"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Оливье Ипсилантис о "деле Жоржа Бенсуссана"


Оливье Ипсилантис, 9 сентября 2019

В этом деле, «деле Жоржа Бенсуссана», я был поражен и, в не меньшей степени опечален отношением евреев во Франции, — конечно, меньшинства, но, тем не менее, очень заметного, поскольку эти евреи считаются «известными». Некоторые сравнивали их отношение с отношением других известных израильтян (как это было сказано) во время дела Дрейфуса или проще, "Дела".

Среди этих «знаменитостей» фигурирует сегодня Жак Фредж, директор Мемориала Холокоста.

В бескомпромиссной статье «Жорж Бенсуссан: преданный придворными евреями, признанный правосудием невиновным", Сара Каттан вспоминает, что во время «Дела», Центральная консистория была очень застенчива, и что главный раввин Франция, Цадок Кан, ограничил свое участие, под прикрытием того, что необходимо сдерживаться. Это правда, что, когда еврея обвиняют, справедливо или нет, неважно, обвиняется вся еврейская община, если не прямо, то хотя бы косвенно, и оказывается беспомощной. Таким образом, в любой момент любой еврей может быть привлечен к ответственности за вину, реальную или предполагаемую, другого еврея. Мне не нужно настаивать. Это правда, что евреи не одиноки в такой ситуации, которая, как правило, присуща меньшинствам, но, как раньше, так и сейчас, что там, что здесь, они были и остаются, с этой точки зрения, более открытыми, чем большинство.

Рождение Государства Израиль и объединение какой-то части евреев, обеспечили им защиту, но увеличили опасность для евреев диаспоры, охотно обвиняемых в "сионистских преступлениях", не говоря уже о том, что Израиль остается Евреем народов.

Жорж Бенсусан
Не скрою, что в этом Деле, предательство Жоржа Бенсуссана частью еврейской общины и, в частности, руководством Мемориала Шоа, причинило мне особую боль, хотя и не очень меня удивило. Почему? Жорж Бенсуссан служил Мемориалу Холокоста более четверти века. Но вот незадача: ему следовало интересоваться только Холокостом, а не потерянными территориями республики (см. «Потерянные территории республики: антисемитизм, расизм и сексизм в школах», опубликованный в 2002 году, под псевдонимом Эммануэль Бреннер) и изгнанием евреев из арабских стран (см. «Евреи в арабских странах: великое искоренение 1850-1975 годов», опубликовано в 2012 году). Сегодня во Франции изданы и другие тревожные книги Жоржа Бенсуссана, но эти два названия составляют суть того, в чем упрекают историка.

У меня в документах есть толстая пресс-подборка об этих двух книгах, особенно о первой. Я не потеряюсь в ссылках (доступных в Интернете), просто некий Доминик Видаль открывает свою статью в майском номере "Дипломатического мира" за 2003 год: "Вот книга шизофреника" и так далее. Когда мы знаем, как проводилось это обширное расследование, мы можем только сжать кулаки, прочитав эту статью, написанную человеком, который слушает лишь приказы этого ежемесячного издания, и который, скорее всего, никогда не покидал офиса. Но я чуть было не забыл: Жорж Бенсуссан «рецидивировал» и «усугубил свое дело», совсем недавно, в 2017 году, с «Покорной Францией: голоса несогласных». 

Я очень быстро почувствовал, сначала смутно, а затем — все более отчетливо, что мы будем строго судить Жоржа Бенсуссана за эти книги, за то, что он каким-то образом сунул нос туда, куда не следовало... Историк Холокоста должен придерживаться сюжетной линии, и Мемориал Шоа был не последним, кто ему сообщал об этом.

Жорж Бенсуссан имел редкое качество, по-разному проявляемое, — быть нарушителем спокойствия, помехой для хоровода, разжигателем ненависти, покусителем на священное «совместное проживание». И потом, зачем беспокоиться о «великом искоренении»? Зачем пачкать красивый образ гостеприимства в арабских странах, где, по слухам, евреи провели довольно счастливые дни? Почему бы не следовать теме Холокоста -- «старой истории» и «известного дела», которое больше не вызывает споров за исключением узкого круга ревизионистов и отрицателей?

В ходе этого "Дела", Жорж Бенсуссан был «любезно» отстранен от своей деятельности, связанной с Мемориалом Холокоста, включая его обязанности методиста для сотрудников полиции, магистрантов и профессоров. Его обвинили в исламофобии, пропагандистский термин, предназначенный для подавления какой бы то ни было оппозиции к методу, доказавшему свою эффективность (и это не легкомысленное сравнение) в СССР Сталина.

Такая демократия, как Франция, знает, как использовать этот старый добрый и эффективный метод — делать вид, что ничего не случилось.

Работники Мемориала Холокоста упрекали его в том, что он поставил под удар престиж этого учреждения и нанес ему ущерб публикацией своего расследования относительно потерянных территорий Республики.

Эти чиновники забыли, как сообщает Сара Каттан, «что Ален Финкелькраут пригласил его к микрофону на канале "Культура Франции" по вопросу нового издания «Потерянных территорий Республики», и что только по этой причине он высказался».

Поэтому комментарии, сделанные на канале "Культура Франции" 10 октября 2015 года, в ходе программы «Реплики», были рассмотрены судом первой и апелляционной инстанций, в результате чего Жорж Бенсуссан был освобожден.

Известно, что его метафора, вдохновленная французским социологом алжирского происхождения, Смаином Лаахером, не апеллирует ни к эссенциализму, ни к расизму и что она относится исключительно к культуре, в отличие от того, во что хотят заставить поверить и за что борются враги историка.

Мусульмане великой культуры и свободного интеллекта подтверждают актуальность замечаний, которые ставят в упрек Жоржу Бенсуссану. Напрасный труд. Историку хотят устроить неприятности или, по крайней мере, его опозорить. Поэтому его обвинили в "исламофобии", пропагандистский термин, особенно эффективный, как мы только что сказали.

Странное дело. Жорж Бенсуссан явился предшественником в определении потерянных территорий Республики — это обширное полевое исследование, а не книга, написанная в спокойной библиотеке идеологом, решившим подготовить «Шоа мусульман» для Франции, очищенной от мусульман; опрос, проведенный профессорами средних школ и колледжей под руководством Жоржа Бенсуссана (Эммануэль Бреннер), также автора послесловия.

Во время апелляционного судебного разбирательства адвокат Лиги прав человека (LDH) тут же заявила, что высказанные против историка упреки имели место «до геноцида». Ну, давай, малыш! Таким образом, евреям завидуют даже в их страданиях, откуда происходит множество соображений такого рода: мусульмане в Европе переживают то, что евреи пережили там в 1930 году, откуда потом — сползание к Израилю и игре звуков, которая завораживает, как антисиомиты (неологизм, возникший от слияния анти-сионистов и антисемитов), Газа/ Освенцим. Поэтому следили за историком, который придерживался темы Холокоста.

Публикация «Манифеста против нового антисемитизма» в газете Parisien от 21 апреля 2018 года, усугубила дело Жоржа Бенсуссана.

Сара Кэттан, мужественная женщина, выразила свое возмущенное удивление и задала вопрос: почему сефард (Жорж Бенсуссан имеет марокканское происхождение) уволен из ашкеназского Мемориала памяти жертв Холокоста? (Не забывайте, что нацистами были убиты сотни тысяч сефардов).

И Сара Каттан ставит под сомнение социальное высокомерие определенной части еврейского истеблишмента. Может ли он выбрать произвол и предать из трусости — "трусость, которая заимствует из старых механизмов французских израильтян, которые предавали по классовым соображениям, начиная с дела Дрейфуса до посланий, направленных маршалу Петену в 1940 году?"

Сара Каттан заканчивает свою статью, увлекая нас к Мемориалу Шоа. Она тайком дает некоторые интересные элементы, которые отражают сложность некоторой запутанности этого положения. Оно напоминает пирамидальную структуру Мемориала Шоа, которая подвергает риску своих лидеров (как они думают) быть заранее (после того, как их заклеймили печатью позора) опозоренными, находясь в компании «исламофоба», в данном случае, Жоржа Бенсуссана.

Короче говоря, речь идет о сохранении престижа учреждения, чья замечательная работа заслуживает только похвалы, в которой Жорж Бенсуссан был одним из главных участников, в частности, на посту главного редактора и руководителя редакции ( с 1993 года) журнала Revue d'histoire de la Shoah, который представляет собой «единственное европейское периодическое издание, посвященное истории уничтожения евреев Европы, и первый исторический журнал на эту тему».

Эта публикация необходима любому студенту или исследователю, работающему над этим отрезком истории. Она предполагает дать обзор текущих проектов историографии геноцида евреев.

«Журнал истории Холокоста» также открывает поле для изучения других трагедий века: геноцида тутси в Руанде, геноцида армян в Османской империи и массовых убийств цыган.

Сара Каттан подтверждает этот страх, который я нес в себе в течение долгого времени, а именно, что свободный человек, Жорж Бенсуссан был отслежен группами, сидевшими в засаде, с намерением его связать и заткнуть ему рот.

Я повторяю, я знал, что его обширное расследование («Евреи в арабских странах: великое искоренение 1850–1975 годов») вызовет беспокойство. Резюме, которое я читал и перечитывал содержало оригиналы неизданных документов, большая часть которых происходила из огромных архивов Всемирного Израильского Альянса (A.I.U.).

Жорж Бенсуссан несколько раз нарушал сладкую серенаду, в которой звучала еврейская идиллия в арабских странах, а в более общем смысле, мусульманских. Вот, что заслуживало серьезного наказания!

Эта засада начала организовываться задолго до 2012 года, когда была опубликована книга. Я уже давно покинул Францию, когда в 2002 году было опубликовано расследование «Потерянные территории республики».

У меня был небольшой доступ к Интернету, именно там, где я жил, и я не читал французской прессы. Так что на годы был оторван от Франции. Однако после того, как я установил более надежный контакт (во многом благодаря Интернету), я возобновил и слежу за цепью приключений Жоржа Бенсусана, человека, который решил сказать правду в мире, который хочет заставить замолчать определенные голоса по причинам, о которых я позволю вам догадываться.

Публикация этого тщательного расследования «Потерянные территории республики» бросила подозрение на Жоржа Бенсуссана. Это было его первой "ошибкой". Самое последнее расследование — «Подчиненная Франция», с подзаголовком: «Голоса отказников», и помещенное в красную обложку, на фоне которой написано: "После «Потерянных территорий Республики», это расследование с предисловием Элизабет Бадинтер, сделало его рецидивистом...

Еще одна несогласная нота в сладкой серенаде...

Различия между историком и учреждением (в данном случае, Мемориалом Шоа) не датируются делом Жоржа Бенсуссана (о чем говорит нам Сара Кэттан). Но мне не хватает элементов, чтобы о них рассказать, тем более, что Сара Каттан остается сдержанной по этому поводу. К слову сказать, я знаю, что большинство евреев во Франции и многие неевреи поддерживают Жоржа Бенсуссана. Помимо его качеств историка, я приветствую в нем, и настаиваю на этом, свободного человека, то есть, человека смелого, потому что во Франции надо обладать мужеством, чтобы публично сказать то, что он говорит. Я приветствую его как человека, который идет своим путем, никогда не боясь самых крутых переходов, человека, который несет прекрасный девиз — девиз, который прежде всего, означает верность прежде всего, самому себе либо свободе: "Etiam si omnes ego non — девиз, который стал также символом сопротивления нацизму, Филиппу фон Бозелагеру, радикальный девиз верности себе, истине и миссии, которую он исполняет, что во всех случаях означает вступление в сопротивление, в демократии, как в диктатуру.

________________

В статье под названием «Суд над Жоржем Бенсусаном: землетрясение и подземные толчки», Даниэль Хайят (судья отставник) пишет: 
«Для тех, кто преследовал его, было мечтой осудить как расиста и "исламофоба", всемирно известного специалиста по Холокосту, кроме того, еврея и сиониста, который осмелился описать тяжелое и жалкое положение евреев на арабско-мусульманских землях и, таким образом, уничтожить миф о золотом веке Аль-Андалуса". Было, чем заполнить все фантазии анти-расистов, похоронивших борьбу с антисемитизмом, вплоть до удаления этого слова из их названия, как это сделал MRAP».

Именно такое заключение я сделал с самого начала дела Жоржа Бенсуссана; в качестве подтверждения я прочитал следующую фразу: Дело Жоржа Бенсуссана допускало странные сближения, такие как исламистов CCIF и ассоциации, созданной для борьбы с антисемитизмом, как LDH и LICRA.

Одним из моих горьких сюрпризов, связанных с этим делом, была полная неожиданность удаления с сайта Akadem (одного из моих любимых сайтов) интервью Жоржа Бенсуссана и Антуана Мерсье. В связи с этим я оценил высокое качество интервью Антуана Мерсье с покойным Рафаэлем Драйем.

В интервью, которое Жорж Бенсуссан и Антуан Мерсье опубликовали в сети 31 мая 2018 года, речь шла о статье Сары Каттан: 
«Жорж Бенсуссан, преданный придворными евреями, невиновен по закону».

На следующий день, 1 июня, видео этого интервью было удалено, и было объявлено, что «после давления со стороны лидеров сообщества на руководство сайта Akadem, чтобы сделать сокращения, руководство решило удалить видео полностью, а не производить монтаж, который бы напомнил и т. д. и т. д.». Видео было удалено, хотя голосовая запись оставалась в сети еще несколько дней, прежде чем была удалена.

С начала 2000-х годов Жорж Бенсуссан боролся за то, чтобы ознакомить и заставить признать, что у Франции есть потерянные территории. Этот историк является пионером в осуждении антисемитизма, сильно отличающегося от «старого доброго» антисемитизма, арабо-мусульманского антисемитизма, поддерживаемого различными побуждениями, не столь нового антисемитизма, аватара этой ненависти и этого светского презрения, которого убивает само существование еврейского народа, Израиля. Факты в огромном количестве пришли поддержать расследования, проведенные Жоржем Бенсуссаном.

Как указывает Жорж Бенсуссан, отказ от реальности является самой распространенной вещью в мире, отказ, который никоим образом не ограничен местом и эпохой. Индуистская пословица, цитируемая Жоржем Бенсуссаном: «Рассказывайте нам красивые истории, а мы вам поверим». Обвинение в исламофобии (и другие обвинения такого рода) направлено на то, чтобы парализовать и заставить замолчать трусов, т.е., большую часть отряда.

Паскаль Брюкнер справедливо напоминает о «воображаемом расизме», разработанном исламистами, чтобы заставить молчать, а затем — подчинить.

Интеллектуальный шантаж и конформизм, готов на любые отказы и компромиссы ради небольшого спокойствия. Комфорт и конформизм являются одним целым. Чтобы защититься, чтобы выжить, конформизм разрабатывает бинарный мир, мир, которому, например, трудно представить, что угнетенный может быть угнетателем (как индивидуально, так и коллективно), что жертвы расизма могут быть расистами и т. д. и т. д. Наконец, существует отказ называть опасность, как если бы от этого зависело само существование — наивное, даже детское отношение, что является довольно распространенным. Однако скрывать опасность — не значит, что она исчезает. Твердость чаще всего может лишить насилие то и другое.

Твердость — это, прежде всего, способность назвать, а неумение назвать приводит к крайнему насилию, к столкновению огнем и кровью.

Социальный мир (и другие виды мира) не является продуктом уступок или, точнее, является продуктом не только уступок. Свободному человеку наплевать на анти-расизм и антифашизм, взятый на вооружение группами, представляющими себя гарантами добра.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ