"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Трамп и Нетаньяху: оба расследуются по надуманным преступлениям

Трамп и Нетаньяху на совместной пресс-конференции в Вашингтоне
15 февраля 2017 года (Фото: Белый дом)

Алан М. Дершовиц,  27 ноября 2019 г.

Самое поразительное сходством между расследованиями, проводимыми против президента США Дональда Трампа и премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, заключается в том, что оба они расследуются за деяния, которые их законодательные органы явно не признавали преступными.

Существует не только поразительное сходство, но и важные различия между расследованиями, проводимыми в отношении американского президента Дональда Дж. Трампа со стороны Конгресса США и премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, которому только что были предъявлены обвинения.

Самое поразительное сходство заключается в том, что оба они подвергаются расследованию за действия, которые их законодательные органы не признавали явно преступными. Более того, ни один законодательный орган ни в одной стране, регулируемой принципом верховенства закона, никогда не принимал общего закона об уголовной ответственности за такое поведение.

Расследования двух таких разных лидеров основаны на применении общих законов, которые ранее никогда не считались применимыми к обсуждаемому поведению и не имели расширения для конкретных политических деятелей. Нетаньяху был обвинен во взяточничестве на том основании, что он якобы согласился помочь медиа-компании в обмен на более позитивное и/или менее негативное освещение. Существуют споры о фактах, но даже если бы они рассматривались в свете, наименее благоприятном для Нетаньяху, они не составляют состава преступления взяточничества.

Кроме того, Кнессет никогда не задействовал статус, делающий уголовным преступлением для члена Кнессета голосовать за проект резолюции, чтобы получить хорошее освещение в СМИ. Если такой закон когда-либо будет принят, весь Кнессет окажется в тюрьме. Политики всегда ищут хорошего освещения, и многие голосуют с учетом этого. Некоторые даже договариваются о хорошем освещении до голосования. Вот почему у них есть пресс-секретари и консультанты по СМИ.

Также нельзя было разработать разумный закон, который бы охватывал предполагаемое поведение Нетаньяху, но не других членов Кнессета, которые обменивали свои голоса на хорошее освещение. Вот почему ни один законодательный орган в стране, регулируемой верховенством закона, никогда не делал позитивных освещений в СМИ как quid или quo, что необходимо для осуждения за взяточничество, а поэтому обвинение Нетаньяху в подкупе не должно поддерживаться судами. Отстаивание убежденности, основанной на позитивном освещении в СМИ, поставит под угрозу как свободу прессы, так и демократические процессы управления. Прокуроры должны держаться подальше от взаимодействия с политиками и средствами массовой информации, если только не совершены особо определенные преступления, а не спорные политические грехи, и никто никогда не должен подвергаться судебному преследованию за действия, которые никогда не считались преступными и никогда не будут признаны преступными законодательным органом.

Президент Трамп также находится под следствием по обвинению во взяточничестве.

Первоначально демократы думали, что смогут привлечь его к ответственности за не преступное поведение, такое как предполагаемое плохое управление, злоупотребление служебным положением или аморальное поведение.

Я думаю, что теперь я и другие убедили их в том, что никакой импичмент не будет конституционным, если только президент не будет признан виновным в преступлениях, указанных в Конституции, а именно в «измене, взяточничестве или других тяжких преступлениях и проступках».

Таким образом, теперь руководство Демократической партии решило остановиться на взяточничестве как преступлении, за которое оно может привлечь президента Трампа к ответственности.

Проблема с этим подходом похожа на проблему с израильским подходом к Нетаньяху, и заключается в том, что для президента это просто не преступление использовать свою власть во внешней политике в политических, партийных или даже личных интересах.

Представьте, что Конгресс пытается принять закон, определяющий, что будет представлять собой преступное злоупотребление властью во внешней политике, в отличие от политического или морального злоупотребления. Президенты, ради политической выгоды, принимают участие даже в военных действиях. Они оказывают помощь зарубежным странам, чтобы помочь себе быть избранными. Они назначают послов, основываясь не на компетенции, а на прошлом и ожидаемом будущем политическом вкладе. Ни один из них никогда не считался преступником, и Конгресс никогда не помышлял принимать уголовный закон, который покрывал бы такое поведение.

Может ли быть придумано конкретное преступление, основанное на поиске личного политического преимущества, а не партийного политического преимущества? Я в этом сомневаюсь. Но даже если бы он мог изобрести такой закон, он бы этого не сделал. А если этого не произошло, то ни Конгресс, ни прокуроры не могут пытаться сделать уголовным преступлением осуществление президентской внешнеполитической власти на том основании, что им не нравится то, как он ее использовал, даже если он ею злоупотребил.

Центральным аспектом верховенства закона является то, что никто не может быть подвергнут расследованию, судебному преследованию или привлечению к ответственности, если его поведение не нарушает ранее существовавшие и недвусмысленные запреты. Ни Конгресс, ни прокуроры не могут это придумать, потому что они тоже не выше закона.

Теперь о различиях. Израиль является парламентской демократией, в которой Премьер-министр может быть уволен простым голосованием по вотуму недоверия. Нет потребности или необходимости в механизме импичмента.

С другой стороны, Соединенные Штаты — это республика с разделением полномочий, системой сдержек и противовесов. Отцы-основатели, возглавляемые Джеймсом Мэдисоном, считали, что сила импичмента имеет решающее значение для сохранения нашей республики, а не превращение ее в парламентскую демократию. Вот почему они отклонили предложение, которое разрешило бы импичмент на основании "плохого управления". Такие открытые критерии, по мнению Мэдисона, привели бы к ситуации, в которой президент служил бы по воле Конгресса. Вот почему Мэдисон настаивал на конкретных критериях импичмента, которые, в конечном итоге, приняли отцы-основатели.

Хотя различия между Израилем и Соединенными Штатами значительны, их объединяет общая законность. Согласно должным образом применяемому закону, ни Нетаньяху, ни Трамп не должны считаться виновными во взяточничестве.

Алан М. Дершовиц — почетный профессор права Феликса Франкфуртера в Гарвардской юридической школе и автор книги «Дело против демократической Палаты представителей, затеявшей импичмент Трампа», издательство Skyhorse, 2019, и «Преступление по обвинению», издательство Skyhorse, 2019.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ