"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Нетаньяху и Ганцу нужно выучить ивритское слово «мамлахтиут»

Image result for benny gantz israel
Биньямин Нетаньяху и Бени Ганц
Асаф Ромировский, 28 октября 2019 г.
Перспективы Центра BESA, документ No.1326

РЕЗЮМЕ: Израильское понятие «мамлахтиут» плохо переводится на английский язык. Слово «мамлаха», или «царство», предполагает, что действие совершено суверенным образом.

Дэвид Бен-Гурион использовал этот термин, когда говорил об использовании евреями военной силы с проявлением осторожности в отношении их политической власти. В израильских учебниках истории этот термин используется всякий раз, когда государство сталкивается с серьезной ситуацией, которая требует от отдельных лиц и группировок преодоления партийной лояльности.

Судя по их поведению на недавних выборах, Бенджамин Нетаньяху и Бенни Ганц не знают смысла этого слова. 

Израильтяне - циничная группа, у которой есть конкретный термин, означающий откладывание в сторону собственных интересов ради общего блага — факт, который много говорит о национальном характере и проясняет ценности страны. Если для вас это звучит как банальность, вспомните каменистую политическую историю Израиля. Когда Менахем Бегин был избран в 1977 году, его победа была охарактеризована как махапах или революция, которая закончила 29 лет правления партии Авода. Возможно, вы ожидали, что победитель, давно очерненный лидерами Аводы, воспользуется моментом и насладиться бонусами, возможно, даже прибегнет к политической мести тут и там. Бегин не сделал ничего подобного: он соблюдал мамлахтиут в своем управлении и окружении.

Фактически, это было одним из его руководящих принципов. В своей книге «Восстание», посвященной борьбе евреев за независимость в 1940-х годах, Бегин писал, что он был уверен, что, несмотря на противоположные политические убеждения во время британского мандата, евреи никогда не доходили до гражданской войны.
«Два фактора спасли людей от катастрофы гражданской войны»,
- писал он. 
«Во-первых, мы не прививали бойцам Иргуна ненависть к нашим политическим противникам. Ненависть одной из сторон - это очевидная угроза для национального единства. Взаимная ненависть почти однозначно ведет к гражданской войне. Всякий раз, когда мы видели проявления ненависти к нам, мы огорчались и удивлялись. Мы себя спрашивали, а возможна ли такая братская ненависть?
Бегин также демонстрировал мамлахтиут, когда, к ярости многих своих правых сторонников, выбрал Моше Даяна от партии Авода своим министром иностранных дел для руководства мирными переговорами с Египтом и, в конце концов, согласился вернуть Синайский полуостров в обмен на мир. Он осознавал, что эта историческая возможность была значительнее, чем узкая политическая программа любой партии, и от лидера зависело, чтобы использовать момент.

Как все изменилось.

Начнем с того, что, хотя мамлахтиут традиционно обсуждался в контексте сохранения хрупкого равновесия между левыми и правыми Израиля, политическая система страны за последние 25 лет претерпела полную трансформацию. Сегодня в Израиле, на самом деле, не существует ни левых, ни правых, а есть, в лучшем случае, правые и правоцентристы. Как справедливо заметил Йосси Кляйн Халеви, израильтяне-центристы рассматривают палестинское государство как жизненную необходимость для Израиля, спасая нас от невозможного выбора между Израилем как еврейским и демократическим государством, моральным бременем оккупации другого народа и растущим статусом парии. Однако центрист также рассматривает палестинское государство как экзистенциальную угрозу Израилю, с риском подвергнуться ракетному нападению с Самарийского нагорья на прибрежную равнину, где проживают большинство израильтян, превращая большой Тель-Авив в Сдерот, осажденный израильский город, граничащий с Газой, который за последнее десятилетие был обстрелян тысячами ракет. У центриста есть два кошмара относительно будущего Израиля. Один — что палестинского государства не будет. Другой — что будет.

При таких мрачных обстоятельствах нелегко точно определить, что еще сегодня означает мамлахтиут. Идет ли речь о сохранении равновесия между иудейской традицией и требованиями демократии? Идет ли речь о разрешении споров, кипящих вокруг израильских и американских евреев? Расхождение мнений — положение, для которого мамлахтиут не был приспособлен.

Однако, хотя у Израиля нет четкой директивы, которой могли бы руководствоваться Бегин или Бен-Гурион, ему все же необходимо вернуться к идее мелкомасштабного махлахтиута, чтобы преодолеть нынешний тупик.

Если вы взглянете на последний раунд всеобщих выборов 17 сентября, то увидите, что борьба шла не между противоборствующими идеями или политическими партиями, а скорее между Биби Нетаньяху и Бени Ганцем, двумя людьми, которые, кажется, согласны во всем, кроме того, кто из них должен быть премьер-министром. Их узость мышления и одержимость властью в ущерб всему остальному, негативно сказались еще до выборов. Что характерно, сын Менахема Бегина, Бени Бегин, в радиоинтервью за несколько дней до выборов заявил, что не будет голосовать за Ликуд, его исторический дом. 
«Похоже, что руководство партии делает все, чтобы я за них не голосовал», 
— сказал он. То же самое справедливо почти для каждого израильтянина, поддерживающего какую-либо партию.

Политическое манипулирование продолжается. Поскольку Нетаньяху не смог сформировать правительство в отведенные 28 дней, Ганц получил мандат в прошлую среду и хочет попытаться это сделать. С порога резиденции президента, Ганц обратился непосредственно к «Ликуду» и его лидеру Нетаньяху с просьбой присоединиться к «правительству либерального единства», которое он намеревается создать, обещая, что это будет правительство «национального примирения», которое «объединит Израиль и весь еврейский народ».

Это хорошие политические лозунги, но математически у Ганца даже меньше шансов, чем у Нетаньяху. Такой беспрецедентный политический тупик только вредит стране.

Это правда, что Нетаньяху, что бы вы о нем ни думали, имеет много личных достижений и может уйти в отставку мирно, сейчас или в какой-то момент в будущем, и почивать на лаврах. Также верно и то, что он может считать себя все еще незаменимым, как предположили некоторые ученые мужи, знакомые с его окружением, считая его единственным лидером, который в одиночку может спасти свою страну от краха. Однако ни он, ни Ганц не являются большей величиной или более необходимыми, чем Бегин и Бен-Гурион. Сейчас самое время для них принять принцип, мамлахтиут, который был свойственен этим двум, столь разным еврейским лидерам.

Асаф Ромировский — руководитель программы «Ученые за мир на Ближнем Востоке» (SPME), старший научный сотрудник в Центре BESA и научный сотрудник Ближневосточного форума.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"


ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ