"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Путь к иранскому нападению на Израиль


Проф. Эйтан Гильбоа,  15 ноября 2019 г. 
Документ Центра перспектив BESA № 1345

РЕЗЮМЕ: Политические и военные лидеры Израиля предупреждают о возможности крупной военной конфронтации с Ираном, который хочет удержать Израиль от попыток сорвать строительство военных баз в Сирии и Ираке и строительства заводов, на которых Хезболла может превратить свой огромный арсенал ракет в высокоточные ракеты.

Эта угроза становится более острой в свете неспособности США отреагировать на недавние провокации Ирана в Персидском заливе. Израиль должен принять агрессивный новый стратегический подход для противодействия этой угрозе в координации с США и в консультации с Россией. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху недавно предупредил, что усиление иранских провокаций и отсутствие реакции США могут привести к опасной военной конфронтации между Израилем и Ираном.

Это предупреждение воспринимается некоторыми как разжигание страха после двух неубедительных выборов. Ни один из двух ведущих кандидатов в премьер-министры, Нетаньяху или Бенджамин Ганц, не смог сформировать правительство. Представители оппозиции и комментаторы полагают, что предупреждение Нетаньяху — это манипуляция, призванная вывести из политического тупика, и подталкивание к созданию правительства национального единства того типа, который он поддерживает.

Однако начальник штаба ЦАХАЛа, генерал-лейтенант Авив Кочави и генерал-майор Аарон Халива, глава оперативного управления ЦАХАЛа, сделали аналогичные предупреждения. Военные и стратегические эксперты утверждают, что военное нападение Ирана на Израиль является лишь вопросом времени. Стратегическая слабость Америки, отраженная в ее неспособности отреагировать на серию иранских провокаций в Персидском заливе, может дать возможность для иранского нападения.

Основная цель такого нападения будет состоять в том, чтобы удержать Израиль от его беспощадных ударов по военной инфраструктуре, которую Иран пытается построить в Сирии, а в последнее время — и в Ираке.

Иран атаковал нефтяные танкеры и саудовские нефтяные объекты и сбил дорогой американский разведывательный беспилотник над международными водами. Он строит объекты для превращения огромного арсенала ракет Хезболлы в более точное и смертоносное оружие. Он пытается добавить третий военный фронт против Израиля в Сирии и Ираке (два других — Ливан и Газа) и использует террористическую организацию «Исламский джихад» в Газе для нападения на израильские города и деревни, чтобы саботировать усилия Египта по достижению там спокойствия.

Иран также систематически нарушает ядерное соглашение 2015 года, которое было подписано европейскими державами и США. 6 ноября 2019 года, Иран начал заправлять более 1044 центрифуг урановым газом на ядерном объекте в Фордо. Целью является обогащение урана на 20%. В мирных целях уран нужно обогащать только на 3-5%, и ядерная сделка действительно позволяет Ирану обогащать только до 3,67%.

Любая концентрация выше этого уровня может указывать на план создания ядерного оружия, для которого требуется концентрация 85-90%. Как только достигнут уровень 20%, обогащение довольно быстро может быть увеличено до 90%.

Иран также планирует в десять раз увеличить производство обогащенного урана на ядерном объекте в Натанзе. 4 ноября компания сообщила, что разрабатывает усовершенствованные центрифуги, которые могут быстрее обогащать уран.

Решение Трампа воздержаться от любых ответных мер против провокаций Ирана в Персидском заливе, его стремление встретиться с президентом Ирана Хасаном Рухани на недавней Генеральной Ассамблее ООН, его заявленная готовность отменить жесткие санкции, которые он ввел против Ирана в обмен на встречу, и возможные переговоры о новом ядерном соглашении и его решение о выходе из контролируемых курдами районов вблизи турецко-сирийской границы побуждают Иран полагать, что США слабы и не готовы применять силу против военных провокаций или новых усилий по ускорению производства ядерного оружия.

Лидеры режима, возможно, пришли к выводу, что США в настоящее время являются ненадежным союзником, который не предпримет решительных ответных мер против нарушения ядерного соглашения или нападения на Израиль.

14 сентября 2019 года Иран напал на саудовский нефтяной объект в Абкайке, одном из самых важных в мире объектов по добыче нефти. Внезапное нападение было осуществлено из Ирана с помощью сложных и точных крылатых ракет и штурмовых беспилотников. Тегеран утверждал, что нападение было совершено из Йемена повстанцами хути.

Это ложь. Свидетельства ясно показывают, что нападение было совершено с иранской территории.

Очевидно, что Иран не будет атаковать Израиль напрямую со своей собственной территории. Скорее всего, он использует своих прокси в регионе. К счастью, Иран потерял часть внезапности против Израиля, поскольку он уже использовал высокоточные крылатые ракеты против Саудовской Аравии.

Израиль готовит оборонительные и наступательные ответы на перспективу иранского удара крылатых ракет и беспилотников. Израильская стратегия должна включать несколько ключевых компонентов. Для начала, он должен раскрыть план Ирана. После этого, он должен угрожать прямым и массированным ответным ударом и дать понять, что Ливан, Сирия, Ирак и Газа заплатят высокую цену, если нападения на Израиль начнутся с их территории.

Во Второй ливанской войне в 2006 году, Израиль провел различие между Ливаном и Хезболлой. Такое различие не сработало тогда, не сработает и сейчас. Если Израиль подвергнется нападению с ливанской территории, он в ответ нападет на весь Ливан — и ливанскую армию, и Хезболлу. То же самое относится и к Сирии. Израиль пытается убедить президента Сирии Башара Асада и Россию в том, что, если Израиль подвергнется нападению со стороны Сирии, именно Асад заплатит цену, и его режим окажется под угрозой.

Координация с США и консультации с Россией критически важны. Несмотря на неспособность США отреагировать на иранские провокации, недавнее решение о выходе из северной Сирии, предстоящий процесс импичмента против Трампа и президентские выборы 2020 года, Израиль должен проконсультироваться с администрацией США об альтернативных ответах на иранскую атаку.

Иерусалим также должен попытаться убедить Трампа выйти с предупреждением, что нападения на Израиль, подобные тем, которые были предприняты против Саудовской Аравии, вызовут серьезную реакцию Америки.

Точно так же Израиль должен информировать Россию о возможных действиях Израиля после любого нападения Ирана, особенно с сирийской территории. Россия была недовольна перестрелками между Израилем и иранскими силами, пытавшимися построить базу в Сирии.

Россия не протестовала против военных действий Израиля в Сирии и обеспокоена выживанием режима Асада, если оттуда начнется атака Ирана. Все эти стратегические компоненты могут создать определенный уровень сдерживания или, по крайней мере, ограничить ущерб от любой потенциальной атаки Ирана. Тем не менее, учитывая меняющиеся обстоятельства в регионе, даже ограниченное нападение может спровоцировать большую войну, которая никому не нужна, по крайней мере, сейчас. Военные лидеры Ирана часто угрожают уничтожить Израиль или, по крайней мере, уничтожить Тель-Авив. Ввиду растущей вероятности прямой военной конфронтации между двумя государствами израильтянам следовало бы вспомнить слова Эли Визеля: 
«Лучше верить угрозам наших врагов, чем обещаниям наших друзей».

Профессор Эйтан Гильбоа является директором Центра международной связи и старшим научным сотрудником Центра стратегических исследований BESA при университете Бар-Илан.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ