"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Майкл Киммельман из газеты New York Times выражает сожаление по поводу проекта канатной дороги для Иерусалима


Hugh Fitzgerald , November 16, 2019

Майкл Киммельман, структурный критик из New York Times, редко видел израильский проект, который бы ему понравился.

По его мнению, израильтяне — это хамы, невнимательные к истории и с недостатком чувства эстетики. Он смотрит на защитные стены и заборы, которые делают ландшафт отталкивающим. Зачем они нужны израильтянам в таком количестве, и почему они должны быть такими высокими, спрашивает он, очевидно, не понимая, как эти стены и защитные ограждения могли привести к значительному сокращению палестинского терроризма.

Киммельман не симпатизирует Израилю и не упускает случая назвать его «оккупационной» державой на Западном берегу, очевидно, забыв про мандат на Палестину, согласно которому весь Западный берег является частью территории, отведенной для Еврейского государства, и про резолюцию ООН 242, которая позволяет Израилю самостоятельно решать, какие территориальные изменения ему потребуются, если он хочет иметь «безопасные и признанные границы». Хотя предполагается, что он должен быть системным историком, но как только дело доходит до освещения чего-либо в Израиле, он становится политическим критиком, выходя далеко за рамки своей системной компетенции. Он искажает политические заявления Израиля, игнорирует геополитические угрозы существованию этого государства и часто демонстрирует удивительное незнание истории Израиля и иудаизма.

Недавним примером этого было его сильное смятение по поводу объявления израильского правительства о том, что, преодолев множество препятствий, включая экологические и эстетические соображения, предложенный проект канатной дороги в Иерусалиме, которая будет проложена от отремонтированного железнодорожного вокзала до Западной Стены, наконец-то получит зеленый свет. Киммельман назвал проект частью превращения Иерусалима в Диснейленд, хотя трудно понять, что с ним общего имеет канатная дорога. Это трезвая попытка справиться с тяжелой реалией: Иерусалим является одним из самых посещаемых городов мира. В 2018 году его посетили 4 млн человек, что эквивалентно половине населения Израиля.

Британская фирма по исследованию рынка EuroMonitor назвала Иерусалим самым быстрорастущим туристическим направлением в мире, больше, чем любой другой город мира. Скопление туристов создает кошмарные заторы в городе. Проект канатной дороги является попыткой уменьшить это скопление на главных туристических объектах. Однако Киммельман не обращает внимания на отчаянную потребность в таком облегчении и не упоминает в своей статье устойчивый рост числа туристов. Израильские градостроители и правительственные чиновники предстают некими участниками какой-то зловещей попытки дальнейшей «иудаизации» Иерусалима.

Киммельман начинает свою статью с описания Иерусалима, в котором преобладают мусульманские и христианские здания:

«На горизонте по-прежнему выделяются великие мусульманские и христианские святыни города: сверкающий золотом Купол Скалы и Церковь Гроба Господня, где, по преданию, был похоронен Иисус».

Он не задает и не отвечает на очевидный вопрос: а где же еврейские святыни? Что можно сказать о большом куполе синагоги Хурва или синагоге Тиферет, которая украшала Еврейский квартал Старого города? Разве читатели не выиграли бы, узнав, что эти почтенные еврейские сооружения были разрушены иорданцами после 1948 года, а потому на иерусалимском горизонте нет еврейских куполов? 

Киммельман явно не историк, поскольку во втором абзаце он неточно описывает Западную стену как «самый священный объект в еврейском мире», поскольку Храмовая гора является «самым священным местом в иудаизме».

Однако, упомянув об этом, он бы почувствовал также необходимость объяснить, почему евреям запрещено молиться на Храмовой горе, поскольку израильское правительство, во избежание конфликта с мусульманами, запретило всякую религиозную деятельность евреев на Храмовой горе, включая даже нашептывание молитвы. И эта информация проясняет, на какие чрезвычайные меры израильтяне готовы пойти, чтобы успокоить мусульман, даже не давая евреям молиться на самом святом месте иудаизма.

Киммельман придумал для проекта канатной дороги зловещую геополитическую цель: 
«Проект канатной дороги является примером, иллюстрирующим, как Израиль использует архитектуру и градостроительство для расширения своей власти на оккупированных территориях. Какими бы ни были ее транспортные достоинства, о которых критики говорят, что они ничтожны, канатная дорога поддерживает специфически иудейское повествование об Иерусалиме, продвигая израильские притязания на арабские части города».

Как так? Если Израиль собирается осуществить какое-либо улучшение транспортной инфраструктуры Иерусалима, оно будет истолковано Киммельманом в качестве геополитической игры мускулов, заявляя, что Израиль «должен использовать архитектуру и городское планирование для расширения своей власти..., поддержку конкретного иудейского повествования об Иерусалиме».

Что такое «конкретное иудейское повествование об Иерусалиме»?

Уж не предполагает ли он, что канатная дорога пройдет по маршруту, который не даст туристам узнать о Харам аш-Шарифе, когда последняя остановка находится прямо у подножия Харам аш-Шарифа? Что канатная дорога скроет от туристов Храм Гроба Господня? Что Станции Креста получат недостаточно внимания на маршруте канатной дороги? Не может ли Киммельман рассматривать израильское «городское планирование» как таковое, без зловещего намерения «подкрепить израильские притязания» на город, который и так вряд ли нуждается в совершенно новом проекте канатной дороги для продвижения еврейских притязаний, которые уже имеют за собой тысячи лет истории? 

Или Иерусалим не был самым святым городом в иудаизме в течение нескольких тысяч лет? Или подавляющее большинство жителей Иерусалима не являются евреями? Или Иерусалим не является единственным местом, где можно найти большинство святых объектов иудаизма? Израиль не «курирует» «конкретно иудейское повествование об Иерусалиме». 

Та же самая канатная дорога, которая доставит туристов к Западной стене, стоит повторить, будет в то же время высаживать их у подножия Харам аш-Шарифа (Храмовая гора), с которого они могут легко подняться к Куполу Скалы. 

Однако Израиль не собирается скрывать то, что является историческим фактом: значение Иерусалима в иудаизме — значение, не находящее аналогов в христианстве или исламе, чтобы удовлетворить таких, как Майкл Киммельман, который утверждает, что проект канатной дороги превращает Иерусалим, «место всемирного наследия», в тематический «Эпкот» на еврейскую тему.

Это истерия.

Эта канатная дорога превращает Иерусалим в еврейский тематический «Эпкот» не более, чем стеклянный вход И.М. Пея в Лувр в форме ромба, превращает Париж в тематический парк, украшенный драгоценными камнями, или массивное колесо обозрения (на самом деле консольный наблюдательный пункт), известный как Око Лондона, превращает Лондон в парк развлечений.

Можно еще о многом сожалеть в лживой и плохо информированной работе Киммельмана. Но что больше всего оскорбляет, так это его незнание новейшей истории. Он сравнивает Израиль с его проектом канатной дороги, неблагоприятной для Иордании, которая удерживала Старый город с 1948 по 1967 год. 
«Современный Иерусалим избежал превращения в Диснейленд", — пишет он, "сначала, благодаря аристократической культуре британского колониализма, с его благоговением перед античным прошлым города, а затем — “иорданскому параличу”, который заморозил Старый город, словно в янтаре».

Иордания, считает он, «избавила [Иерусалим] от превращения в Диснейленд». И это произошло благодаря политике «паралича, который заморозил Старый город», как в янтаре». Человек, написавший эту неисторическую чушь, потерял право высказывать свое мнение о канатной дороге Израиля.

Иордания, увы, не проявляла «паралича» в Иерусалиме между 1948 и 1967 годами. Арабский легион Иордании, принадлежавший англичанам, чья «аристократическая культура» так впечатлила Майкла Киммельмана, сразу же приступила к работе по уничтожению всего, что могло связать Иерусалим и, особенно, его Старый Город, с евреями. В 1948 году Арабский легион взорвал старинную синагогу Хурва. Затем, в последующие годы, он взорвал 35 из 36 синагог в еврейском квартале Старого города. Знает ли об этом Киммельман? 

Иорданские солдаты подняли 38 000 древних надгробий на еврейском кладбище на Масличной горе. Некоторые из них они использовали, чтобы сделать настил в туалетах для иорданской армии. Остальное они измельчили в гравий, чтобы использовать его в качестве строительного материала. Это та часть «иорданского паралича», которую восхваляет Киммельман? Были разрушены не только синагоги, но и весь еврейский квартал Старого города. 

Сегодняшние озадаченные посетители, которые сравнивают совершенно новый облик восстановленного еврейского квартала со старыми камням мусульманского, христианского и армянского кварталов, не понимают причину, иногда думая, что «более чистый» вид Еврейского квартала свидетельствует о его привилегированной поддержке со стороны Израиля. У них неверный взгляд: тот «чистый» камень, который использовался для перестройки еврейского квартала, был необходим в результате массового уничтожения иорданцами первоначального еврейского квартала. 

Майкл Киммельман имеет право выражать свои эстетические сомнения по поводу проекта канатной дороги. Он может думать, что кабины слишком большие или слишком маленькие, что они неприятны по внешнему виду, что они будут подъезжать слишком близко или слишком далеко от важных мест, что у них слишком много или слишком мало остановок. Но он не вправе игнорировать причину проекта канатной дороги — миллионы туристов, которые ежегодно попадают в Иерусалим. Он не должен обращать повышенное внимание на иудейские места, когда эти места находятся по всему Иерусалиму, и, безусловно, они являются наиболее посещаемыми местами среди еврейских и христианских туристов, которые составляют 85% от общего числа туристов, в то время как мусульмане составляют лишь 1,8%. И он не имеет права (за что его следует постоянно высмеивать) на восхваление «иорданского паралича» в Иерусалиме, за полное разрушение Иорданией 35 из 36 синагог Старого города, уничтожение 38 000 древних еврейских надгробий с кладбища на Масличной горе и разрушение почти всего еврейского квартала, что потребовало его полного восстановления после 1967 года. 

Либо Майкл Киммельман ничего не знал об этом массовом уничтожении, осуществлённом Иорданией, либо знал, но молчал об этом, поскольку это не соответствовало его антиизраильскому повествованию. В обоих случаях он заслуживает быть осмеянным, и, если бы у газеты Таймс были стандарты, которыми она когда-то гордилась, то его должны были бы уволить без всяких церемоний.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ