Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

«Сделка века» — это стимул, а не план

Дональд Трамп, Джаред Кушнер и Биньямин Нетаньяху,
(фото ГПО, Коби Гидеон? через министерство иностранных дел Израиля Flickr CC).
Гершон Хакоэн , 11 февраля 2020 г. 

Перспективный документ Центра BESA №1446

РЕЗЮМЕ: Мирный план президента Трампа следует понимать как системный стимул к новому прорыву, а не как практический план урегулирования израильско-палестинского конфликта.

В отличие от всемирной эйфории после Ословских соглашений 1993 года, «Дело века» президента Трампа по прекращению израильско-палестинского конфликта было встречено глобальным скептицизмом, отчасти из-за международных обстоятельств, которые преобладали, когда он был объявлен.

Как в Европе, так и в США привычный общественно-политический порядок сталкивается с огромными проблемами и неопределенностью относительно будущего. 

Зоны кровавых конфликтов простираются от Афганистана до Украины, а перспективы выхода Сирии, Ирака, Йемена и Ливии из затянувшихся гражданских войн неясны.

Какой мирный план мог бы положить конец 100-летнему конфликту, существующему на маленькой земле между Средиземным морем и рекой Иордан?

Не менее важно и то, что скептицизм по отношению к «Сделке века», похоже, коренится в логических обоснованиях и способах мышления прошлого века.

Это несоответствие проявляется прежде всего в ожидании согласованного, окончательного и прочного мира.

В конце 20-го века в атмосфере ликования по поводу «конца истории», сопровождавшего распад Советского Союза, казалось, что есть место для подобных предположений.

Однако с возвращением России к активной роли великой державы, даже голубоглазые европейцы, кажется, протрезвели от заблуждения насчет "конца истории".

Беспокойство по поводу шаткой безопасности и неопределенного будущего бросило тень даже на более стабильные страны.

И все же пророки мира продолжают настаивать на том, что, если мы будем просто думать позитивно, то результаты будут позитивными. А, если они не позитивные, то это должно быть потому, что в действительности, мы их не хотим.

Израильский дискурс о плане отражает аналогичную модель анахроничного мышления.

Так, например, правые испытывают трудности с принятием требования признать палестинское государство, в то время как левые заявляют, что сделка «не предлагает палестинцам государство по какому-либо разумному определению».

Но в XXI веке смена социокультурного определения семьи распространяется и на социально-политическое определение государства.

Кто сейчас скажет матери-одиночке, что она и ее дети не семья? Также и у государств, которые являются гораздо более сложным явлением, чем семья, теперь существует более одного способа существования.

В этом суть ошибки: продолжать мыслить терминами "модерна" в реальности, которая в большинстве практических смыслов сейчас является постмодернистской.

Те, кто считает план Трампа планом действий, должны приспособить свое мышление к более сложной и более нюансированной новой эре.

План Трампа очень важен, потому что он отмечает новую реальность и должен рассматриваться как системный импульс к новому прорыву, а не как сам прорыв.

Однако дискурс, пойманный в ловушку концепций прошлого века, относится к плану на 180 страницах, как если бы это был план для запуска сборочной линии.

Появление сложного феномена при переходе от этапов планирования к выполнению, невозможно полностью контролировать. Это знает каждый деловой человек. Невозможно превратить небольшой магазин в обширную коммерческую сеть, внимательно следуя подробному бизнес-плану.

Еще в 1937 году на фоне разногласий по поводу британского плана раздела, Давид Бен-Гурион хорошо знал об этой силовой динамике.

По его словам, «еврейское государство в части страны — это не конец, а начало». Создание государства в небольшой части Земли Израиля «послужит мощным стимулом для наших исторических усилий по выкупу земли в полном объеме».

Ключ к мудрому и конструктивному применению плана Трампа заключается в принципиальной разнице между, с одной стороны, мышлением, которое является современным, механическим и закрытым, а с другой — мышлением, которое открыто для новых реальностей.

В то время как современное мышление не отказалось от убеждения, что каждая проблема должна иметь решение, комплексное мышление признает существование проблем, которые в основном неразрешимы. Временные решения можно искать, если они не отвергают вечное видение.

Когда речь заходит о национальных и религиозных фантазиях, никто не вступает в переговоры. Это верно как для израильтян, так и для палестинцев.

Генерал-майор (рез.) Гершон Хакоэн — старший научный сотрудник Центра стратегических исследований «Бегин-Садат». Служил в ЦАХАЛе 42 года. Командовал войсками в боях с Египтом и Сирией. Ранее был командиром корпуса и командующим Военными колледжами ЦАХАЛа.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ