"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Как новый генеральный директор МАГАТЭ собирается разбираться с Ираном?

Рафаэль Мариано Гросси и Юкия Амано (фото через фотобанк МАГАТЭ/Flickr CC)

Подполковник (рез.) Др. Рафаэль Офек, 3 января 2020 года

Перспективный документ Центра BESA № 1391

РЕЗЮМЕ: Новый генеральный директор МАГАТЭ, Рафаэль Мариано Гросси заявил, что после вступления в должность 3 декабря, Иран еще не представил объяснения, откуда взялись частицы урана, обнаруженные на складе в Тегеране.

Он также выразил протест против оскорбительного поведения иранских властей в отношении инспектора МАГАТЭ в конце 2019 года.

Однако он не рассматривал нарушения Ираном ядерного соглашения 2015 года во избежание антагонистических отношений с Тегераном.

Когда МАГАТЭ было создано в 1957 году, его целью были обеспечение мирного применения ядерной энергии и защита безопасности ядерных установок и материалов. Кроме того, оно отвечало за защиту от продвижения программ ядерного оружия государствами-изгоями. Последняя из этих целей стала главной обязанностью МАГАТЭ.

Задача, стоящая перед руководством МАГАТЭ по отношению к стране-изгою, состоит в том, чтобы найти способ контролировать ее ядерную деятельность, избегая при этом создания антагонистических отношений, что является задачей не из легких. Яркий пример — это сильный антагонизм между МАГАТЭ, поддерживаемым США, и режимом Пхеньяна.

Северная Корея вышла из МАГАТЭ в 1994 году в ответ на введенные против нее санкции, а в 2009 году, наконец, изгнала инспекторов МАГАТЭ из страны. Еще одним ярким примером является Ирак в 90-х годах, который попытался свести на нет усилия МАГАТЭ по раскрытию его программы создания ядерного оружия.

Генеральный директор МАГАТЭ (ГД) избирается Советом директоров организации (СД) при поддержке не менее двух третей еге членов. В состав Совета директоров входят 35 представителей от 171 государства-членов, от великих держав до африканских стран третьего мира и даже Фиджи. Выбор Генерального директора во многом зависит от политических соображений и страны происхождения кандидатов.

Четвертым генеральным директором МАГАТЭ в 1997-2009 годах был египетский дипломат Мухаммед Барадеи, а затем японский дипломат Юкия Амано, который 18 июля ушел в отставку по состоянию здоровья и, спустя 4 дня, скончался.

Новый генеральный директор, Рафаэль Мариано Гросси, из Аргентины вступил в должность 3 декабря (временно исполняющим обязанности генерального директора был Корнел Ферута из Румынии).

Гросси, который был назначен в 2013 году послом Аргентины в Австрии, является дипломатом с 35-летним опытом в области нераспространения и разоружения. По словам дипломатов, работающих в Вене, он был избран благодаря поддержке, которую он получил от США. Гросси говорит, что самый значительный момент в его карьере был в 1985 году, когда президент Аргентины пригласил своего бразильского коллегу посетить аргентинский ядерный объект.

Эта мера укрепления доверия появилась после многих лет напряженности между двумя странами в связи с гонкой за ядерное оружие. По словам Гросси, он научил его тому, что «с помощью дипломатии, преданности миру и воли к тому, чтобы делать правильные вещи, мы можем улучшить положение дел для всех».

Усилия Ирана по разработке ядерного оружия на заводе по обогащению урана в Натанзе, и его план по строительству реактора на тяжелой воде для производства плутония были открыты МАГАТЭ еще в 2002 году. Однако тогдашний гендиректор Барадеи был склонен свести к минимуму или вообще отклонить эти разработки.

В ежеквартальных отчетах МАГАТЭ за 2003–2006 годы, он ссылался на уклонение Тегерана в отношении своего проекта по обогащению урана и плана строительства реактора на тяжелой воде, как на «провал», а не нарушение обязательств Ирана по ДНЯО.

С другой стороны, Олли Хейнонен, заместитель Барадеи и ястребиный руководитель Отдела гарантий МАГАТЭ, сделал все возможное, чтобы разоблачить военные аспекты иранской ядерной программы.

Поведение Юкии Амано в отношении Ирана в первые годы его пребывания на посту было также твердым, но с 2013 года, особенно в 2015 году, когда великие державы стали стремиться подписать соглашение СВПД, он сделался более смирным.

Ферута, а затем Гросси встали у руля в критический момент. Им пришлось иметь дело с последствиями ухода США из ядерной сделки и последующим введением санкций. Спор между Тегераном и ЕС, который не сотрудничал с Ираном в том, что тот хотел обойти эти санкции, и по ряду иранских нарушений СВПД по обогащению урана.

Как только Ферута занял пост исполняющего обязанности Генерального директора, он посетил Тегеран, чтобы потребовать полного сотрудничества во всех областях, включая «проверку и мониторинг соглашения СВПД». 4 октября он заявил, что Иран «делает шаг в правильном направлении». по пути к обсуждению своей ядерной программы.

Однако в ноябре Иран отказался сотрудничать по проверке радиоактивных материалов, обнаруженных инспекторами МАГАТЭ на складе в пригороде Тегерана. Согласно недавно опубликованному докладу МАГАТЭ, этот материал содержал антропогенную (созданную человеком) частицу природного урана. Что еще хуже, власти Тегерана вели себя очень грубо по отношению к инспектору МАНАТЭ, не позволив ей посетить завод по обогащению в Натанзе, и даже пошли так далеко, что отменили ее аккредитацию.

Заявление режима о том, что от инспектора включилась сигнализация у ворот фабрики в Натанзе, вызвав опасения, что она имеет при себе «подозрительные материалы», было категорически отклонено МАГАТЭ.

В первый день пребывания Гросси на посту генерального директора, он объявил, что МАГАТЭ «ведет переговоры» с Ираном относительно следов урана, и что «этот вопрос еще не закрыт». Он осудил оскорбительное отношение иранцев к инспектору МАГАТЭ: 
«Я поддерживаю своих инспекторов, они выполняют очень важную работу; их нельзя запугивать ... никоим образом ... Страны не должны вмешиваться в работу наших инспекторов, и именно это сообщение мы передали нашим иранским коллегам».

1 декабря спикер парламента Ирана Али Лариджани предупредил, что Тегерану «придется серьезно пересмотреть некоторые из своих обязательств перед МАГАТЭ, если европейские стороны СВПД будут запускать механизм урегулирования споров, который может привести к санкциям». Гросси ответил, что, хотя МАГАТЭ «обратило внимание» на такие заявления, «это не значит, что это напрямую влияет на то, что мы делаем», и что от Ирана не было получено прямого сообщения об этом.

Он добавил, что такие реакции являются «частью политической дискуссии между Ираном и другими странами, а не нами». Эти замечания свидетельствуют о том, что Гросси не безразличен к иранским провокациям, но не хочет провоцировать разрыв с Тегераном. Таким образом, когда его спросили, как долго он намеревается дожидаться правдоподобного объяснения следов урана, он ответил: 
«Назначать сроки может быть не лучшей идеей ... Для меня это будет означать, что у нас будут очень антагонистические отношения».

Насколько известно, Гросси еще не рассмотрел основной вопрос по ядерной проблеме Ирана, а именно: нарушение Тегераном в течение прошлого года СВПД условий обогащения урана.

Подполковник (рез.) Др. Рафаэль Офек, научный сотрудник Центра BESA, эксперт в области ядерной физики и технологии, который работал в качестве старшего аналитика в израильском разведывательном сообществе.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ