"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Изнасилование и рабство: исламский «культурный обмен» с Западом

Британский музей недавно объявил об «особой выставке», которая откроется в октябре 2019 года и будет озаглавлена «Вдохновленный Востоком: как исламский мир повлиял на западное искусство».



Раймонд Ибрагим, 16 августа 2019

Согласно музею, она призвана опровергнуть «стереотипы» относительно мусульман и «подчеркнуть, насколько обширным и устойчивым был культурный обмен между Западом и исламским миром». Разумеется, существует и менее замечательный «культурный обмен между Западом и исламским миром», который «повлиял» на поколения европейских художников — тот, о котором недавно упоминали новости, «спровоцировав» многих по обе стороны Атлантики, и, возможно, побудив открыть эту новую выставку в ответ: сексуальное порабощение мусульманами европейских женщин.

Чтобы подчеркнуть очевидную угрозу, которую мусульманские мигранты-мужчины представляют для немецких женщин, в мае 2019 года, политическая партия «Альтернатива для Германии» (AfD), основанная в 2013 году, начала использовать картину, написанную во Франции, в 1866 году, под названием «Невольничий рынок». На картине «представлен чернокожий, по-видимому, мусульманский работорговец, выставивший перед мужчинами для осмотра обнаженную молодую женщину с гораздо более светлой кожей», вероятно, в Северной Африке.

Партия AfD поместила копию этой картины на плакатах с лозунгом «Чтобы Европа не стала Еврабией».

Директор Института искусств им. Кларка в Уильямстауне, штат Массачусетс, где находится оригинал картины, ответил решительным протестом и призывом к германской политической партии «прекратить и воздержаться от использования этой картины» (хотя она находится в свободном доступе).

Другие элементы в Германии ответили действием, так что «партийным работникам пришлось многократно выкладывать новые копии, чтобы увидеть, как их снова уничтожают на следующую ночь».

Что делать со всем этим? 

Объективно говоря, рассматриваемая картина «Невольничий рынок» изображает реальность, которая разыгрывалась бесчисленное количество раз на протяжении веков: африканские и ближневосточные мусульмане давно преследуют европейских женщин до такой степени, что на протяжении столетий порабощали миллионы их. 

По словам историка, мусульманская охота до «блондинок с белым лицом, прямыми волосами и голубыми глазами» восходит к пророку ислама Мухаммеду, соблазнившему своих последователей вести джихад против соседней Византии тем, что ее блондинки («желтые») женщины, ожидают их как потенциальные наложницы. 

После этого на протяжении более тысячелетия, исламские халифаты, эмираты и султанаты арабской, берберскогй, тюркской и татарской разновидности также уговаривали своих мужчин принимать участие в джихаде в Европе, ради женщин (порабощая их сексуально). Соответственно, поскольку «омейяды особенно ценят белокурых или рыжеволосых франкских или галицийских женщин как сексуальных рабынь», пишет Дарио Фернандес-Морера, «аль-Андалус [исламская Испания] стала центром торговли и распределения рабов». 

Ненасытный спрос на честных женщин был таков, что, по словам М.А. Хана, индийского автора и бывшего мусульманина, «ислам невозможно изолировать от работорговли викингов, потому что предложение было предназначено исключительно для удовлетворения непрекращающейся потребности исламского мира» в дорогих белых рабах» и «белых секс-рабах».

Эммет Скотт идет дальше, утверждая, что« именно спрос халифата на европейских рабов, вызвал в первую очередь феномен викингов».

Что касается количества, то согласно оценкам консервативного американского профессора Роберта Дэвиса, «только с 1530 по 1780 годы, был почти наверняка миллион, а вполне возможно, миллион с четвертью белых европейских христианских женщин, порабощенных мусульманами берберийского побережья», то есть, из Северной Африки. К 1541 году «Алжир кишел христианскими пленниками [из Европы], и стало распространенным высказывание, что христианский раб был едва ли не бартер для лука».

При бесчисленном количестве европейских женщин, обращенных в сексуальных рабов, некоторые из которых были захвачены даже из Дании и Исландии, а Исландия продавала их по цене овощей, неудивительно, что европейские наблюдатели к концу 1700-х годов отметили, что «у жителей Алжира довольно белые лица».

Дальнейшее исследование хищного и неустанного стремления мусульманской рабовладельческой промышленности, привело к следующему:

Первая война Соединенных Штатов Америки, которую они повели еще до того, как избрали своего первого президента, была направлена против тех же самых исламских работорговцев. 

Когда Томас Джефферсон и Джон Адамс спросили берберского посла, почему его соотечественники порабощают американских моряков, «посол им ответил, что это основано на законах их Пророка, что в их Коране написано, что… это их право и долг — вести войну против них [не мусульман], где бы они ни находились, и обращать в рабство всех, кого они могут взять в качестве пленных».

Ситуация, возможно, была еще хуже для жителей Восточной Европы; невольничьи рынки Османского султаната веками были настолько наводнены славянской плотью, что дети продавались за копейки, «очень красивую рабыню обменивали на пару ботинок, а четырех сербских рабов обменяли на лошадь».

В Крыму около трех миллионов славян были порабощены мусульманскими союзниками османов, татарами. «Молодых женщин держат ради пустых удовольствий», — заметил литовец XVII века.

Картины, подобные той, о которой идет речь, например, «Похищение герцеговинки» Яролава Чермака (1861), изображают эти восточноевропейские реалии:

«Тревожная и вызывающая острые воспоминания, она изображает белую обнаженную христианку, похищенную из ее деревни османскими наемниками, убившими ее мужа и ребенка».
Даже детали картины/плаката «Невольничий рынок», на которых изображены обнаженные и светлокожие рабыни, которых приобретают потенциальные покупатели, отражают реальность. 

Основываясь на документе двенадцатого века, посвященном аукционам рабов в Кордове, мусульманские торговцы «наносили мази на рабынь более темного цвета лица, чтобы отбелить их лица…, мази наносили на лицо и тело чернокожих рабов, чтобы сделать их «красивее». 

Затем мусульманский торговец «одевал их всех в прозрачные одежды» и «требовал от девушек-рабынь вести себя кокетливо со стариками и с робкими мужчинами среди потенциальных покупателей, чтобы сводить их с ума от желания».

Короче говоря, возмущение альтернативным использованием в Германии картины «Невольничий рынок», которая, возможно, отчасти инициировала новую выставку Британского музея для «противодействия стереотипам», — это просто очередная попытка подавить и приукрасить истины мусульманской/западной истории, особенно в ее явной преемственности с настоящим. Ибо суть этой картины — мусульманские мужчины ласкают и сексуально охотятся на прекрасных женщин, достигла тревожного уровня во всей Западной Европе, особенно в двух странах — Германии и Великобритании.

Примечание: исторические события, статистика и цитаты, приведенные выше и похожие на них, полностью документированы в книге «Мечь и ятаган» автора: четырнадцать веков войн между исламом и Западом — книге, в отношении которой CAIR сделал все возможное, чтобы Армейский военный колледж США ничего не узнал о ней.

Раймонд Ибрагим — стипендиат Шильмана в Центре свободы Дэвида Горовица.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"


ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ