"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Возвращаясь к принципу «Законных прав палестинского народа»

Аарон Барак, (фото Википедия)
Д-р Рафаэль Бучник-Хен, 23 августа 2019 г.
Перспективы Центра BESA, документ №1262 

РЕЗЮМЕ: Как сообщается, администрация США рассматривает принцип автономии для палестинцев в качестве политической цели «Сделки века». Такая структура была первоначально введена Менахемом Бегином во время саммита в Кэмп-Дэвиде в 1978 году и появилась в подписанных соглашениях.

Хотя эта идея так и не была реализована, она позволила закрепить мантру, известную как «законные права палестинского народа» — формулу, во многом обязанную израильскому главному судье Аарону Бараку, который служил юридическим советником Бегина в Кэмп-Дэвиде.

Администрация США разрабатывает планы нового ближневосточного саммита по случаю инаугурации политической части «Сделки века» Дональда Трампа. Предлагаемое место — Кэмп-Дэвид, исторически приемлемый выбор, так как он был местом разработки первого мирного договора между Израилем и ведущим арабским государством Египет в 1978 году. Первые намеки американской команды предполагают, что основные рамки соглашения будут отражать возрождение идеи «полной автономии» для палестинцев на Западном берегу и в секторе Газа.

В июле 2019 года посол США в Израиле Дэвид Фридман сказал: «Мы бы хотели, чтобы палестинцы пользовались автономией, которую они будут контролировать самостоятельно». Такая дипломатическая идея может попасть в затруднительное положение при поиске поддержки как палестинцев, так и многих других международных игроков, которые заявляют о своей приверженности решению двух государств в качестве конечной цели любого предлагаемого решения израильско-палестинского конфликта.

Исторический Кэмп-Дэвидский договор (сентябрь 1978 года), недавно достигший 40-летия, завершился заключением в марте 1979 года египетско-израильского мирного договора, подписанного Бегином и президентом Египта Анваром Садатом в Белом доме. Госсекретарь США Майк Помпео назвал это событие «одним из самых впечатляющих дипломатических достижений 20-го века, а, возможно, даже самым впечатляющим. Это не является преуменьшением».

Гораздо реже вспоминают второе достижение саммита в Кэмп-Дэвиде — «Рамки мира на Ближнем Востоке», которые призывали к полной палестинской автономии на Западном берегу и в секторе Газа в течение пяти лет.

Документация Египта по этой части саммита оставалась засекреченной до самого последнего времени. Менее года назад, в сентябре 2018 года, Каир, наконец, опубликовал недавно рассекреченные документы по Кэмп-Дэвиду, в которых говорится о палестинской автономии. План автономии так и не был осуществлен, а более поздние попытки урегулирования израильско-палестинского конфликта, включая соглашения Осло 1993 года и саммит в Кэмп-Дэвиде в июле 2000 года, не принесли жизнеспособного решения.

Однако понятие автономии, впервые появившееся в 1978 году, тем не менее внесло весомый вклад во все последующие палестинские переговоры с Израилем. Этим вкладом была фраза «законные права палестинского народа и его справедливые требования» — спорная формулировка, которую правому правительству под руководством Бегина было чрезвычайно трудно переварить. По ней велись жесткие переговоры в Кэмп-Дэвиде, настолько жесткие, что президент Джимми Картер, в конечном итоге, утвердил легитимность двух разных версий «законных прав палестинцев». Если бы он этого не сделал, соглашения не были бы подписаны.

Израильская версия «законных прав палестинского народа и его справедливых требований» совпала с идеологической точкой зрения Бегина в том смысле, что она отрицает какое-либо признание существования палестинского народа. В сепаратном письме, направленном Бегину 17 сентября 1978 года, Картер признал:
"Вы сообщили мне следующее: В каждом параграфе согласованного рамочного документа, выражения «палестинцы» или «палестинский народ» понимаются и будут толковаться и пониматься Вами как «палестинские арабы». 
До окончательной формулировки фразы о «законных правах», жесткие дебаты в израильской делегации в Кэмп-Дэвиде почти привели к преждевременному и бесплодному завершению саммита. Бегин настаивал на исключении из соглашения всяких ссылок на «палестинский народ».

В тот момент, Аарон Барак — бывший генеральный прокурор Израиля, которого Бегин пригласил присоединиться к израильской команде в Кэмп-Дэвиде в качестве юридического советника, представил «волшебную формулу». По словам политического журналиста и писателя Наоми Левицки, опубликовавшей биографию Аарона Барака, именно он сломал сопротивление Бегина против фразы «законные права палестинского народа», заявив: «Могут ли быть права, которые являются незаконными?»

Влияние Барака можно услышать в словах Бегина, когда он подробно остановился на принятых израильтянами параметрах на закрытом заседании Комитета по иностранным делам и обороне Кнессета 26 сентября 1978 года. Когда вы прочтете документ в том виде, в котором он был принят, то увидите основные изменения, внесенные в египетский и американский документы. 
Наша уступка заключалась в том, что мы впервые приняли резолюцию СБ ООН 242, включая все ее части. Мы согласились с тем, что везде, где в нашей письменной версии появляется термин «палестинский народ», — это «палестинские арабы»; везде, где написано «Западный берег», в нашей версии — это «Иудея и Самария». Мы согласились написать «законные права», хотя я думал, что прилагательное излишне. Есть ли право, которое является незаконным?
Было решено, что они используют термин «палестинский народ», а мы говорим «народы Палестины». Я удивился, зачем нам нужен такой смысл, но, если кто-то будет утверждать, что это имеет значение, мы скажем, что это незаконно. Барак считал, что термин «законные права» - достаточно двусмысленный, чтобы Израиль мог с этим жить.
По словам Левицкого, Барак использовал такую логику, чтобы убедить Бегина в том, что, уступив Синайский полуостров, он сохранит всю Землю Израиля. Философия двусмысленности Барака была ключом к заключению мирного договора с Египтом. Спустя годы его формулировка в Кэмп-Дэвиде приведет к заключению соглашений в Осло.

Сам Барак во время празднования 25-й годовщины Кэмп-Дэвидских соглашений в Вашингтоне в 2003 году признался: 
«Мы использовали двусмысленность. Именно так. Я думаю, это была конструктивная двусмысленность, потому что было много вещей, по которым мы не могли прийти к согласию. Поэтому мы разработали их на высоком уровне абстракции. 
Когда мы не могли встретиться на низком уровне абстракции, мы поднимались все выше и выше, пока не достигали такого уровня абстракции, который позволял нам соглашаться. 
Но, и это важный момент, мы осознали эти двусмысленности. Это не та ситуация, когда у меня была двусмысленность, у них была двусмысленность, и все разбрасывали эти старые двусмысленности. 
Мы были честны друг с другом. Они понимали, что мы поняли, в чем заключалась их двусмысленность, и наоборот. 
Таким образом, это было использование неоднозначности с пониманием того, что у каждой стороны есть свои двусмысленности, и каковы они, и как это будет использоваться.  
Мне кажется, это очень интересный вопрос, который следует профессионально изучить в связи с использованием неоднозначности в международных переговорах.
Судья Эльяким Рубинштейн, тогдашний юрисконсульт Министерства иностранных дел, рассматривал Бегина как риторического государственного деятеля, который вполне сознательно использовал фразу «палестинские арабы», а не «палестинцы».

Збигнев Бжезинский, тогдашний советник президента США по национальной безопасности при президенте Картере, упомянул Бегина (по случаю 25-й годовщины Соглашений) как «семантиста» и сделал такое замечание: 
[Бегин] не говорил о полной автономии для палестинцев, потому что не верил, что они — палестинцы. Он использовал термин "палестинские арабы". Это очень важное различие. Он всегда подчеркивал это, потому что не принимал палестинского национализма. Во-вторых, когда он говорил о полной автономии для палестинцев, он ясно давал понять, по крайней мере в частных беседах, что это была полная автономия для людей, но не для народа на земле. Здесь он имел в виду очень тонкое различие: это автономия для людей в том смысле, что у них будут инструменты для самоуправления или властные структуры, но это не будет включать самоуправление над землей. И это опять-таки, очень обдуманное семантическое различие, призванное исключить идею родины для палестинцев.
Прогноз Бжезинского, по-видимому, отразил мысли Бегина на вышеупомянутом слушании в Кнессете 26 сентября 1978 года, и отражает наше понимание израильской версии Кэмп-Дэвидских соглашений. В Кэмп-Дэвиде Израиль не признавал «законные права палестинского народа», а только «законное право палестинского народа». Египетская версия была недвусмысленной: 
решение на переговорах должно также признать законные права палестинского народа и их справедливые требования. (В арабской транслитерации: ваяджиб и я'тариф аль-халь аль-натидж аль-муфавадат бил-хукук аль-мшруа'а ли-шааб аль-фаластини.) 
Эта формула была согласована с Картером и Садатом во время «Асуанского саммита» (4 января 1978 г.).

Последовательность позиции Садата была выражена в письме, которое он направил Картеру 17 сентября 1978 года, в котором он заявил, что для обеспечения выполнения положений, касающихся Западного берега и сектора Газа, и для обеспечения законных прав палестинского народа, Египет будет готов взять на себя арабскую роль, вытекающую из этих положений, после консультаций с Иорданией и представителями палестинского народа.

В записке ЦРУ 1982 года об «американо-израильских разногласиях по поводу мирного процесса в Кэмп-Дэвиде», ведущий аналитик по Ближнему Востоку подверг пересмотру пределы израильской позиции: 
премьер-министр Бегин утверждает, что Кэмп-Дэвидские соглашения исключают появление палестинского государства. По мнению Бегина, соглашения «гарантируют, что ни при каких условиях» палестинское государство не может быть создано. На практике Бегин фактически исключил любое осуществление палестинского самоопределения, за исключением того, которое продолжает постоянную позицию Израиля на Западном берегу ...
Точка зрения Бегина заключалась в том, что самоуправление должно быть исключительно административным органом, регулирующим дела арабских жителей и оставляющим контроль над территорией и все ключевые вопросы безопасности Израилю. В целом, автономия предназначена для людей, а не для территории, и, следовательно, не наносит ущерба территориальным притязаниям Израиля на Западный берег. Израильская точка зрения на проблему «законных прав» не сохранилась в качестве обязательного руководства для переговорных групп, которые следовали Кэмп-Дэвидским соглашениям. 

На самом деле, израильская позиция оказалась очень быстро подорвана. 

Израильская дипломатия позволила заменить ее «популярным» толкованием фразы «законные права палестинского народа», которое, как теперь полагают, прямо вытекает из условий, согласованных в Кэмп-Дэвиде. В 1988 году, израильский делегат в Третьем комитете Генеральной Ассамблеи заявил, что Израиль полагал, что реальный мир на основе переговоров со всеми его соседями возможен, и что в рамках этого решения можно найти решение для проблем и чаяний палестинцев.

Как страна, подписавшая Кэмп-Дэвидские соглашения, Израиль взял на себя обязательство искать и добиваться разрешения палестинской проблемы во всех ее аспектах и признал законные права палестинцев (выделение добавлено).

Формула Бегина была полностью заброшена в редакции Декларации принципов о временных мерах по самоуправлению (DOP), подписанной на лужайке Белого дома 13 сентября 1993 года. Преамбула DOP создала прецедент для установления четкой эквивалентности между Израилем и ООП, а именно: 
Правительство Государства Израиль и группа ООП (в составе иордано-палестинской делегации на Ближневосточной мирной конференции) («Палестинская делегация»), представляющая палестинский народ, согласны с тем, что настало время положить конец десятилетиям конфронтации и конфликтов, признать их взаимные законные и политические права и стремиться жить в условиях мирного сосуществования, взаимного достоинства и безопасности и достичь справедливого, прочного и всеобъемлющего мирного урегулирования и исторического примирения посредством согласованного политического процесса (выделение добавлено).
Серьезность выбора в пользу игнорирования идеологической точки зрения израильского правительства, выраженной в Кэмп-Дэвиде в сентябре 1978 года, заслуживает особого внимания, равно как и последствия свидетельских показаний судьи Барака по вопросу о «законных правах палестинского народа». 

Как ясно дал понять Левицкий, для Барака фраза «законные права» относится к палестинскому народу, а не к формулировке Бегина «народы Палестины». 

Сам Барак признал, что закрепление фразы «законные права палестинского народа» было самым большим достижением палестинцев в Кэмп-Дэвиде, несмотря на то что она не соответствовала официальному тексту соглашения. Барак приветствовал тактику двусмысленности, как своего рода волшебную палочку, чтобы разблокировать переговоры. Для палестинцев двусмысленность работала в их пользу, поскольку язык, который они предпочитали, с акцентом на «законных правах», был непостижим для Израиля.

Палестинский обозреватель и независимый исследователь Рамона Вади написала в газете Middle East Monitor 20 июня 2019 года: 
что представляет собой законное одобрение палестинцев? ПА одобрила множество повествований, которые наносят ущерб палестинскому делу, включая его уступчивое отношение к праву на возвращение и его колеблющиеся толкования исторической Палестины, частью которой является Иерусалим. 
Официальное заявление ХАМАС, опубликованное 11 июля 2018 года, отвергло план США по делу палестинцев на том основании, что «Сделка века» Трампа нарушает «законные права палестинского народа». В заявлении добавлено, что 
«все признаки свидетельствуют о том, что сделка нарушает наши законные права, в основном право на возвращение, освобождение нашей земли и создание нашего независимого государства со столицей в Аль-Кудсе».
Следует обратить внимание на недавно опубликованную книгу д-ра Сета Анжишки (2018) "Блокирование Палестины: политическая история от Кэмп-Дэвида до Осло", в которой Анжишка подчеркнул, что Кэмп-Дэвид призвал к автономной власти самоуправления на Западном берегу и в секторе Газа и признал «законные права палестинского народа», но не затронул право палестинцев на самоопределение. Анжишка подчеркнул роль Бегина, который, помимо желания продолжать строительство еврейских поселений на территориях, выступил против идеи палестинской государственности и предложил ограниченную арабскую автономию. Он охарактеризовал мирное соглашение, подписанное Садатом и Бегиным, как парадокс, в котором мир между Израилем и Египтом препятствует стремлению палестинцев.

Новая инициатива США по возрождению концепции автономии для палестинцев вместо поддержки формулы самоопределения может стать дополнительным свидетельством недоверия администрации Трампа к нынешнему палестинскому руководству. Если принцип автономии станет политической основой для будущего урегулирования израильско-палестинского конфликта, он может лишить смысла фразу «законные права палестинского народа».

Доктор Рафаэль Г. Бучник-Хен — полковник в отставке, занимавший должность старшего аналитика в военной разведке ЦАХАЛа.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"


ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ