"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Восстания в Ливане и Ираке: паника в Тегеране


MAGALI MARC LE 3 NOVEMBRE 2019

Согласно Амиру Тахери, ливанское восстание сумело подорвать «параллельную вселенную генерал-майора Кассема Сулеймани, созданную вокруг представления Ливана как плацдарма для завоевания Ближнего Востока идеей хомейнистов. Те, кто знаком с пропагандой Тегерана, знают, что муллы считают Ливан своей самой успешной попыткой построить империю».

Амир Тахери считает, что «существует концепция «ливанцев», которая выходит за рамки межконфессионального и политического разделения.

Ливанцы поворачиваются к Средиземноморью и захватывающим возможностям современного мира, а не к руинам иранской программы при муллах с их допотопной идеологией. С точки зрения вкуса, Ливан ближе к пляжу, чем к бункеру» (см. его статью, опубликованную на французском языке на Jforum, 29 октября).

Для читателей Dreuz я перевел статью Амира Тахери*, опубликованную 1 ноября, на веб-сайте Asharq Al-Awsat **

Когда на Ближнем Востоке рушатся фасады

Амир Тахери

В течение примерно двух недель, СМИ, контролируемые государством в Тегеране задавались вопросом, как справиться с новостями о народных восстаниях в Ливане и Ираке.

На первом этапе официальная линия гласила, что протесты отражали гнев людей на плохие экономические показатели и плохие государственные услуги. Этому рассказу вторило освещение в СМИ прошлогодних народных протестов в самом Иране.

Было немыслимо, чтобы «народ», субъект, всегда абстрактная структура, не ценил преимущества системы, не говоря уже о восстании против нее.

На втором этапе, протесты были представлены как признак неспособности властей реагировать на массовые жалобы.

На третьем и текущем этапе, восстание было изображено как результат зловещих заговоров «врагов ислама», включая обычных подозреваемых «сионистов» и «агентов большого американского сатаны».

Таким образом, СМИ в Тегеране посоветовали «властям» Бейрута и Багдада подавлять народные восстания «всеми необходимыми средствами». Один из иракских пропагандистов Тегерана даже посоветовал премьер-министру Аделю Абдул-Махди «убивать лидеров мятежа (фитна)», которые собирались в ресторане в Багдаде. Ежедневная газета «Кейхан», которая, как считается, отражает точку зрения «верховного лидера» Али Хаменеи, начала призывать к «решительным действиям» против ливанских демонстрантов за несколько дней до появления на улицах отрядов боевиков Хезболлы и Амаля, которые напали на базу протестующих в Бейруте.

Любой, кто следит за освещением контролируемых государством иранских СМИ, обнаружит чувство паники в Тегеране. А что, если мы становимся очевидцами версии периферийных восстаний, потрясших Советскую Империю на ее сателлитных территориях в центральной и восточной Европе?

В течение многих лет Тегеран пытался представить свою экспансионистскую уловку на Ближнем Востоке как большой успех не только для исламской революции, но и для иранского национализма. В интервью, опубликованном посмертно, генерал Стражей Революции, Хуссейн Хамадани хвастался, что "спас" сирийского лидера Башара Асада от поражения и смерти, в тот момент, когда он и его друзья паковали чемоданы и были готовы бежать. Тем не менее, он отметил, что впервые с седьмого века нашей эры, иранские войска достигли Средиземного моря, как это было при их доисламском царей царей Хосрове Парвизе.

Это повествование также нашло отклик в сообщениях Тегерана о Йемене. Иранцам рассказали, что при Хосрове Анушираване, императоре Сасанидов, персидская армия во главе с Вахразом отправилась в Йемен, чтобы изгнать абиссинских захватчиков, и что сегодня Иран сделал то же самое, но отправил для хути "оружие и советников, чтобы преследовать арабских "захватчиков". Что касается Ирака, то Исламская Республика имела право не только вмешиваться, но и обязанность защищать иракских шиитов и курдов, считающихся членами «нашей большой семьи».

Что касается Ливана, то ведущая роль Исламской Республики Иран была естественным продолжением отношений, которые начались с ввоза большого числа ливанских шиитских священнослужителей в Иран в шестнадцатом веке, что помогло конвертировать Иран в шиизм при сефевидах.

Нет сомнений в том, что эта великая хомеинистская стратегия имела некоторый первоначальный успех, поскольку Тегеран расширил свое влияние на Ближнем Востоке с минимальными жертвами. Даже деньги, потраченные на приобретение псевдо-империи, были не очень велики. Согласно лучшим оценкам, расходы Ирана на получение господствующего положения в Ливане, Сирии, Ираке и Йемене оцениваются в $40 миллиардов за последние четыре десятилетия. Ежедневная газета Кейхан сравнивает эту цифру с «$8 триллионами, которые Соединенные Штаты потратили на Ближнем Востоке, чтобы ничего не достичь», согласно Трампу.

Строя свою империю, муллы совершили серьезную ошибку: они предотвратили появление настоящих местных властей, в том числе национальных армий, которые могли бы обеспечить некоторую стабильность полуавтономным способом. Британцы сделали это с некоторым успехом в Индии, где они поощряли большое количество махараджей, набобов и сардаров с некоторой местной легитимностью, в то время как безопасность субконтинента зависела от регулярной армии, состоявшей в основном из коренных, часто этнических и/или религиозных элементов меньшинств.

В результате, официальные органы государства в Сирии, Ливане, Ираке и Йемене были превращены в простые фасады, маскирующие реальную власть, осуществляемую такими ополчениями, как Хезболла, Народные мобилизационные силы, Заянбиюн и Хути.

Во время недавнего нападения на саудовские нефтяные объекты хути узнали о своей воображаемой роли в операции, читая иностранные газеты со ссылкой на иранские источники. Тегеран даже из вежливости не удосужился сообщить хути, что они будут упомянуты как виновники нападения, прежде чем передать это мировым СМИ.

В 2017 году генерал Исмаил Каани, номер один в армии Кудс генерала Касема Сулеймани, рассказал на семинаре Корпуса стражей исламской революции (КСИР), что реальная власть во всех соответствующих странах находится в руках «сил сопротивления, связанных с нашей революцией». Сулеймани дал это понять в своем самом первом интервью, заявив, что он не признает существование государства, которое, хоть в чем-то, напоминает ливанское.

Это, конечно, соответствующая копия ситуации в Иране даже там, где существуют формальные государственные структуры, включая президента, кабинет министров, различные министерства и даже регулярная армия, но только в виде фасадов для параллельных структур, известных как "глубинное государство", тех, которые осуществляют реальную власть. Советская империя установила аналогичную систему в странах-сателлитах, где даже коммунистические партии были лишь фасадом. Этот проект начал рушиться, когда марионетки, в том числе лидеры некоторых местных коммунистических партий, начали уходить в отставку или даже вступать в оппозицию. Нынешний кризис в соответствующих странах может вполне принять тот же оборот. Как и жуткий Советский Союз, хомейнистский режим может попытаться силой остановить ход истории. Если это так, он потерпит неудачу, как СССР со своими странами-сателлитами. Тем не менее, позитивные изменения вполне возможны, если те, кто формирует фасад власти в соответствующих странах, найдут в себе смелость уйти и позволить тем, кто придет на смену в Тегеране, взять на себя ответственность в меру своей реальной власти за кулисами.

Хути, клан Асада, Хезболла, Народные мобилизационные силы (ИМП) в Ираке и связанные с ними группы — это все марионетки, задействованные в сюрреалистическом спектакле, написанном безликими кукловодами в Тегеране. Тот факт, что им приходится прятаться за второстепенными марионетками, играющими роль президента и/или премьер-министра, приведет лишь к еще более абсурдному бегству в воображаемый мир.

Чуть более 1000 лет назад, Низам аль-Мульк отметил, что то, что кажется законным, не обязательно является законным, и то, что пребывание в должности, а не у власти, порождает худшую тиранию.

Амир Тахери был главным редактором ежедневной газеты «Кейхан» в Иране с 1972 по 1979 год. Он работал или писал для бесчисленных изданий, опубликовал одиннадцать книг и является обозревателем Ашарк аль-Авсат с 1987 года.

** Ашарк аль-Авсат (Ближний Восток) — панарабская газета, созданная в 1978 году в Лондоне. Тираж издания составляет около 200 тысяч  экземпляров. Она издаётся одновременно в 14 городах на 4 континентах.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ