"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Трамп объявляет о «постоянном» прекращении огня в северо-восточной Сирии

Конец роли США как мирового жандарма?


Джозеф Клейн, 25 октября 2019 г.

Президент Трамп объявил 22 октября, что правительство Турции под руководством президента Эрдогана, согласилось прекратить свои наступательные действия на сирийских курдов и сделать перемирие, о котором договорились вице-президент Майк Пенс и госсекретарь Майк Помпео, «постоянным».

Хотя президент сказал, что он снимет экономические санкции, которые он наложил на Турцию, он также сделал предупреждение Турции. Санкции и тарифы нанесут ущерб, если Турция не выполнит свои обязательства, «включая защиту религиозных и этнических меньшинств», сказал президент.

Президент Трамп признал соглашение о прекращении огня для спасения бесчисленных жизней «результатом, достигнутым без пролития даже единой капли американской крови. Нет травм. Никто не застрелен, никто не убит".

Американские войска никуда не отступили, как утверждали критики президента. Они были передислоцированы в другие части региона, а некоторые — остались в Сирии, чтобы защитить ее нефтяные ресурсы от попадания в чужие руки, такие как Иран или исламские джихадисты.

Президент Трамп сказал, что в разговоре с генералом Мазлумом Абди, командующим курдскими сирийскими демократическими силами, курдский лидер выразил благодарность за то, что Соединенные Штаты достигли в переговорах прекращения огня и спасли курдские жизни.

«Генерал Мазлум заверил меня, что ИГИЛ находится под очень, очень крепким замком и ключом, и места содержания под стражей тщательно охраняются», — сказал президент. Генерал Мазлум выступил с собственным заявлением, в котором поблагодарил президента Трампа «за его неустанные усилия, которые остановили жестокое турецкое нападение.

Президент Трамп высмеял своих критиков как «тех, кто втянул нас в ближневосточный беспорядок, но никогда не имели видения или смелости, чтобы вытащить нас. Они просто болтали». Президент решил лучше пойти по другому пути, нежели радикально расширять военное присутствие США, чтобы сдержать или отбить наступление Турции на курдов. Он использовал экономические рычаги санкций и повышенных тарифов, чтобы поддержать согласованную резолюцию, в то же время поддерживая в регионе войска США, которые будут вызываться в случае необходимости.

«Пусть кто-то еще сражается за этот пропитанные кровью песок», — сказал президент, добавив, что «мы избежали еще одного дорогостоящего военного вмешательства, которое могло бы привести к катастрофическим, далеко идущим последствиям». Многие тысячи людей могли быть убиты».

Президент Трамп использовал свое заявление, чтобы поделиться своим стратегическим мнением о военном участии США в бесконечных войнах, которые терзают Ближний Восток. Он хочет внести фундаментальные изменения в общепринятую парадигму. Больше не будет открытых военных обязательств США по участию в чужих войнах из-за вековых обид, которые засосали США в бездонные трясины.

«Сколько американцев должно умереть на Ближнем Востоке в разгар этих древних междоусобных и племенных конфликтов?» — спросил президент.

«После того, как Америка влила в пустыни Ближнего Востока всю драгоценную кровь и деньги, я намерен пойти другим путем — тем, который ведет к победе Америки».

Больше не будет никаких военных вмешательств США для смены режима.

«Мы видели колоссальные страдания по всему Ближнему Востоку», — сказал президент. «Мы потратили $8 триллионов на войны на Ближнем Востоке, никогда, на самом деле, не желая выиграть эти войны.

Но после того, как все эти деньги были потрачены, и все эти жизни были потеряны, и молодые мужчины и женщины получили тяжелые ранения, и их множество, Ближний Восток представляется менее безопасным и стабильным, чем до начала этих конфликтов».

Больше не будут принесены в жертву американские жизни ради того, чтобы просто выполнять роль мирового жандарма.

«Работа наших военных заключается не в том, чтобы быть мировым жандармом», — сказал президент Трамп.

«Другие страны должны выступить и сделать все от них зависящее. Этого не происходит». Если Соединенные Штаты посылают свои войска в бой, «мы должны это делать только тогда, когда на карту поставлены жизненно важные национальные интересы, и когда у нас есть четкая цель, план победы и выход из конфликта».

Такие жизненно важные интересы будут включать в себя победу над ИГИЛ и другими террористами-джихадистами, которые угрожают территории США, предотвращение достижения Ираном потенциала ядерного оружия и защиту безопасности Израиля, нашего ближайшего союзника на Ближнем Востоке.

Президент Трамп продемонстрировал свою решимость, когда на карту были поставлены жизненно важные национальные интересы, сняв кандалы, наложенные администрацией Обамы на вооруженные силы США, чтобы как можно быстрее победить ИГИЛ.

«Американские войска разгромили 100 процентов халифата ИГИЛ в течение последних двух лет», — сказал президент Трамп, призывая Турцию, Сирию и других в регионе внести справедливый вклад «для обеспечения того, чтобы ИГИЛ не вернул себе ни одной из этих территорий».

Тридцать шесть лет назад, президент Рональд Рейган, далеко не трусливый голубь, столкнулся с тяжелыми последствиями военного присутствия США в раздираемой войной стране на Ближнем Востоке без четко определенной цели, которая бы служила жизненно важным национальным интересам США. Двести сорок один морской пехотинец США, дислоцированный в Бейруте (Ливан) в роли «миротворца», погиб в результате массированного взрыва террориста-смертника 23 октября 1983 года.

Президент Рейган должен был принять стратегическое решение — либо настаивать на развертывание сухопутных войск США в Ливане, либо изменить военное положение в регионе для обеспечения безопасности американского военного персонала без полного отступления с Ближнего Востока.

Президент Рейган выбрал последнее. Морские пехотинцы были выведены из международного аэропорта Бейрута, где они были размещены, и переброшены на корабли Шестого флота — тактическая «передислокация», как об этом говорил президент Рейган. Соединенные Штаты не стали сохранять долгосрочное физическое присутствие в центре ливанского поля битвы для участия в гражданской войне, а стали поддерживать сильное присутствие поблизости для защиты своих основных национальных интересов.

Высокопоставленный в то время чиновник Госдепартамента дал обоснование: 
«Ливан — страна, которая воевала тысячу лет. Мы сделали все, что могли, чтобы навести порядок в этом месте, но очевидно, что порядок там никому не нужен, а поэтому мы сейчас обращаем наше внимание на более широкие вопросы возрождения ближневосточного мирного процесса и позволим ливанцам вести свои бом самим.
«Отношения Америки с сирийскими курдами должны быть изучены аналогичным образом. США и курды полагались друг на друга, чтобы бороться со своим общим врагом - ИГИЛ, который в 2014 году, угрожало спровоцировать массовую резню курдского населения в северной Сирии, пока США не вмешались и не предоставили военную помощь. В течение пяти лет курды предоставляли наземные войска, в то время как США обеспечивали критическую авиационную и разведывательную поддержку. Оба были заинтересованы в том, чтобы ИГИЛ не стал вновь угрозой, какой он когда-то был.
Однако, в то время как курды боролись против ИГИЛ, они также устанавливали самоуправление на северо-востоке Сирии.

Они полагали, что будут жить в безопасности внутри своего рода самоуправляемого протектората США, защищенного от турецкого нападения, пока США сохраняют там свое военное присутствие. «Нью-Йорк таймс» описал развивающиеся условия на местах следующим образом: 
«Когда Исламское государство отступило, курдские боевики стали, по сути, управлять, примерно, четвертой частью Сирии, в том числе, к ярости г-на Эрдогана, на большей части турецко-сирийской границе. В течение нескольких лет американские войска поддерживали порядок между своими двумя союзниками — Турцией и сирийскими курдами, действуя как фактические миротворцы на границе».

Курды хотели бы много лет жить под такой защитой США.

Вопрос, на который президент Трамп искал ответа, заключался в том, как долго должен сохраняться статус-кво? Есть ли у США какой-либо собственный жизненно важный интерес под угрозой, либо в плане безопасности, либо в плане обязательства перед своими курдскими союзниками действовать в качестве долгосрочной силы защиты в регионе самоуправления курдов на суверенной территории другой страны? Должны ли США впутываться в региональное противостояние между сирийскими курдами, которые желают самоуправления в районе, примыкающем к границе Сирии с Турцией, и твердой решимостью президента Турции, союзника по НАТО, не допустить того, что он воспринимал как серьезную угрозу безопасности на границе его страны?

Министр обороны Марк Т. Эспер сказал, что решение президента Трампа «вывести около 50 солдат из зоны нападения было принято после того, как нам стало совершенно ясно, что президент Эрдоган принял решение пересечь границу».

Он добавил, что Соединенные Штаты могли «не подвергать опасности жизни» американский спецназ в Сирии, и что Соединенные Штаты не могли «затеять войну с союзником по НАТО».

Можно, конечно, утверждать, что поспешное решение президента Трампа снять военную защиту США с сирийских курдов перед турецкими силами, создав непреднамеренные последствия, способствующие возрождению ИГИЛ и позволяющие сирийским и российским силам заполнить вакуум, оставленный выходом США.

Однако Соединенные Штаты не покинули Ближний Восток, как это сделал и президент Рейган, когда он вывел морских пехотинцев из аэропорта Бейрута. Войска США находятся по соседству и могут быть быстро призваны для нанесения удара по ИГИЛ, где бы он ни поднимал свою уродливую голову.

Более того, Россия, безусловно, не являющаяся другом ИГИЛ, теперь взяла на себя ответственность и имеет собственный интерес, чтобы подавить любое возрождение джихадистской террористической группы в этом регионе прежде, чем она выйдет из-под контроля.

Вопреки общепринятому мнению, Иран может оказаться проигравшим, а не победителем, в результате создания Турцией зоны безопасности на северо-востоке Сирии при поддержке России после решения президента Трампа о выводе войск. Во-первых, Иран был недоволен действиями Турции в Сирии. Если Турция выполнит планы переселения в зону безопасности, которую она установила в северо-восточной Сирии, миллионов в основном сирийских беженцев-суннитов, в настоящее время проживающих в Турции, Ирану будет труднее заполнить пустующие места в Сирии своими сторонниками-шиитами. Это затруднит достижение стратегических амбиций Ирана по созданию шиитского полумесяца, сухопутного маршрута из Ирана через Ирак — в Сирию и Ливан.

Тем временем, Соединенные Штаты, по крайней мере, временно перебросили войска в Ирак, чтобы задавить любые остатки ИГИЛ. США теперь также будут иметь больше возможностей для укрепления своей базы спецназа на юге Сирии, которая использовалась не только для борьбы с ИГИЛ, но и для противодействия усилиям Ирана по расширению своего военного влияния в Сирии. Президент Трамп получил плохой расклад в Сирии из-за некомпетентности Барака Обамы. Обама не принимал всерьез ИГИЛ до тех пор, пока он не стал метастазом.

Он провел красную линию на песке относительно применения химического оружия режимом Асада, которую он затем проигнорировал (в противоположность тому, что сделал президент Трамп, столкнувшись с продолжающимся применением химического оружия режимом Асада). А Обама пожертвовал американскими военными ресурсами и престижем ради смены режима в Сирии, не имея ни малейшего понятия, как этого добиться и не будут ли последствия хуже, как это произошло в Ливии.

Президент Трамп предпринял шаги, которые он считал необходимыми для защиты жизней американцев, не отказываясь от борьбы с двумя крупнейшими угрозами на Ближнем Востоке для США и региональной безопасности — ИГИЛ и Иран.

История рассудит мудрость его решения.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ