Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Единый и неделимый иранский режим


Кэролайн Глик, 29 декабря 2019 г.

На этой неделе мы увидели истинное лицо иранского режима в стране и за рубежом.

В течение сорока лет западные политики лгали себе о природе иранского режима и основывали свою политику в отношении Ирана на лжи, которую они сами себе создали. Основная ложь заключалась в том, что в рядах руководства режима продолжается постоянная борьба за власть и контроль.

С одной стороны, создан миф о том, что есть «сторонники жесткой линии». Они – те, кто стоит за всем терроризмом.

Именно они работают над созданием ядерного оружия и боеголовок для его доставки. Именно они призывают «смерть Америке, смерть Израилю».

Им противостоят «умеренные». Если умеренные возьмут бразды правления, иранцы воздержатся от террора. Уйдут от своей ядерной программы. А стремление к исламской глобальной империи станет не более чем детской сказкой.

В понедельник Reuters опубликовал отчет о том, как жестоко режим подавил общенациональные протесты в прошлом месяце, что опровергло это бредовое представление.

На основе сообщений четырех источников иранского режима, Reuters сообщил, что 17 ноября, во второй день протестов, когда демонстрации распространились на Тегеран, демонстранты открыто призывали свергнуть режим и вернуть в Иран сына покойного шаха Резу Пехлеви, чтобы он возглавил постхомейнистскую республику.

Верховный лидер аятолла Али Хаменеи провел совещание, чтобы обсудить, как обращаться с демонстрациями. В нем приняли участие президент Хасан Рухани, несколько членов его кабинета и высокопоставленные сотрудники службы безопасности.

После того, как Хаменеи увидел фотографии протестующих, сжигающих его фотографию и разрушающих статую основателя республики, аятоллы Рухоллы Хомейни, он воскликнул: 
 «Исламская республика в опасности. Делайте все, что нужно, чтобы положить этому конец. Вы получили мой приказ".
Хаменеи также сказал, что «он возложит на собравшихся ответственность за последствия протестов, если их немедленно не остановят».

Участникам совещания дали понять, что «эти мятежники должны быть подавлены», сообщает Reuters. И они были. По данным источников Reuters, в течение двух недель 1500 демонстрантов, в том числе, 400 женщин и не менее 17 подростков, были убиты силами режима.

Другими словами, в Иране нет эпической борьбы между сторонниками жесткой линии и умеренными. Лидер «умеренных» Роухани несет такую же ответственность за жестокие репрессии против демонстрантов, как и предполагаемые «сторонники жесткой линии». Все они были на совещании. Все они согласились с тем, что протесты должны быть жестоко подавлены.

С тех пор как Рухани был впервые избран на пост президента в 2013 году, западные лидеры превозносили его как умеренного, которого мы все ждали.

Администрация Обамы вместе с европейцами настаивала на том, что при Рухани во главе Ирана, Запад может заключить ядерную сделку, которая обеспечит режиму гладкий путь к ядерному арсеналу в течение десяти лет и $150 миллиардов в снятии санкций.

Даже израильские руководители безопасности поддались этой мечте.

В интервью лондонской «Таймс» накануне своей отставки из ЦАХАЛа, в январе прошлого года, начальник Генерального штаба, генерал-лейтенант Габи Эйзенкот повторил стандартные обсуждаемые темы.

В Иране идет «мощная борьба» между группировкой Революционной гвардии, возглавляемой командиром КСИР, Кассемом Солеймани, которая экспортирует исламскую революцию, и более умеренной фракцией, возглавляемой президентом Хасаном Рухани, который хочет инвестиций в ослабленную экономику. а не войн за границей»,
 – настаивал Айзенкот.

Как писал иранский ученый Майкл Ледин в ответ на замечания Айзенкота, динамика в Иране не связана с 
«мощной борьбой между радикальной и умеренной группировками. Это отклонение стратегии режима большинством иранского народа».

Благодаря политической, экономической и военной поддержке Ирана администрацией Обамы, когда президент Дональд Трамп вступил в должность в январе 2017 года, Иран фактически укрепил свой контроль над империей, которая простиралась от Ирана через Ирак до Сирии и Ливана. Йемен также стал иранской колонией.

После того, как в мае 2018 года Трамп принял решение о выходе США из ядерного соглашения Обамы и восстановлении санкций США против Ирана, администрация Трампа начала дестабилизировать обстановку в Иране, как в самой стране, так и в ее колониях.

Протесты, которые начались в Ливане и Ираке в октябре и распространились в прошлом месяце на Иран, коренятся в экономических лишениях и расколе, вызванных в значительной степени санкциями США.

Жестокие репрессии режима против протестов в прошлом месяце, например, репрессии против протестов в Ираке, где его силы и прокси убили почти 500 анти-иранских демонстрантов, показывают, что вместо денег, иранцы, как лже-умеренные, так и сторонники жесткой линии, совершенно готовы править с помощью грубой силы.

Смысл этой горькой, но очевидной истины заключается в том, что единственная цель, которой должны руководствоваться иранские враги – и Смысл этой горькой, но очевидной истины заключается в том, что единственной целью, которой должны руководствоваться враги Ирана, и прежде всего, Израиль и США, является свержения режима.

Это не значит, что Израиль или США должны завтра послать войска для вторжения в Иран. Однако это означает, что все усилия в отношении Ирана должны иметь компонент, который дестабилизирует режим, как внутри страны, так и по всей империи.

Это приводит нас в Ливан. На этой неделе, в Ливане, маска была сброшена дважды.

В то время как Запад в отношении режима в Иране руководствовался мифом существования мощной борьбы между умеренными и сторонниками жесткой линии, миф относительно Ливана заключался в том, что правительство Ливана и ливанские вооруженные силы являются умеренными игроками, являющимися независимыми и оппозиционными к ливанскому прокси Ирана, Хезболле. За прошедшую неделю этот миф был дважды разоблачен как ложь.

Во-первых, контролируемый "Хезболлой" ливанский парламент избрал кандидата "Хезболлы”, Хасана Диаба, следующим премьер-министром Ливана и поручил ему сформировать следующее правительство. Диаб полностью контролируется Хезболлой. Невозможно, чтобы возглавляемое им правительство действовало независимо от Хезболлы.

Во-вторых, после авиаударов, нанесенных по иранским активам и персоналу к югу от Дамаска на этой неделе, которые были приписаны Израилю, главный советник Хаменеи по безопасности Али Акбар Велаяти пригрозил отреагировать войной против Израиля из Ливана.

По его словам, «сионистское образование будет сожалеть о своих действиях. Мы рано или поздно ответим сопротивлением в Сирии и Ливане. Хезболла нанесет вред Израилю на его территории, если он посмеет нанести удар по Ливану».

Другими словами, Иран заявил, и не впервые, что он контролирует Ливан.

Через Хезболлу она может и будет атаковать Израиль из Ливана. Со времени первой иранской войны против Израиля из Ливана в 2006 году политика США заключалась в том, чтобы делать вид, что Ливанские вооруженные силы и ливанское правительство являются независимыми образованиями, которые выступают против Хезболлы и действуют независимо от нее. Тот факт, что ливанские вооруженные силы оказывали материально-техническую и целевую помощь силам Хизбаллы во время войны 2006 года, не произвел впечатления на тогдашнего государственного секретаря Кондолизу Райс, когда она объявила и начала проводить политику массового финансирования, вооружения и подготовки ЛАФ.

Тот факт, что ливанское правительство служило на протяжении всей войны в качестве министерства иностранных дел Хизбаллы, также не произвело впечатления, поскольку США массово расширили свою экономическую помощь ливанскому правительству.

США увеличили финансирование ливанского правительства после того, как Хезболла победила на выборах 2007 года и начала осуществлять официальный контроль над ливанским правительством после своего мини-переворота в 2008 году.

Израиль, со своей стороны, признает, что Ливан контролируется Хезболлой, а также признает, что цель его действий против Ирана – это сыграть на усугубление дестабилизации рычагов власти в стране и по всему его колониальному владению.

В своей речи в среду, преемник Айзенкота, генерал-лейтенант Авив Кохави изложил план Израиля по борьбе с Ливаном в следующей войне с Ираном. Он дал ясно понять, что инфраструктура и городские центры Ливана станут объектами нападений, поскольку они служат военной машине Хезболлы. Военная цель Израиля в его операциях в Сирии, очевидно, изменилась за последние недели. До сих пор целью военных операций Израиля в Сирии было предотвращение отправки Хезболле передовых высокоточных боеприпасов. Но теперь, судя по публичным заявлениям и сообщениям о нападениях на иранские активы, политика Израиля в Сирии представляет собой сочетание агрессивных ударов и истощения, направленных на превращение Сирии в иранский Вьетнам.

Израильская концепция верна. Но, возможно, он одинок в признании характера проблемы, которую Иран создает дома и через своих прокси.

Европейцы поддерживают Иран во всех практических целях. Несмотря на то, что в настоящее время Иран вдвое увеличил обогащение урана в сравнении с тем, что ему разрешено в соответствии с ядерной сделкой, и построил свой реактор на тяжелой воде в Араке, существенно нарушив соглашение, европейцы отказываются восстанавливать санкции ООН, даже притом, что в соответствии с ядерной сделкой они должны автоматически «вернуться назад» в тот момент, когда Иран нарушил соглашение.

Американцы со своей стороны разделены. Официальная позиция администрации Трампа, озвученная на этой неделе министром финансов Стивом Мнухином на конференции в Дохе, заключается в том, что США стремятся договориться о "лучшей сделке" с режимом.

Также на прошлой неделе госсекретарь Майк Помпео распорядился об освобождении $130 миллионов в виде экономической помощи ливанскому правительству, контролируемому Хезболлой.

Деннис Росс, старший представитель придуманной внешнеполитической элиты Вашингтона, на этой неделе написал статью в журнале Foreign Policy, в которой рекомендовал, чтобы конгресс демократов выделил огромную помощь Ливану, чтобы показать ливанскому народу, что Америка его поддерживает, а Иран – нет. Для Росса, тот факт, что Иран контролирует ливанское правительство и получит все эти деньги, вообще не существует.

Сегодня Израиль – единственный, кто воюет с Ираном военным путем. Он может справиться в одиночку, но только, если американцы не будут колебаться, а европейцы будут вынуждены изменить курс по отношению к Ирану.

В этой связи необходимо, чтобы Израиль гарантировал, что американцы и европейцы поймут важность участия Рухани в подавлении протестов в прошлом месяце, избрания Диаба и угроз Велаяти на этой неделе вести войну против Израиля через Ливан.

Иранский режим един в своем стремлении сохранить контроль над Ираном и его империей. Если они закрепят свои достижения эпохи Обамы и завершат свою программу создания ядерного оружия, это станет стратегической катастрофой для Израиля и мира в целом. С Ираном нужно неустанно бороться на всех фронтах, пока его режим не будет предан истории.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ