"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Эрдоган и мудрость своевременного ухода в отставку

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган
Амир Тахери, 14 июля 2019

Если мы представим историю как сцену, на которой разыгрывается драма человеческого существования, то должны будем обратить внимание на совет актерам легендарного австрийского режиссера театра, Макса Рейнхардта: как и когда вам надлежит покинуть сцену, не менее важно, чем как и когда вы на неё выходите!

Представьте, что Юлий Цезарь поклонился со сцены всего за год до своего убийства в 44 году до нашей эры. Он запомнился как лидер, который залечил раны самой кровавой гражданской войны в Риме и заложил основы империи, которой суждено было доминировать в мире на протяжении веков.

А как насчет Уинстона Черчилля? Если бы он вышел на пенсию в 1945 году после того, как привел Великобританию к победе над нацистской Германией, он бы избежал унизительного поражения на первых послевоенных всеобщих выборах.

Можно привести и другие предполагаемые своевременные уходы: генерал Шарль де Голль, передавший ключи от Елисейского дворца в 1967 году вместо 1968 года. Иранский шах Мухаммед-Реза ушедший в отставку в 1977 году. А в настоящее время, турецкий Реджеп Тайип Эрдоган в 2015 году.

Проблема в том, что президент Эрдоган, возможно, уже упустил идеальный момент для своего возможного ухода. Одно можно сказать наверняка: песочные часы его карьеры начали течь быстрее.

Как и в других случаях, а которых лидеры пропускают время своего ухода в отставку, Эрдоган — человек выдающихся достижений. Можно без преувеличения увтерждать, что, оставив в стороне Мустафу Кемаля (Ататюрка), он является лидером, который больше всего повлиял на судьбу современной Турции. Некоторые из достижений Эрдогана слишком хорошо известны, чтобы подробно на них останавливаться здесь. Среди них, почти удвоение размера турецкой экономики всего за два десятилетия. Еще одним -- является частичное окончание внутренней войны с этническими курдами, длившейся несколько поколений.

Несмотря на недавние потрясения, особенно неудачный государственный переворот 2016 года, Турция сегодня -- более процветающая и более спокойная, чем когда-либо после создания республики в 1920-х годах. Тем не менее, я думаю, что наиболее значимым событием в эпоху Эрдогана является твердое установление урны для голосования как основного источника власти в Турции. Это могло произойти помимо желания Эрдогана, как видно на недавних муниципальных выборов в Стамбуле, которые он изо всех сил пытался исказить и использовать в своих интересах.

Республика, которую Ататюрк создал, не обеспечив понимания на низовом уровне, не говоря уже об активной поддержке, была в большей степени самодержавием с демократическим обликом, чем действующей плюралистической системой. В первые четверть века своего существования Турецкая республика была однопартийным государством, и Республиканская народная партия Ататюрка (НРП) получила четыре пятых мест на последующих всеобщих выборах. На этих выборах сельская и все еще религиозная Турция была почти изолирована в пользу растущей городской и все более светской половины нации.

На всеобщих выборах 1950 года, «отсталой» Турции удалось создать в центре внимания драматическую сцену, когда Демократическая партия получила четыре пятых мест в Великом Национальном Собрании (парламенте) и впервые сформировала национальное правительство.

«Отсталая» Турция повторила этот впечатляющий успех в 1954 году (увеличив свое большинство) и в 1957 году, разжигая страхи у руководства и у многих сторонников Турции, что осовременившиеся кемалисты никогда не вернутся к власти. Эти страхи вдохновили военный переворот 1960 года, когда начальник штаба генерал Джемаль Гюрсель выступил против правительства президента Джелала Баяра.

Высшее руководство уже согласилось с формированием временного правительства, санкционированного Республиканской народной партией, прежде чем танки получили приказ войти в Анкару. Аналогичная картина наблюдалась в 1971 году, когда другой лидер переворота, генерал Мемду Тагмак, фактически приказал политикам сформировать новое правительство под контролем военных. В результате переворота 1980 года, которым руководил генерал Эврен, было сформировано в основном технократическое правительство, но, тем не менее, оно получило значительную политическую поддержку.

Турецкие военные, претендовавшие только на президентство республики, которое оставалась в значительной степени церемониальной должностью, пока Эрдоган не дал ей исполнительную власть, всегда избегали прямого правления. События 1960–1980 годов создали впечатление, что современные силы Турции, в основном возглавляемые ТЭЦ, никогда не получат власть без поддержки военных.

Недавние выборы мэра в Стамбуле, крупнейшем городе страны, культурной столице и месте проживания почти четверти населения, помогают изменить такое впечатление. Впервые за долгое время, возглавивший оппозиционный альянс, кандидат в мэры НПК, Экрем Имамоглу, одержал убедительную победу на выборах без единого кивка и подмигивания военных. Кроме того, эта победа была обеспечена темой надежды, примирения и реформ, а не отчаянием, местью и фантазиями заговоров, столь распространенными на последних турецких выборах. Что еще важнее, Эрдоган сумел или был вынужден сдержать свое огорчение и, в конечном итоге, принять поражение своей Партии справедливости и развития (ПСР).

Противники Эрдогана настаивают на том, что ему пришлось проглотить пилюлю поражения в Стамбуле, потому что ему не хватило сил продолжать оспаривать результаты. Возможно, они правы. Но что, если Эрдоган обратился к идее смены власти посредством выборов? Эрдоган может быть достаточно умен, чтобы понять, что дела не всегда идут так, как хочется.

Он возглавил значительный экономический подъем в Турции, а теперь руководит тем, что выглядит как экономический кризис с безудержной инфляцией, падением производительности и сокращением возможностей трудоустройства. Вместо того, чтобы успокоить события, его авторитарные действия, включая увольнение управляющего Центрального банка, усилили кризис. Его внешняя политика "без врагов" была заменена политикой, которая, похоже, направлена на то, чтобы повернуть всех, в том числе союзников по НАТО и партнеров по Европейскому союзу, не говоря уже об арабских государствах, против Турции.

Его ещё один выдающийся успех — охлаждение курдского котла, видимо, уже дело прошлое.

Заявление его партии о том, что она «белее, белого», трудно поддержать, поскольку его окружение всё глубже погружается в серость коррупции. Что еще более важно, его успех в убеждении «отсталой» половины Турции в том, что она может получить власть посредством выборов, больше не пользуется той же поддержкой, которая отмечалась даже в глубине Анатолии. Хорошо ли, плохо ли, но некогда эффективный рецепт Эрдогана, похоже, больше не работает. Башхан прочитал свой текст, сыграл свою роль и ничего нового сказать не может. Пьеса должна продолжаться, но для него палец может указывать на выход.

Амир Тахери был главным редактором ежедневной газеты «Кайхан» в Иране с 1972 по 1979 год. Он работал в бесчисленных изданиях или писал для них, опубликовал одиннадцать книг, и с 1987 года является обозревателем А Шарк аль-Авсат. Он также председатель Европейского филиала Института Гейтстона.


...


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ