Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Отказ от палестинской игры в МУС

ICC CHIEF PROSECUTOR Fatou Bensouda in The Hague earlier this year (photo credit: EVA PLEVIER/REUTERS)
Главный прокурор МУС Фату Бенсуда в Гааге в начале этого года.
NITSANA DARSHAN-LEITNER, DECEMBER 27, 2019

13 ноября 1974 года, Ясиру Арафату – самому символу международного терроризма, направленного против Израиля и западных государств, было скандально разрешено приехать в Нью-Йорк и выступить на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций.

Приглашение лидера ООП было позорным нарушением международного права даже для такого дискредитированного органа, как ООН. Небритый вождь террористов не упустил возможности и не разочаровал этот форум наций. С трибуны ООН Арафат пригрозил Израилю, Европе и США, что, если требования ООП не будут «мирно» выполнены; если палестинское государство не будет для него создано; если Иерусалим не будет сдан; и если «беженцам» не разрешат вернуться, его террористическая группа спровоцирует еще большую бойню и разрушения во всем мире.

Драматично, что в конце своей речи Арафат сказал, что он принес оружие на Генеральную Ассамблею, что он держит пистолет в кобуре под курткой. Впечатляюще торжественно он проревел собравшимся дипломатам: 
«Сегодня я пришел с оливковой ветвью и пистолетом борца за свободу. Не дайте оливковой ветви выпасть из моей руки».
Театральная угроза Арафата была очень ясна: делай то, что я требую, или столкнись с последствиями. Так началась весьма эффективная стратегия палестинцев в отношении оливковой ветви и оружия.

С момента подписания в 1993 году соглашений в Осло между правительством Ицхака Рабина и Арафатом, которые узаконили ООП на международном уровне и доставили вооруженные партизанские банды из Туниса на Западный берег и в сектор Газа, палестинцы продолжают действовать с этой двойной стратегией ветви и оружия.

Публично настаивая на том, что они готовы пойти на компромисс и добросовестно договориться с Израилем по всем вопросам, находящимся в центре конфликта, они всегда тактически придерживали другие карты, часто жестокие, которыми они нам угрожали.

Не было момента после позорной речи в ООН или рукопожатия на лужайке Белого дома, чтобы израильтянам не говорили, что если мы не уступим большие территории, не освободим заключенных террористов и не сдадим Иерусалим, то палестинцы нас жестоко накажут.

Разочарованные тем, что они не могут достичь своих экстремистских целей за дипломатическим столом, они всегда угрожали нам насилием и местью.

С 1974 года в их брюках всегда торчал пистолет. Когда переговоры в Осло провалились после Кэмп-Дэвида, Арафат позорно обрушил на нас вторую интифаду, вступив в годы террористов-самоубийц, перестрелок и убийств на наших улицах. Когда это насилие, в конечном итоге, было прекращено, наши «партнеры по миру» положили начало эпохе ракетных обстрелов наших южных городов.

В 2015 году палестинцы решили, что они дополнят дипломатический процесс новым типом насилия – нанесением ударов кухонными ножами и автомобильными наездами, которые все еще происходят.

С сентября 2012 года, когда статус палестинцев был повышен в ООН до государства-наблюдателя, их намерения стали ясными. Они неоднократно предупреждали, что если Израиль не выполнит их требования в ходе так называемых переговоров об окончательном статусе, они обратятся в Международный уголовный суд в Гааге и официально подадут жалобы на военные преступления.

Проще говоря, МУС и угроза расследований военных преступлений – это всего лишь последняя версия ООП дипломатии Арафата «ветви и оружия».

В январе 2015 года палестинцы подписали Римский статут. В апреле того же года они подали заявку на вступление в МУС, чтобы иметь возможность подать жалобы на Израиль за совершение военных преступлений.

Израиль немедленно вступил в схватку и начал интенсивную закулисную кампанию, всячески пытаясь убедить главного прокурора МУС Фату Бенсуда в том, что у трибунала нет полномочий обсуждать израильско-палестинский конфликт, поскольку Израиль не подписывал договор, а палестинцы, несмотря на разрешение им подписать договор, не являются государством.

Израиль правильно утверждал, что у него есть независимая, сильная и активная судебная система, которая расследует каждый инцидент, малый и большой, и не стесняется преследовать и часто осуждать, даже когда есть тень нарушения закона. Как таковой, МУС не имеет полномочий выступать в качестве суда надзора за системой правосудия Израиля и не нуждается в дублировании собственной юрисдикции Израиля. Израиль также отметил, что в каждом танке и вертолете ЦАХАЛа находится юридический советник по вызову, на которого возлагается задача давать указания подразделениям стрелять снарядом или ракетой, когда возникает даже малейший вопрос о сопутствующем ущербе гражданским лицам.

Более того, поскаольку территории, как это определено международным правом, не являются «оккупированными», следовательно, нет никаких юридических препятствий для создания в них еврейских общин и разрешения израильскому населению там жить.

Однако все эти защитные аргументы, похоже, не были услышаны. Главный прокурор объявила на прошлой неделе, что она нашла основания для расследования предполагаемых военных преступлений на Западном берегу и в Газе. Они охватывают ЦАХАЛ, использующий непропорциональную силу против палестинского гражданского населения в ответ на террористические нападения, и создание еврейских общин на «оккупированных территориях» в нарушение статьи 49 Женевской конвенции.

Бенсуда заявила, что ее ведомство намерено начать расследование в отношении лиц, совершивших означенные преступления.

Еще в 2014 году наша организация Шурат а-Дин прекрасно понимала, что это только вопрос времени, когда палестинцы вновь выступят с угрозой нанести вред Израилю скрытым оружием. Мы знали, что Бенсуда устала преследовать африканских диктаторов и жестоких племенных вождей и хочет показать, что МУС – это суд с действительно международным охватом.

Перед лицом критики в адрес суда и снижения его авторитета, ей пришлось ставить перед собой более широкие цели. Так что для Бенсуды нет ничего более сексуального, чем израильско-палестинский конфликт. В прошлом она уже несколько раз без колебаний высказывала это мнение публично, будь то в документах с изложением мнения или в ежегодных докладах, которые она выпускала.

Вот почему мы спешно приняли меры: чтобы противостоять обвинениям военнослужащих ЦАХАЛа в военных преступлениях, мы направили свои заявления против лидеров ФАТХа и ХАМАСа за их террористические нападения и преступления против человечества.

В конце концов, полномочия суда являются двусторонними, и, если палестинцы могут твердить о военных преступлениях, они также могут быть обвинены в этом трибунале. Чтобы противостоять заявлениям о незаконном строительстве общин и «перемещении населения» на оккупированную территорию, мы подали заявления против других сторон на других территориях, которые действительно оккупированы по всему миру, таких как Северный Кипр. Там мы утверждали, что Турция совершает те же военные преступления по статье 49, в которых палестинцы обвиняют Израиль – строят больницы и университеты на Северном Кипре, предоставляют налоговые льготы и жилищные субсидии этническим туркам для поселения на этой спорной территории.

До настоящего времени, Бенсуда преднамеренно игнорирует эти заявления.

Однако сейчас у нее нет реального выбора. Хотя ее ведомство, несомненно, захочет начать расследование в отношении лидеров ХАМАСа, она не осмелится расследовать руководство ФАТХа или самого премьер-министра Махмуда Аббаса за его причастность к преступлениям против человечества. Расследование ФАТХа и Аббаса подорвало бы всю ее цель, направленную на Израилю и ЦАХАЛ.

Поэтому применяемая стратегия состоит в том, чтобы продолжать настаивать на том, что МУС не обладает юрисдикцией в отношении Израиля или территорий, одновременно выдвигая обвинения в борьбе с военными преступлениями против Аббаса, ФАТХа и ХАМАСа.

Параллельно на МУС следует оказывать давление с целью серьезного рассмотрения ранее поданных заявлений, касающихся преступлений Турции на Северном Кипре и ситуации на других оккупированных территориях по всему миру. Израиль должен также взять пример с Соединенных Штатов, которые недавно отразили попытку МУС расследовать американские военные операции в Афганистане. США недвусмысленно дали понять, что прокуроры и судьи МУС будут преследоваться лично, если они будут расследовать действия американских офицеров или военнослужащих.

Хотя очевидно, что Израиль не имеет такого же дипломатического влияния или политической мощи, как Вашингтон, он должен мобилизовать всех своих сторонников и политические связи во всем мире, чтобы оказать давление на суд, чтобы он отказался от всяких мыслей о расследовании ЦАХАЛа или израильских должностных лиц.

Что касается палестинцев, то Израиль не должен допускать, чтобы эта новая угроза продолжалась, а бизнес велся, как обычно. Еврейское государство должно ввести свои собственные санкции против ООП и ХАМАСа за то, что они осмелились обвинять нас в МУС.

Должны быть приняты экономические меры, отменены пропуски VIP, а все разрешения на поездки, работу и медицинские услуги – приостановлены. Израиль должен, наконец, послать четкий сигнал палестинцам и их сторонникам в ООН и ЕС, что мы больше не играем в их игру в ветви и оружие.

Автор – израильский адвокат по гражданским правам и президент юридического центра Shurat HaDin.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ