"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Дворец в огне (Лех Леха, 5780)


Джонптан Сакс, 4 ноября 2019

Почему именно Авраам? Это вопрос, мучающий нас при чтении комментариев этой недели. Ключевая фигура в истории нашей веры, праотец нашего народа, герой монотеизма, священный не только для евреев, но для христиан и мусульман. И тем не менее, описание его молодых лет в Торе не дает нам никакого намека, почему именно он избран тем человеком, которому Бог скажет: "
Я произведу от тебя великий народ... и все народы на земле будут благословлены через тебя".


Это поразительно. Тора не дает нам повода усомниться относительно того, почему Бог избрал Ноя: "Ной был человеком праведным, непорочным в своем поколении; Ной следовал пути Божьему". Она четко указывает, почему Бог избрал Моисея. Мы видим того с молодых лет, и в Египте, и в Мадиане, вмешивающимся всякий раз, когда он видит несправедливость, кто бы ее ни совершил и против кого бы она ни была совершена. Точно также, Бог говорит пророку Иеремии: "Я знал тебя прежде чем слепил тебя в утробе; я выделил тебя прежде, чем ты родился; я назначил тебя пророком народам". Это были явно неординарные люди. В случае Авраама нет такой явной индикации. Поэтому мудрецы, комментаторы и философы на протяжении веков вынуждены размышлять, заполняя очевидный пробел повествования и предлагая свои собственные предположения, чем же особенным отличался Авраам.


Существует три основных объяснения. Первое - Авраам-иконоборец, разрушитель идолов. Оно базируется на речи Иисуса Навина, преемника Моисея. В конце книги, носящей его имя, есть отрывок, повторенный в пасхальной Агаде: "Давным-давно предки твои, включая отца Авраама - Тераха и Нахора жили за рекой Евфрат и поклонялись другим богам" (Иисус Навин 24: 2). Отец Авраама - Терах был идолопоклонником. Согласно Мидрашу, он изготовлял и продавал идолов. Однажды Авраам разбил всех идолов и, уходя, вставил палку, которой он это совершил, в руки самого большого идола. Когда отец вернулся и спросил, кто разбил его идолов, Авраам обвинил в этом большого идола. "Ты смеешься надо мной?" - воскликнул отец, - "Идолы ничего не могут делать." "Тогда почему, - спросил юный Авраам, - ты поклоняешься им?"


Сторонники этой точки зрения говорят, что Авраам первым бросил вызов идолам той эпохи. В этом понимании есть своя глубина. Евреи, как верующие, так и нет, часто были иконоборцами. Целый ряд наиболее революционных мыслителей - уж в современную эпоху безусловно - были евреями. У них хватило смелости бросить вызов окружающей мудрости, думать по-новому и рассматривать мир способом, не имеющим прецедентов. Эйнштейн в физике, Фрейд в психоанализе, Шенберг в музыке, Маркс в экономике, Амос Тверской и Дэниель Канеман в поведенческой экономике. Как будто в глубинах нашей интеллектуальной, культурной ДНК усвоено сказанное мудрецами, что Авраам ха-Иври означает быть на противоположной стороне того, что принято всем остальным миром.

Второй взгляд изложен Маймонидом в Мишней Тора: Авраам-философ. В эпоху, когда люди отошли от первоначальной веры человека в единого Бога, впав в идолопоклонство, лишь один человек, юный Авраам, будучи еще ребенком, выступил против этой тенденции: 
"Будучи только что отнятой от груди, эта гигантская личность начала размышлять... Авраам удивлялся: возможно ли, что планета постоянно движется и не имеет того, кто двигает?... У него не было ни учителя, ни наставника..., но он вышел на истинный путь... и понял, что существует только один Бог... В возрасте сорока лет Авраам познал своего Создателя". 
Согласно этому подходу, Авраам был первым, по-аристотелевски мыслящим человеком, первым метафизиком, первым, нашедшим свой путь к Богу как силе, движущей солнцем и звездами. Звучит странно, учитывая тот факт, что в Танахе есть очень мало философии, за исключением мудрых книг Притчей, Коэлет и Иова. Авраам Маймонида больше походит на самого Маймонида, нежели Авраама. И все же Фридрих Ницше, не очень любивший иудаизм, писал следующее:
"Европа должна в немалой степени благодарить евреев, заставивших людей мыслить логически и прививших им более четкие интеллектуальные привычки... Везде, где евреи добивались влияния, они научили людей проводить четкие различия, делать строгие умозаключения и писать в более яркой и чистой манере; их задача заключалась в том, чтобы убедить людей слушаться разума".
Данное им объяснение захватывает. Он говорил, что евреи были равными лишь в поединке разума. Во всем остальном они сталкивались с расовыми и классовыми предрассудками. "Нет ничего более демократичного", - писал он, "чем логика." Так евреи стали логическими мыслителями, и, согласно Маймониду, это началось с Авраама.

Но есть и третья точка зрения, изложенная в Мидраше во вступительной строфе нашей главы:
"Господь сказал Авраму: оставь свою землю, место своего рождения и дом отца твоего." С чем это можно сравнить? С человеком, который путешествуя по разщным местам, увидел дворец в огне. И он спросил себя: "Возможно ли, что у дворца нет хозяина?" Владелец дворца выглянул и сказал: "Я хозяин дворца." Так и Авраам, наш праотец, сказал: "Возможно ли, что нет хозяина в этом мире?" Господь, Благословен Он, выглянул и ответил ему: "Я хозяин, владыка вселенной".
О, этот загадочный Мидраш! Далеко не очевидно, что это означает. В своей книге "Буква в свитке" я утверждаю, что Авраам был поражен противоречием между порядком вселенной (дворцом) и хаосом человечества (пламенем). Как в мире, созданном милосердным Богом, может быть столько зла?! Если кто-то взял на себя труд построить дворец, мог ли он предоставить его огню? Если кто-то взял на себя труд создать вселенную, позволит ли он изуродовать собственное детище? В этом прочтении Авраама волнует не философская гармония, а моральный диссонанс. Для Авраама вера начинается когнитивным диссонансом. И существует только один способ устранить этот диссонанс: выступить против зла и бороться с ним.

В этом и состоит яркая идея Мидраша, рассказывающего, что владелец дворца выглянул и сказал: "Я хозяин дворца". Как будто Бог обратился к Аврааму со словами: "Мне нужна твоя помощь, чтобы потушить пламя."

Разве такое возможно? Ведь Бог всемогущ, а люди слабы. Как мог Бог просить Авраама помочь потушить пламя?

Ответ заключается в том, что зло существует, потому что Бог подарил людям свободу. В отсутствие свободы мы бы не могли противиться Его законам. Мы были бы не более чем роботами, запрограммированными делать то, что Создатель приказывает нам. Свобода и злоупотребление ею являются темами Адама и Евы, Каина и Авеля, поколения Потопа.

Почему Бог не вмешался? Почему Он не остановил первых людей, съевших запретный плод, или не предотвратил убийство Авеля Каином? Почему хозяин дворца не погасил пламя?

Потому что, дав нам свободу, Он ограничил свое вмешательство в человеческие дела. Если бы Он останавливал нас каждый раз, когда мы намерены поступить неправильно, у нас не было бы свободы. Мы бы никогда не повзрослели, никогда не научились бы на своих ошибках, никогда не являлись бы подобием Божьим. Мы живем свободными только из-за Божьего самоограничения. Вот почему Он, создав человечество, не может погасить пламя человеческого зла.

Ему нужна наша помощь. Вот почему Он выбрал Авраама. Авраам был первым человеком в истории человечества, во имя Бога не принявшим несправедливости мира, а от имени Бога протестовавшим против нее. Авраам был человеком, сказавшим:

"Разве Судья всей вселенной поступит несправедливо?" Ной принял, а Авраам не принял. Об Аврааме Бог сказал: 
"Я избрал его, чтобы он указал детям своим и семье своей следовать за ним, следуя по пути Господа, делая то, что правильно и справедливо." 
Авраам был отцом нации, веры, цивилизации, отмеченной на протяжении веков тем, что Альберт Эйнштейн назвал "почти фанатичной любовью к справедливости."

Я верю, что Авраам - праотец веры, которая есть не принятие мира, а протест - протест против огня, угрожающего дворцу, протест против зла, угрожающего милосердному Божьему миру. Мы боремся с этим огнем справедливыми делами и состраданием, отрицая победу зла и продвигая мир чуть ближе к тому, каким он должен быть.

Шаббат Шалом



[1] Bereishit Rabbah (Vilna), 42:8.

[2] Mishneh Torah, Laws of Idolatry, chapter 1.

[3] Friedrich Nietzsche, The Gay Science, translated with commentary by Walter Kaufmann, New York, Vintage, 1974, 291.

Перевод: Mark Appel

Опубликовано в блоге "Трансляриум"


ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ