"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Ясность на фоне хаоса: результаты политики Трампа в Сирии

Президент Дональд Трамп, национальная гвардия США
(Фото: серж. штаба Тони Харп, Командование ВВС по спецоперациям).

Алекс Йоффе, 27 октября 2019 г.
Перспективы Центра BESA, документ № 1324

РЕЗЮМЕ: Вывод американских войск из Сирии привел к хаосу, однако, как и во многих других аспектах президентства Трампа, это позволяет по-новому взглянуть на реальность.

Были полностью раскрыты характер Турции при Эрдогане, слабость Европы и нежелание Америки поддерживать сомнительные военные миссии.

Такие реалии требуют новых подходов к европейской обороне и ближневосточному участию и безучастию. 

Одним из многих вызывающих тревогу атрибутов президентства Трампа является то, что его заявления и политические решения имеют тенденцию приводить к непреднамеренным моментам ясности. Пробираясь через практические и риторические тонкости, Трамп вынуждает США и весь мир противостоять непоследовательной и неэффективной политике, часто по ходу дела, создавая новую.

Неизменное возмущение, как и реактивная антипатия многих противников Трампа, заставляет смотреть на ситуации впрямую. Сирия -- не исключение.

Это странная, почти ленинская динамика «нарастания противоречий». Отстаивание Трампом безопасной границы США вызвало реакцию, прояснившую позиции левого крыла Демократической партии (и большинства ее кандидатов в президенты) в пользу открытых границ и принципиального противостояния основным идеям суверенитета и гражданства. Торговая конфронтация с Китаем привела к каскаду, грубо раскрывшему степень продажи корпорациями своих душ коммунистической партии (совсем недавно - трусливый подхалимаж перед Национальной баскетбольной ассоциацией и ее игроками по поводу Гонконга).

Бесконечные расследования предполагаемой коррупции Трампа, такие как Раша-гейт и Украина-гейт, выявили прежде всего коррупцию семейств Клинтон и Байден и других претендентов на получение ренты от Демократической партии, и продемонстрировали, до какой степени сектор СМИ-развлечения-технологии представляет собой единую организацию, приверженную «сопротивлению».

Теперь и хаос, вызванный внезапным сдвигом в американской политике Трампа в отношении Сирии, присоединяется к этим примерам. Ни мудрость, ни мораль выхода США не представляют проблему, хотя это будет обсуждаться долгие годы. Однако реакция на вывод американских войск является в настоящий момент проясняющей и должна помочь в определении политики в будущем.

Можно указать на три пункта.

Впервые после сомнительного «переворота», уничтожившего турецкое гражданское общество, турецкое руководство при Эрдогане и ПСР широко признается как жестокий этно-религиозный империалистический режим с реваншистскими устремлениями. Несмотря на членство в НАТО и результаты выборов, режим Эрдогана является нео-османским, использующим все: от воздушных ударов до военизированных формирований в стиле «зеленых человечков» для достижения своих целей территориального завоевания и подавления курдских национальных движений. Избалованный ухаживаниями Обамы и Трампа, режим Эрдогана уже озадачил, если не разрушил НАТО, присоединившись к иранцам и русским, угрожая Греции и используя мигрантов как оружие против Европы для достижения как отдаленных идеологических целей, так и ближайших целей финансового шантажа.

Исламистская по концепции и действию, Турция Эрдогана почти наверняка не может быть подвергнута ни соблазнам, ни давлению, чтобы вернуться в лоно Европы. Бессмысленные разговоры о том, чтобы «выкинуть Турцию из НАТО», остаются пустыми.

Основная проблема заключается в том, чтобы изолировать Эрдогана на международном уровне и в пределах Турции, и разработать долгосрочные планы против всякой возможности экспансионизма нео-османской Турции в течение следующих десятилетий. Новые санкции США, давно подготовленные в ожидании наступления момента, должны быть дополнены поддержкой оппозиционных секторов Турции.

Во-вторых, как, если бы требовалось больше доказательств, было показано, что европейские государства и ЕС, в целом, не хотят и не могут заниматься вопросами, которые их непосредственно затрагивают. Они не могут спроектировать значимую силу для защиты населения, территории или чего-либо еще, принять карательную политику любой степени или даже защитить себя от ИГИЛ, за исключением вопроса внутренней безопасности. Остановить европейский военный экспорт в Турцию, которая в военном отношении в значительной степени самодостаточна — это мелкий жест.

Отсутствие у Европы желания противостоять Турции следует соединить со стремлением Германии продолжать торговлю с Ираном и энергетической зависимостью от России, с нежеланием Европы в целом санкционировать ядерные злоупотребления Ирана и неспособностью всесторонне решать миграционный кризис, за исключением наказания восточноевропейских государств, которые осуществляют контроль.

Ткань послевоенного европейского альянса оказалась под вопросом задолго до вторжения Турции в северную Сирию. Ожидается, что США обеспечат лидерство и вооруженные силы и будут беспрекословно реагировать на европейское пустословие. В силу этого, давно назрело полное переосмысление оборонной политики США в отношении Европы и НАТО в том числе.

В-третьих, одной из самых разъясняющих реакций на турецкое вторжение было то, что большая часть американского электората приветствовала уход США и выразила недовольство лицемерием элиты, хамством Турции и слабостью Европы. Неотвратимым фактом является то, что эксперты и рупоры СМИ, которые поддерживали хаотичное размещение сирийских войск США при Обаме, а затем осудили его при Трампе, теперь его защищают. Урок заключается в том, что без четко заявленной политики, основанной на интересах США, а не на эмоциональных призывах к «защите» или неопределенности в отношении «наращивания потенциала», и четкого, откалиброванного подхода со стратегией выхода, электорат США больше не будет поддерживать бесконечные миссии защиты в ущерб национальному строительству.

После трех ближневосточных войн и двух неудачных попыток восстановить мусульманские государства, хватит значит хватит.

Эксперты не смогли оценить, разработать и выполнить планы, которые приносят пользу американской безопасности, а региональные актеры не смогли извлечь выгоду из возможностей, предоставленных США для создания достойных государств. Пустозвонство по поводу американской исключительности, ответственности и доверия только вчера высмеивались как империализм, а столетие назад — как просветительская миссия. Граждане США способны увидеть регион с большей ясностью, чем эксперты.

Каковы его особенности?

«Племена с флагами» не могут строить национальные государства без жестокости по отношению к своему населению, меньшинствам и соседям. Сирийцы теперь будут страдать под старым и знакомым игом жестокой конкуренции между Россией, Ираном, Турцией и Сирией, в то время как китайцы продолжат осуществлять финансовый контроль над государствами, отраслями и регионами. Это новая великая игра, в которой выборочно должны принимать участие США.

Каковы же некоторые элементы нового американского подхода к Ближнему Востоку? Самые насущные интересы Запада — это предотвращение приобретения оружия массового уничтожения, предотвращение массовой миграции, которая еще больше подорвет сплоченность западных государств, в том числе США, защита источников энергии, лежащих в основе мировой экономики, и, возможно, защита оставшихся христианских меньшинств. Таковы новые и старые проблемы.

Для деглобализации мира необходимы новые границы. В этом сценарии Израиль, Греция и Индия являются стоящими в авангарде государствами, которым необходимо очертить свою собственную оборону. Их оборона должна быть также приоритетом Запада, наряду с защитой самого европейского континента.

Неясно, как это сделать в эпоху европейского морального и политического упадка. Только терпеливое изложение интересов США и их экстраполяция на общества единомышленников, готовых действовать для своей собственной защиты, убедят электорат США внести свой вклад, но никак не размахивание окровавленной рубашкой.

Однако восстановление западного оборонительного альянса прежде всего означает, что нужно разобраться с неразрешимыми проблемами: европейской демографической трансформацией и отказом от национализма, китайским империализмом, перенаселением Африки и, по-видимому, неприемлемым характером многих мусульманских обществ. 

Как и в случае с Китаем, давно существует теория, что взаимодействие Запада с Ближним Востоком, наряду с повышением уровня жизни, будет стимулировать секуляризацию и либерализацию. Это не доказано однозначно. Возможно, размежевание является частью ответа. Между тем американским союзникам было бы неплохо переосмыслить характер и тон своих отношений с гегемоном, который уже надоел, но продолжает оставаться самодостаточным. 

Алекс Йоффе — сотрудник Шилмана-Ингермана на Ближневосточном форуме и старший сотрудник нерезидент в Центре BESA.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ