"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Стратегия турецкой кампании против курдов

Сирийские курдские беженцы бегут в Турцию (фото: EC-ECHO через Flickr CC)
Генерал-майор (рез.) Гершон Хакоэн
Центр перспектив BESA, документ № 1331, 31 октября 2019 года. 

РЕЗЮМЕ: В свете недавних региональных событий в целом и турецкого вторжения в Сирию в частности, Израиль должен пересмотреть основополагающее стратегическое обоснование не только своей скрытой деятельности в соседних странах, но также и своего явного поведения. В противном случае, он, в случае войны с северной осью (Хизбалла, Иран и Сирия) может, выиграв войну, оказаться перед трудностями, связанными с завершением кампании с сохранением стратегического достижения.

Хотя президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган провел относительно короткую и простую кампанию против курдского меньшинства в северо-восточной Сирии, этого было достаточно для стратегического сдвига сил, действующих на Ближнем Востоке.

Понятно, что курды понесли огромные потери. После восьми лет гражданской войны в Сирии, в ходе которой они смогли сохранить свою автономию в северо-восточной Сирии, в районе, составляющем около 30% территории страны, их достижения были у них отняты, когда Вашингтон холодно воспринял их существенный вклад в победе над ИГИЛ.

С учетом сказанного, пока что не ясно, кто победил.

Похоже, что согласие Владимира Путина на турецкую зону безопасности на сирийской земле, глубиной 30 километров вдоль примерно 120 километров сирийско-турецкой границы, представляется, с точки зрения Эрдогана, достижением цели кампании.

Однако с точки зрения иной перспективы, достижения российского президента намного превосходя достижения Эрдогана.

Все, что известно на данный момент об этой кампании, касается видимых боевых действий и публичных дипломатических встреч, в то время как стратегические события неизбежно связаны с важными аспектами, которые скрыты от общественности. Именно в этом, в значительной степени, кроются ответы на основные вопросы. Например, что в действительности побудило президента Трампа вывести свои войска и отказаться от курдских союзников в такой трудный час? О чем договорились Путин и Эрдоган во время их переговоров в Сочи? Обнародованная информация об этой встрече не обязательно дает полную и точную картину, и вполне возможно, что утечка информации (как официальное объявление) была предназначена для маскировки реального понимания.

С точки зрения инженера отрасли и управления, явление войны влечет за собой план действий, как при планировании сборочной линии, с конечным результатом, отражающим первоначальную концепцию. С такой точки зрения, планирование войны должно обязательно зависеть от определения желаемой конечной точки.

Можно утверждать, что президент Путин призвал своего турецкого коллегу начать кампанию, поскольку увидел возможность вернуть силы Асада обратно на северо-восток Сирии, превратив сирийскую армию из репрессивной силы в спасителя курдов. По моему мнению, такой западный подход, является весьма далеким от российской поведенческой логики. Похоже, что изначально Москва не знала, что происходит. Но с того момента, как событие обрело черты, было решено максимально использовать эту стратегическую возможность для расширения своего регионального влияния.

Для Эрдогана возвращение сил Асада в северо-восточную Сирию явилось непредвиденной дилеммой. Вступая в войну, турецкий тиран ожидал короткой и простой кампании, в конце которой курдская автономия будет ликвидирована. Но когда при поддержке России сирийские войска вышли на арену, все осложнилось, и ему стало трудно понять, как закончить кампанию, как он предполагал.

Путин, приглашая Эрдогана в Сочи, предложил ему спасательный круг, аварийный выход для достойного окончания войны. С этим вмешательством он стал актером, владеющим ключом от прекращения кампании и достижения региональной стабильности на фоне лабиринта интересов всех вовлеченных сторон.

Иранско-иракская война, начавшаяся 39 лет назад, является примером того, как война может стать бесконечной. Кампания, задуманная Саддамом Хуссейном как блицкриг продолжительностью две -- три недели, затянулась на восемь лет, потому что ни одна великая держава не была заинтересована в том, чтобы положить этому конец. Война Йом Кипур тоже могла бы длиться, если бы не участие США и эффективное посредничество Киссинджера. В ходе этого процесса, Вашингтон приобрел растущее влияние на Ближнем Востоке как субъект, владеющий ключом от стабильности в регионе, а затем и путем к мирным договорам.

Хотя США по-прежнему считают, что владеют ключом от регионального урегулирования, замок был сменен, и теперь именно Путин держит новый ключ от укрепления региональной стабильности. В новой реальности фундамент, на котором строились региональные соглашения со времен мирного договора с Египтом, то есть, американское господство, меняется и даже начинает разрушаться.

Когда ключ к прекращению войны находится в руках русских, шансы на ее окончание дипломатическим соглашением, благоприятным для Израиля, невелики. Эффективная внешняя и оборонная политика требует выявления и использования возможностей даже в событиях, которые не связаны с непосредственными экзистенциальными интересами. Именно так страна может дать почувствовать свое присутствие в тех случаях, когда такое присутствие является самоцелью.

В ходе гражданской войны в Сирии, Израиль избегал такой активной политики, ориентируя свои тайные и явные действия на открыто оборонительную цель.

Это резко контрастирует с его политикой 1960-х и 1970-х годов, когда он оказывал значительную военную помощь (включая участие израильских офицеров в боевых действиях) курдской борьбе в Ираке, хотя в то время Израиль имел гораздо меньше военных, дипломатических и экономических сил.

Вывод ясен: актёр, который не осмеливается присоединиться к драке, чтобы продемонстрировать, хотя бы свое присутствие, и использовать появляющиеся возможности, будет вынужден наблюдать события со стороны.

В свете недавних региональных событий в целом и в северо-восточной Сирии в частности, Израилю необходим пересмотр основополагающего стратегического обоснования не только своей тайной деятельности в соседних странах, но и своего более явного поведения. Иначе, в случае войны с северной осью (Хезболла, Иран и Сирия), он, выиграв битву, может столкнуться с трудностями, чтобы завершить кампанию со стратегическим достижением.

Генерал-майор (рез.) Гершон Хакоэн, старший научный сотрудник Центра стратегических исследований «Бегин-Садат». Служил в ЦАХАЛе 42 года. Командовал войсками в боях с Египтом и Сирией. Ранее, был командиром корпуса и командующим Военными колледжами ЦАХАЛа.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ