"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Рассекречено: просьба польских евреев к Чемберлену до Холокоста: "пропустите нас в Палестину"

Британский премьер-министр Невилл Чемберлен пожимает руку Гитлеру
при подписании Мюнхенского соглашения, сентябрь 1938 г.

Грязная история британской Белой книги от мая 1939 года, печально известного документа, который позволил британцам почти захлопнуть двери Палестины для европейского еврейства, была документирована много раз.


Стивен Э. Ципперштейн, 21 января 2020 г.

Менее запомнилось то, что (принадлежавшая евреям) газета «Нью-Йорк таймс» приняла сторону британского премьер-министра Невилла Чемберлена на следующий же день после выхода Белой книги, вызвав гнев Хаима Вейцмана и сионистского руководства.

Однако осталось практически неизвестно, что польская еврейская община направляла двумя месяцами раньше отчаянную просьбу к Чемберлену — телеграмму, в которой она просила держать ворота Палестины открытыми. Вот история этой просьбы.

Хотя об отправке телеграммы и сообщалось в то время, эта статья, по-видимому, отмечает первый раз, когда сам документ был опубликован. Послание было обнаружено через 82 года в архиве Британского колониального ведомства; нет никаких доказательств того, что Чемберлен или кто-либо в его офисе обсуждали его или вообще когда-либо видели его.

***

К концу 1938 года, положение евреев в Европе, и без того опасное в Германии и странах, находящихся под угрозой немецкого вторжения, резко ухудшилось.

30 сентября того же года, Чемберлен подписал Мюнхенское соглашение, позволяющее Гитлеру аннексировать Судетские районы Чехословакии.

Чемберлен наивно полагал, что умиротворение принесет «мир в наше время», но на самом деле произошло обратное — слабость Чемберлена подтолкнула Гитлера к началу Второй мировой войны всего через 11 месяцев. К июню 1940 года Гитлер бомбил гражданское население Лондона.

Чемберлен наивно полагал, что умиротворение принесет «мир в наше время», но на самом деле произошло обратное — слабость Чемберлена подтолкнула Гитлера к началу Второй мировой войны всего через 11 месяцев. К июню 1940 года Гитлер бомбил гражданское население Лондона.

Мюнхенское соглашение также проложило путь к Холокосту, который начался менее чем через шесть недель с погрома Хрустальной ночи 9 ноября 1938 года. Тысячи еврейских предприятий и синагог были разрушены по всей нацистской Германии.

Сотни немецких евреев погибли в результате ночной оргии насилия, предшествовавшей судьбе, ожидающей шесть миллионов других евреев по всей Европе. После Хрустальной ночи никто не мог претендовать на незнание намерений Гитлера по отношению к евреям. С наступлением 1939 года мировоззрение европейских евреев никогда не было хуже. Еврейское агентство отчаянно призывало британское правительство разрешить большему количеству европейских евреев иммигрировать в Палестину.

Высший арабский комитет, представляющий палестинских арабов, был категорически против дальнейшей еврейской иммиграции.

Мужчина рассматривает обломки еврейского магазина в Берлине
10 ноября 1938 года после Хрустальной ночи.

В Палестине, арабское восстание, инспирированное Хаджем Амином аль-Хуссейни, великим муфтием Иерусалима и помощником Гитлера, бушевало в течение почти трех лет и унесло сотни жизней.

Британское правительство отказалось от схемы разделения Палестины, которую предлагала его собственная комиссия Пиля во всеобъемлющем докладе 1937 года. Комиссия Вудхеда, назначенная для проведения последующего технического анализа предложения о разделе комиссии Пиля, объявила план неосуществимым. По жестокой иронии судьбы, Комиссия Вудхеда опубликовала свой доклад 9 ноября 1938 года, всего за несколько часов до начала погрома Хрустальной ночи.

После выводов комиссии, британское правительство объявило, что пригласит представителей палестинских арабов и соседних арабских государств, а также представителей еврейской стороны на конференцию в Лондоне в начале 1939 года, чтобы обсудить будущее Палестины.


Будущий премьер-министр Израиля Дэвид Бен Гурион (в центре) и будущий президент Хаим Вейцман сидят слева от него с другими еврейскими делегатами на Лондонской конференции в Сент-Джеймсском дворце, февраль 1939 года.

Лондонская конференция открылась 7 февраля 1939 года проходила во дворце Сент-Джеймса. Хаим Вейцман и Давид Бен-Гурион, позднее первый президент и первый премьер-министр будущего Государства Израиль, соответственно, возглавляли еврейскую делегацию.

В своем вступительном заявлении, сделанном только для британского правительства и еврейских делегатов, поскольку арабские делегаты отказались сидеть в одной комнате с евреями, Вейцман подчеркнул чрезвычайную опасность, которую Гитлер представлял для европейских евреев, пророчески отметив, что «судьба шести миллионов человек» висит на волоске».

Однако предупреждения Вейцмана были проигнорированы.

К концу февраля 1939 года, менее чем через три недели после начала Лондонской конференции, британские чиновники стали сообщать прессе о своем намерении предложить Палестине независимость через 10 лет под властью арабского большинства, наряду с немедленными и серьезными ограничениями на иммиграцию евреев в Палестину.

«Арабы были в восторге от этих предложений, евреи были подавлены и огорчены».


Как сообщалось в Times of London 28 февраля 1939 года, «арабы были в восторге от этих предложений, евреи — подавлены и огорчены». Неудивительно, что тот же Чемберлен, который по глупости считал, что умиротворение Гитлера представляет собой лучший способ сохранить мир в Европе, решил, что умиротворение муфтия будет лучшим способом восстановления мира в Палестине.

К середине марта все поняли, что Великобритания планирует закрыть двери Палестины для всех, кроме небольшого ручейка еврейских иммигрантов.

15 марта 1939 года лондонская «Таймс» опубликовала дополнительные подробности британских предложений о Палестине, включая ограничение еврейской иммиграции на уровне 15 000 человек в год в течение следующих пяти лет. В тот же день, 15 марта 1939 года, Германия вторглась в Чехословакию, и немецкие войска победоносно вошли в Прагу.

Немецкая армия вступает в Прагу 15 марта 1939 года.

Еврейская община Польши следила за зловещими событиями на Лондонской конференции и в Чехословакии с растущей тревогой и беспокойством.

Военные действия Германии против соседней Чехословакии породили безошибочный и страшный призрак потенциального вторжения Германии в ее другого восточного соседа, Польшу.

Такая перспектива в сочетании с утечками новостей из Лондона, указывающими на то, что Великобритания планирует фактически закрыть Палестину для дальнейшей еврейской иммиграции, повергла польское еврейство в состояние кризиса.

На этом фоне два дня спустя, 17 марта 1939 года, Объединенная сионистская организация Польши и Агудат Израиль, Польша, направили отчаянную двухстраничную телеграмму Чемберлену. В телеграмме выражалась просьба к премьер-министру Соединенного Королевства держать двери Палестины открытыми для польских евреев, чтобы дать им хотя бы шанс избежать неотвратимой нацистской угрозы.

Вот текст оригинальной телеграммы: 
"В самые мрачные и трагические часы истории и жизни евреев три с половиной миллиона евреев Польши обращаются к правительству Его Величества, которое взяло на себя ответственность за создание места в Палестине для евреев, учитывая то доверие, которое еврейский народ возлагает на Англию, так и самые священные надежды евреев, и не применять политику в Палестине, которая бросает еврейские массы в пропасть отчаяния".

Спустя 2 дня, варшавский офис Еврейского телеграфного агентства опубликовал краткую информацию, 19 марта 1939 года, под заголовком «Польские евреи просят Великобританию сдержать слово».

В этой информации была цитата из телеграммы польских евреев правительству Великобритании, но ее язык отличался от первоначальной телеграммы, показанной выше: 
"в самый мрачный и трагический час еврейской истории три с половиной миллиона польских евреев обращаются к британскому правительству с призывом не предавать доверие еврейского народа Великобритании и не разрушать святую надежду еврейского народа, приняв политику, которая привела бы его к отчаянию".

Возможно, язык, указанный в сообщении JTA, был взят из более раннего черновика телеграммы, или, возможно, автор рассылки не смог записать точный язык оригинальной телеграммы. В любом случае, кажется, что оригинальная телеграмма так до сих пор и не была обнародована.

Это неудивительно, учитывая, что в течение последних 82 лет телеграмма оставалась не извлеченной из файла британского колониального ведомства с пометкой «Палестина: оригинальная корреспонденция» (Стивен Э. Ципперштейн).



Ранее неопубликованная телеграмма от польского еврейского руководства, призывающая Великобританию в марте 1939 года разрешить евреям бежать в Палестину и избежать наступления нацистов. (Стивен Э. Ципперштейн)

Были проведены консультации с различными экспертами, все из которых сообщили, что они не слышали о телеграмме и не видели ее опубликованной где-либо. Профессор Дэн Мичман, глава Международного института исследований Холокоста и действующий руководитель кафедры исследований холокоста им. Джона Найманна в Яд Вашем в Иерусалиме, сказал, что ранее он этого не видел, но предостерег от «завышения важности и воздействия одной телеграммы».

Профессор Дэвид Энгель из Нью-Йоркского университета, ведущий эксперт по истории польского еврейства и Холокоста, сказал, что он не помнит ни одного обсуждения телеграммы в соответствующей литературе. Исследовательский персонал в Мемориальном музее Холокоста в Вашингтоне, округ Колумбия, указал, что они также ранее не видели телеграммы, но обратили внимание репортера JTA на вышеуказанную информацию.

К сожалению, оригинальная телеграмма не взволновала британское правительство. Ни один из соответствующих документов британского правительства не отражает никакого внутреннего обсуждения послания, включая то, видел ли его когда-либо премьер-министр или кто-либо в его офисе. Британское правительство также не предложило никакого ответа евреям Польши, пока оно не выпустило Белую книгу, в которой было объявлено о новой палестинской политике правительства ровно через два месяца, 17 мая 1939 года.


Несколькими днями раньше, до того, как их надежда на въезд в Палестину рухнула из-за британского приказа депортировать их на Кипр, 8 августа 1946 года, нелегальные еврейские иммигранты выстроились в шеренгу на корабле в гавани Хайфы.

В Белой книге были наложены чрезвычайные ограничения на иммиграцию евреев в Палестину, снизив их приток до 75 000 еврейских иммигрантов за весь пятилетний период между 1939-1944 гг.

Ко времени публикации Белой книги телеграмма польского еврейства была похоронена в архивах колониального управления, где она оставалась скрытой от всеобщего обозрения в течение следующих 80 лет и до настоящего времени.

Результат иммиграционной политики Белой книги был катастрофическим: из шести миллионов евреев, от имени которых Вейцман обратился в своем вступительном заявлении на Лондонской конференции, 5 925 000 были осуждены на то, чтобы остаться в Европе. Из 3,5 миллионов польских евреев, которые просили Чемберлена о помощи в марте 1939 года, только 75 000 были еще живы к началу 1945 года.

Независимо от мотивов или намерений, Гитлер и Чемберлен, казалось, действовал в молчаливом союзе, чтобы приговорить к смерти шесть миллионов евреев Европы.


«Спасите наших детей и родителей!», — кричали плакаты, которые люди несли на улицах Иерусалима 16 января 1939 года в знак протеста против жестких иммиграционных ограничений. (AP Photo)

Сионистское руководство с яростью отреагировало на Белую книгу, отправив письма протеста и всеобъемлющий юридический меморандум британскому правительству и Совету Лиги Наций. Палестина: Заявление о политике — Белая книга 1939 года

Palestine: Statement of Policy — the White Paper of 1939

Вейцману удалось добиться символического вотума неодобрения со стороны Постоянной комиссии по мандатам Лиги Наций, но это ничего не значило для обреченных евреев Польши и других стран Европы.

Можно было бы думать, что Белая книга и бедственное положение польского и европейского еврейства, должно быть, вызвали протест других влиятельных еврейских голосов во всем мире. Однако один из самых важных каналов, принадлежащий евреям New York Times, шокирующе защищал «Белую книгу» в редакционной статье, опубликованной 18 мая 1939 года, на следующий день после ее выхода.

Редакционная статья, написанная всего через шесть месяцев после Хрустальной ночи; через два месяца после немецкого вторжения в Чехословакию и телеграммы польских евреев; и менее чем за четыре месяца до вторжения Германии в Польшу, бессердечно провозглашала: 
«Давление на Палестину сейчас настолько велико, что иммиграция должна строго регулироваться, чтобы спасти родину от перенаселения".
Обед в королевском имении слева направо: Сейф Эль Ислам из Йемена,
Шек Бешара Эль Хури, президент Ливана, президент Сирии Шукри Эль Ковальти,
король Египта Фарук, король Трансиордании Абдулла и наследный принц
 Амир Сауд из Саудовской Аравии.

Пример: представители семи арабских государств, в том числе короли, президенты и принцы, встретились в Каире, Египет, 29 мая 1946 года, по приглашению короля Фарука, чтобы организовать единый фронт против еврейской иммиграции в Палестину.

Редакция согласилась с британским правительством, что самое важное — не расстраивать палестинских арабов, чем позволить мигрировать в страну совсем небольшому числу европейских евреев.

Вейцман был так зол на «Таймс», что отказался встретиться с издателем газеты, Артуром Хейсом Сульцбергером во время визита Сульцбергера в Лондон несколькими днями позже.

30 мая 1939 года Вейцман выразил свой гнев в письме Соломону Гольдману, в котором Сульцбергер был назван «трусливым евреем».

В том же письме Вейцман спрашивал Голдмана: «Что бы я хотел понять, так это то, является ли общее отношение и чувство [американских] евреев сильно отличным от Сульцбергера и его газеты».

Даже после окончания Второй мировой войны, когда сионистское руководство умоляло британское правительство разрешить иммиграцию в Палестину 100 000 обездоленных и находившихся под угрозой исчезновения жертв Холокоста («просителей убежища» на современном языке), New York Times продолжала призывать к умиротворению палестинских арабов, а не к разрешению выжившим евреям Европы искать новую жизнь в Палестине.


Мужчины, женщины и дети на верхней палубе, вместе со скотом и птицей на борту панамского судна с греческим экипажем, взятым под стражу в порту Яффо 17 июля 1947 года британским тральщиком Саттоном.

Комментируя бедственное положение европейского еврейства в редакционной статье 14 ноября 1945 года, газета «Таймс» холодно заявляла: 
«Конечно, нет никаких признаков того, что решение будет найдено в массовой эмиграции в Палестину».
К его великой чести, тогдашний президент США Гарри Трумэн проигнорировал «Таймс» и публично оказал давление на премьер-министра Клемента Эттли, чтобы тот отменил ограничения Белой книги и выдал 100 000 иммиграционных сертификатов европейским еврейским просителям убежища.

Та же угроза, но в другое время.


Почему мы должны снова вспоминать об этом, более 80 лет спустя? Потому что у истории есть способ повторяться.

В последние годы анти-иммигрантские настроения и настроения против беженцев охватили огромные территории Европы и США. Более зловещим для еврейского народа является то, что антисемитизм и антисионизм сближаются и набирают все большие обороты в Европе и Соединенных Штатах, как слева, так и справа в политическом спектре.

Следует помнить о вероломстве консервативного правительства Чемберлена в издании «Белой книги» и присуждении миллионов европейских евреев к газовым камерам, чтобы история не повторилась.

Ради почти 3,5 миллионов польских евреев и 2,5 миллионов других евреев из остальной части Европы, погибших так трагически и так напрасно, мы никогда не должны забывать, что можно было сделать, чтобы их спасти.

.***

Стивен Э. Ципперштейн — автор предстоящей книги «Право и арабо-израильский конфликт: суды над Палестиной». Ципперштейн — бывший федеральный прокурор США, а теперь — старший научный сотрудник Центра по развитию Ближнего Востока и UCLA. Он также преподает в программе глобальных исследований UCLA и Школе по связям с общественностью, а также в качестве приглашенного профессора на юридическом факультете Тель-Авивского университета.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментировать на FaceBook

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ