупреждающий британское общественное мнение об «опасности» постепенного превращения Англии в «нацию людей, ненавидящих мусульман». Главным аргументом отчета было не доказательство того, что этнические англичане ненавидят ислам как таковой, а то, что «мусульмане систематически подвергаются издевкам, насмешкам и «ассимилируются с фундаменталистами и мусульманскими террористами». В документе предпринята попытка продемонстрировать, что исламофобия начинается, как только человек связывает термины исламизм и терроризм, причем исламисты, в том числе самые фундаменталистские, не обязательно являются террористами, а террористы не обязательно являются мусульманами. Кроме того, за этим трюизмом и во имя законной бдительности против расизма, которую все одобряют, стоят критики, столь же законно высказывающиеся против исламистов, которые стали ассимилироваться с формой расизма. Исламофобия, представленная как «чума, присущая западной нетерпимости», на протяжении веков стоящая на якоре, по мнению фонда Runnymede, имеет несколько моментов, заслуживающих упоминания:

  • подтверждение того, что ислам — это культура, принципиально отличная от западной и существующей цивилизации;
  • утверждение, что «ислам жесток», угрожающ, склонен к терроризму;
  • утверждение, что мусульмане являются манипуляторами и, используют свою веру в политических или военных целях;
  • гарантия того, чтобы мусульманские критики Запада автоматически отвергались;
  • использование враждебности к исламу для оправдания антииммигрантского расизма и предрассудков.

Авторы доклада приравнивают к «исламофобии» сам факт осуждения форм исламской нетерпимости, предположительно не существующих на первый взгляд. И хотя мусульманская цивилизация является «доброй» и «терпимой по своей природе», априорных жертв, коими являются мусульмане, призвали осудить «западную нетерпимость». Точно так же утверждение о том, что западная и мусульманская цивилизации сильно отличаются друг от друга с точки зрения фундаментальных ценностей, является «свидетельством расизма».

Терроризм 1990-х годов и фетвы смерти против Салмана Рушди, которые ошеломили Великобританию, привели к большей исламизации и уступкам исламо-мракобесам и общинным полюсам.

По словам светского писателя-мусульманина Амира Тахери, «исламофобия» против мусульман в Британии является, на самом деле, басней: «Британия и горстка других западных демократий — это единственные места на Земле, где мусульмане любых направлений могут свободно исповедовать свою веру».

Если для Бориса Джонсона ислам оставляет желать лучшего, то Израиль, с другой стороны, вызывает у него наибольшее восхищение.


Любой, кто разбирается в опасной природе ислама, может только восхищаться Израилем, восхвалять и поддерживать его. Это то, что делает Джонсон.

Во время трехдневной поездки в Израиль, единственный источник света в регионе темноты, его энтузиазм по отношению к стране, его произраильские заявления и его осуждение движения БИС привели к отмене запланированных встреч с группой арабо-палестинской молодежи и организацией деловых женщин. Однако была проведена краткая встреча с премьер-министром Рами Хамдаллой.

Так что же сделал Борис, чтобы вызвать столько гнева с их стороны?

Он просто высказал свои взгляды, но в пользу Израиля, а сторонникам палестинского государства "юденрайн" было невыносимо это слушать.

Во время своего визита, Борис Джонсон неоднократно критиковал призывы БИС бойкотировать израильские товары, описывая эту кампанию как «совершенно сумасшедшую», продвигаемую некоторыми учеными леваками, одетыми в вельвет и с длинными зубами.

В Иерусалиме Джонсон произнес инаугурационную речь Уинстона Черчилля в Иерусалиме.
Если мы посмотрим на историю современного Израиля, то нет никаких сомнений в том, что сравнение [между Черчиллем и Израилем] может быть расширено, и страна, которую он помог создать, имеет нечто религиозное. Есть смелость, мужество, воля и готовность рисковать, совершая подвиги бесподобной храбрости.
В своей биографии Уинстона Черчилля, написанной в 2014 году, Джонсон написал, что его бывший коллега «восхищался еврейскими качествами, которые он полностью разделял: энергия, независимость, привязанность к работе, семейная жизнь».


Арабы остались бы навсегда в невежестве, если бы сионистские инженеры не использовали реку Иордан для электрификации. Теперь они устремляются в Палестину в поисках света.
«Мысль, вдохновение и культура евреев были жизненно важными факторами в мировой истории. Нет искусства или науки, которые не были бы обогащены достижениями евреев", — писал Черчилль в 1950 году.

Филосемитизм Черчилля уходит своими корнями в историю и философию.

Два самых важных города в истории человечества — Афины и Иерусалим. Их сообщения в религии, философии и искусстве были основными движущими огнями современной веры и культуры.

На церемонии посадки деревьев на месте будущего Еврейского университета в Иерусалиме на горе Скопус, Черчилль сказал: "Создание еврейского национального дома в Палестине будет благословением для всего мира, благословением для еврейской расы, разбросанной по всему миру, и благословением для Соединенного Королевства.

Уинстон Черчилль в Палестине, находившейся тогда под британским мандатом
в марте 1921 года, почти за 30 лет до создания еврейского государства.
(Фото: Музей Черчилля)

Будучи государственным секретарем по иностранным делам, Джонсон жестоко напал на Совет по правам человека ООН за его абсурдную одержимость еврейским государством, назвав ее непропорциональной и наносящей ущерб делу мира.

Есть все же небольшой недостаток: несмотря на свое восхищение Израилем, Джонсон, безусловно плохо осведомленный, один или два раза критиковал применение силы Израиля против арабо-палестинских демонстрантов во время Великого Марша Возвращения, решившего нарушить с помощью насилия израильский забор безопасности в Газе, несмотря на предупреждение израильских солдат.
Я глубоко опечален гибелью людей в Газе, где экстремисты эксплуатируют мирных демонстрантов. Я настоятельно призываю Израиль проявлять сдержанность при использовании боевых патронов.
Дезинформированный западными СМИ, Джонсон не знал, что Израиль уже проявил чрезвычайную сдержанность в применении силы. Эти мятежники совсем не были «мирными протестующими». Одни из них были вооружены, другие — бросали в солдат камни, коктейли Молотова и даже гранаты и пускали зажигательных воздушных змеев в Израиль, уничтожая таким образом тысячи акров сельхозугодий.

Они никогда не были и никогда не будут мирными протестующими, потому что ненависть к Израилю и его народу вселяется в их сердца и умы с самого рождения.

В 2018 году дети и жители кибуца Нир-Ам, пострадавшие от пожаров после запуска огненных воздушных змеев из Газы, в ответ направили шары, наполненные конфетами, в анклав ненависти. «Дети Газы, которые являются жертвами жестокого режима ХАМАСа, заслуживают того, чтобы знать, что израильские дети не питают к ним ненависти".

На темной стороне — ненависть и воля к разрушению, на стороне Света — доброта и весть мира.


Деревья садов, сожженные воздушными змеями, были немедленно заменены жителями кибуца: "Они жгут, а мы сажаем".

Кто рассказывал об этом столь очаровательном событии, которое несло послание мира израильских детей детям Газы? Никто, потому что это шло вопреки пропаганде тупого и жесткого Израиля против бедных мирных угнетенных и беззащитных людей.

В этом - вся разница между израильтянами и жителями Газы. И все же, первые — постоянно находятся под огнем критики, вторые — становятся жертвами, даже ангелами, несмотря на свои преступления и ненависть.

Джонсон также не осознавал, насколько израильтяне были сдержаны, используя резиновые пули и слезоточивый газ, чтобы препятствовать мятежникам, постоянно посылая предупреждения с просьбой не приближаться к забору езопасности. Израильские солдаты били бунтовщиков под коленями, но те, кто нарушал забор, несмотря на предупреждения на арабском языке, и запускал взрывные устройства в солдат, должны были столкнуться с огнем.

Тем не менее, когда дело доходит до ислама, Борис Джонсон, скрывающийся за дымовой завесой, оказался гораздо более однозначным, чем Тони Блэр. Если последний лицемерно никогда не двигался без Корана, но Джонсону было любопытно прочитать эту книгу, источник несчастья человечества.

Борис Джонсон, этот коктейль тутти-фрутти по многим своим причинам, готов стать премьер-министром Великобритании. Пожелаем ему удачи!

_____________

Источники:

• Борис Джонсон, впечатленный Израилем, считает, что ислам оставляет желать лучшего. (Хью Фицджеральд - Jihad Watch)

• Краткая история термина "исламофобия" и его использование в политических целях (Atlantico) (выдержки)



...


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ