"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Переворот в Израиле

Image result for судьи кто

Дэниел Гринфилд, 28 ноября 2019 г.
«Мне важно подчеркнуть, что единственные, кто определяет, кто будет премьер-министром, являются израильские избиратели. В этом — суть демократии», — заявил недавно премьер-министр Нетаньяху.
Вот это и поставлено на карту.
Для маскировки реального переворота, политические деятели и СМИ использовали фальшивые новости и сфабрикованные судебные дела.

Как вы можете выиграть выборы, если избиратели не будут голосовать за вас? Вы лжете, обманываете и очерняете. А если это не срабатывает, наступает очередь для тайных расследований, ночных налетов и политически мотивированных судебных процессов.

Что поставлено на карту в Америке и Израиле, так это будут ли страной управлять избиратели или не избранные чиновники. Не избранные чиновники запустили перевороты с помощью показательных судебных процессов. А избиратели ответили лишением их доверия.

Хотя СМИ трубят об обвинениях устроителей переворота во «взяточничестве» и «коррупции» и обвиняют Нетаньяху и его сторонников в «подстрекательстве» против "компашки" судей, адвокатов и различных особых интересантов, общественное доверие к этой политически левацкой мафии находится на невероятно низком уровне.

В опросе Globes, 44% правых выразили низкое доверие к судебной власти, а 55% левых — высокое доверие к судебной власти. Только 23% правых выразили доверие к судебной власти. В целом 43% израильтян выразили недоверие полиции, и только 18% израильтян действительно доверяют полиции.

Чем объясняются такие цифры?

Следующий вопрос показал, что 45% израильтян считают, что существует высокая степень избирательного преследования. Только 15% считают, что такой проблемы не существует.

СМИ утверждают, что Нетаньяху «подстрекает» против судебной власти. Но он просто говорит то, что все знают. Система коррумпирована и злоупотребляет своей властью, преследуя цели своей коррупции.

Правые израильтяне повернулись против системы не только потому, что она против Нетаньяху. Система всегда была предвзята против них, потому что они аутсайдеры. Даже если вы не живете в городе, обозначенном как поселение или форпост, даже если вы не ортодокс, русский иммигрант или кто-то еще, кроме светского ашкенази, чьи бабушка и дедушка приехали в правильное время, проживают в правильной части Тель-Авива, если вы не голосуете за левых, то у вас не будет политических связей для ведения бизнеса и решения простых повседневных проблем, от включения электричества до разрешения спора о парковке. Каждый израильтянин знает, что это правда.

Правые начали преобладать в израильской политике, потому что большая часть страны ненавидит коррумпированную систему, которую старые социалисты создали для подавления народа и страны. Они не просто ненавидят это в абстрактном идеологическом смысле, а потому, что им приходится изо дня в день иметь с этим дело.Они просто не верят, что есть какая-то альтернатива системе. В этом суть обвинения.

Обвинение основано на ожидании системы, что она сможет уничтожить Нетаньяху и правых. Или, как недавно сказала Кэролайн Глик, оппозиция «предусматривает решение двух задач — уничтожить премьер-министра Биньямина Нетаньяху и увековечить режим не избранных израильских функционеров».

А Нетаньяху дает понять, что будет либо он, либо бюрократия.

Текущее судебное дело или дела против премьер-министра Нетаньяху, как и против президента Трампа, являются шуткой. Они зависят от утечек в средства массовой информации, запугивания со стороны политических агентов внутри органов правопорядка и судебных органов, а также от многочисленных горестных рассуждений о моральном крахе нации с очень небольшим количеством доказательств.

Дело 2000 и дело 4000, являющиеся центральными элементами переворота против Нетаньяху, утверждают, что израильский лидер обязался проводить определенную политику в обмен на благоприятное освещение в СМИ.

Как отметила Кэролайн Глик в важной беседе на выходные в Центре свободы имени Дэвида Горовица, «никто никогда не слышал о том, чтобы позитивное освещение в СМИ было взяткой, поскольку ни в одной стране на планете позитивное освещение не считается взяткой, так как, если бы позитивное освещение считалось взяткой, то журналистика, по сути, превратилась бы в преступное занятие».

Если бы СМИ, обеспечивающие позитивное освещение политиков, которые поддерживают их повестку дня, совершали преступление, то каждый отдельный политик и руководитель СМИ оказались бы в тюрьме. Это часть селективного преследования. И, как и в случае с Трампом, обвинение не только избирательно, но и изобретает новые преступления в процессе их отбора.

Как Нетаньяху, так и Трамп обвиняются в узурпации функций СМИ. Средства массовой информации должны распространять поддельные новости в социальных сетях. Они должны расследовать своих политических противников. И они, по своим собственным соображениям, могут решать, какие политики получат позитивное или негативное освещение.

А дела 2000 и 4000 по-настоящему обвиняют Нетаньяху и его жену в том, что те жалуются на средства массовой информации.

Остальная недостающая информация в обвинительном заключении была заполнена предположением, что, когда дела шли удачно для руководителей двух медиа-компаний, находящихся в фокусе судебных дел, это было не только действие Нетаньяху, но и обмен quid pro quo за положительное освещение.

Очевидный вопрос, который средний израильтянин мог задать в этот момент, звучит так: «Какое позитивное освещение в СМИ?».

В обвинительном заключении это позитивное освещение не отражено, поскольку для этого требуются доказательства. А доказательство — это единственное, что катастрофически не хватает этому документу, без чего он превращается в образцовый фарс.

Главной на сайте Yediot Aharonot на английском языке, одного из двух, которым Нетаньяху якобы помогал в обмен на позитивное освещение, является редакционная статья, в которой говорится: «У Нетаньяху закончились фокусы».

Это не новое явление в ответ на обвинительное заключение. Это типично позитивное освещение в СМИ, которое Нетаньяху имел в течение многих лет, когда комментаторы и репортеры спорили, должен ли он быть застрелен, а затем брошен в реку, или сначала брошен в реку, а затем застрелен.

Однако помимо абсурда трактовать позитивное освещение в СМИ как взятку или реальность, которую эта предполагаемая взятка никогда не предоставляла, нет никакой реальной связи между тем, что хотели медиа-магнаты, и любым не существующим позитивным освещением в СМИ премьер-министра Нетаньяху.

Вместо этого обвинительный акт заполнен заявлениями о том, что обе стороны знали, понимали и предполагали без всяких фактических доказательств. Это не судебное дело, а какой-то набор теорий о том, как может выглядеть судебное дело. Для получения взятки должны быть доказательства соглашения и обмена.

А этого не существует в этом деле. В обвинительном заключении четко указывается, что нет никаких фактических доказательств, помимо вынужденных показаний запуганных сотрудников, столкнувшихся с юридическими и личными проблемами на других фронтах.

Израильтяне давно научились игнорировать показания, предоставленные такими государственными свидетелями. Предоставление ранее уважаемым людям выбора между заключением в тюрьму по другим обвинениям или сообщением суду всего, что он хочет услышать, не является процессом, который ведет к появлению надежных свидетелей.

В эпоху Трампа американцы тоже учатся не доверять такой тактике в политических расследованиях, в которых таких людей, как Пол Манафорт, Майкл Коэн или Майкл Флинн, перетаскивают через систему под любым удобным предлогом в надежде, что они смогут обеспечить юридическую поддержку политически мотивированным кампаниям.

Эта дыра была заполнена истеричным освещением в СМИ, выдумыванием связей, которых на самом деле не было в деле, и которые не могли быть доказаны. Но они и не должны быть. Если все пойдет по плану, то Ликуд либо проиграет, либо будет вынужден принести в жертву Нетаньяху, и как только он окажется в изоляции, его можно будет истощить судебными издержками, пока он не примет сделку о признании вины.

Левые, не мытьем, так катанием, вернутся к власти, а правые будут искалечены, и террористы будут праздновать от Газы до Бейрута.

Как и расследование Мюллера, это политический гамбит, предназначенный для разыгрывания в СМИ. Если факты дела окажутся перед настоящей юридической проверкой, то карточный дом рухнет. Они этого не ожидают. Враги демократии ожидают, что избиратели окажутся слабым пунктом, который позволит им победить. Расследование Мюллера должно было перевернуть республиканских избирателей и законодателей. Не удалось.

Обвинение Нетаньяху было предназначено для обмана членов партии Ликуд и избирателей. Если это не удастся, то обвинение пойдет по пути «Рашагейт». Настоящая проверка представительного правительства заключается в том, будут ли люди сопротивляться неизбежным заговорам не избранных чиновников с целью лишить их представительства под любым предлогом.

В Израиле, как и в Европе, левые и правые имеют совершенно разные определения демократии. Для левых демократия означает политические нормы социал-демократии. Вот почему левые часто называют проигрыш на выборах «угрозой демократии». Левые действуют под девизом Людовика XIV "Государство — это я". И их обновленная версия — это "Демократия — это я". Демократические выборы, которые проигрывает «я» — недемократичны.

Государственные перевороты в Америке и Израиле являют собой более глубокую борьбу между избранными и не избранными функционерами, между открытыми и закрытыми системами, между свободой и тиранией, а также между властью СМИ и властью людей.

Переворот заканчивается либо поражением людей, либо поражением заговорщиков. Подобная борьба ведется по всему миру, от Гонконга до Тегерана, от Лондона до Иерусалима и Вашингтона, округ Колумбия. Это борьба между властью администрации и властью народа. На всех языках и под разными флагами они спрашивают, будет ли народ выбирать свои правительства или вместо него его выберут власти, которые действительно управляют делами.

Как сказал Нетаньяху, это сводится к вопросу о том, кто определит, кто будет управлять страной. Будут ли это избиратели или юристы?

Дэниел Гринфилд — научный сотрудник Шильмана в Центре свободы имени Дэвида Горовица.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"


ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ