Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Черный список ООН и урок корпоративной ответственности


Марк Голдфедер, Гэри Эпштейн, 29 февраля 2020 г.

12 февраля Совет ООН по правам человека, открыто политический орган, в котором лицемерно фигурируют некоторые из худших нарушителей прав человека в мире, опубликовал Черный список компаний, которые, по их утверждению, имеют деловые отношения с израильскими поселениями или в них.

Цель состояла в том, чтобы опорочить эти компании, ложно намекая на то, что они совершают нарушения прав человека. УВКБ ООН сделало это, несмотря на тот факт, что он не имеет ни способности, ни компетенции, ни каких-либо юридических или иных полномочий для работы с коммерческими предприятиями или для продвижения необязательных политически предвзятых руководящих принципов в отношении деловой практики.

Чтобы было ясно, нет международного закона, который бы вообще запрещал предпринимательскую деятельность в зонах конфликта, на оккупированных территориях или в поселениях. Идея, что компании в этом списке нарушают права человека, почти смешна.

По данным НПО «Монитор», «основная категория компаний, котирующихся на бирже, -- это компании, предоставляющие потребительские товары и услуги (продукты питания, телекоммуникации, транспорт, газ, вода) как палестинцам, так и израильтянам».

Очевидно, что УВКБ ООН считает обеспечение палестинцев предметами первой необходимости потенциальным нарушением прав человека.

К удивлению, ООН также игнорирует тот факт, что в соответствии с несколькими международными соглашениями (включая Осло I, II и Каирское соглашение) Израиль должен предоставлять все это, и забывает, что, если будет принято собственное повествование ООН об Израиле как оккупанте, Израиль должен будет предоставлять эти вещи в соответствии с четвертой Женевской конвенцией.

Помимо практической реальности, из-за социальной ответственности, многие работники в этих компаниях являются палестинцами, и закрытие может нанести ущерб этим семьям. Публикация списка была попыткой УВКБ нанести ущерб израильской экономике и, согласно описанию должностных лиц ООН, была особо ориентирована на компании, которые принадлежат евреям или ведут дела с евреями, в отличие от палестинцев, израильтян.

Список призван поддержать антисемитскую кампанию бойкота, изъятия и санкций, которая выделяет Государство Израиль в нарушение международно принятого определения антисемитизма Международного союза памяти жертв Холокоста. В нехарактерном порыве честности, Верховный комиссар УВКБ ООН, Мишель Башле признала, что процесс составления списка был «беспрецедентным».

В некотором отношении она права: несмотря на то, что деловая активность на спорных территориях не редкость в международной практике, ни одна другая страна не была мишенью для бойкота.

К сожалению, такое дискриминационное отношение к Израилю также неудивительно и отражает постоянные и хорошо документированные институциональные предубеждения со стороны УВКБ ООН по отношению к еврейскому государству. Такая предвзятость настолько сильна, что в 2018 году США покинули Совет в знак протеста.

Совершенно ясно, что этот новый список — просто очередная попытка ООН запугать Израиль и заставить других его запугивать.

И все же, несмотря на не юридический характер этого отчета, некоторые компании в списке могут все еще волноваться и задаваться вопросом, как это может повлиять на них и должны ли они что-либо делать в ответ.

Чтобы помочь справиться с любым незаконным давлением, которое могут испытывать компании, вот несколько сугубо деловых, не политических причин, по которым ответственные компании не должны допускать, чтобы их заставляли бойкотировать Израиль.

Во-первых, участие в БИС сопряжено с вопиющей дискриминацией по признаку национальности и этнической принадлежности, а такое поведение запрещено правилами США о борьбе с бойкотом в соответствии с Законом об экспортной администрации 1977 года и поправкой Рибикоффа к Закону о налоговой реформе 1976 года.

Нарушение этих и аналогичных норм влечет за собой серьезные административные, а также уголовные санкции в государственных и федеральных судах по всей стране, и поэтому тот, кто поддается кампании давления со стороны УВКБ ООН, может подвергнуть компанию дорогостоящим судебным разбирательствам.

Во-вторых, бойкот Израиля дискриминационным образом нарушает фидуциарные обязанности верности и заботы, которые чиновники и директора обязаны корпорации. Обязанность лояльности требует от лиц, принимающих решения, ставить благополучие и интересы компании выше своих личных интересов и чувств, а обязанность проявлять заботу требует от них разумно учитывать влияние своих решений на перспективы компании.

На самом простом уровне бойкот Израиля вреден для бизнеса.

В 27 штатах уже действует закон о борьбе с БИС, в соответствии с которым штатам не разрешается вести дела с компаниями, участвующими в БИС.

Потеря денег, служа противоречивым и потенциально незаконным идеологическим позициям, не может быть оправдана никакой теорией хорошего корпоративного управления.

Наконец, компании, занесенные в черный список, почти все являются общественными. Они обязаны подавать документы в Комиссию по ценным бумагам и биржам и направлять документы инвесторам и акционерам с раскрытием существенных факторов риска, влияющих на компанию.

Типовое раскрытие информации о компании, которая внезапно решила отказаться от продажи на основании кампании черного списка ООН, вероятно, выглядело бы примерно так:

«Инвестиции в наши ценные бумаги сопряжены с серьезными рисками, поскольку мы принимаем участие в бойкоте, который ориентирован на евреев и еврейское государство, в нарушение принятых законов, а не для каких-то корпоративных или деловых целей. Мы не уверены в том, повлияют ли будущие политические соображения на нашу деятельность в других областях, и можем передать решения по этому вопросу Совету ООН по правам человека, несмотря на его известные предубеждения и отсутствие каких-либо полномочий или опыта вообще. Мы можем понести большую ответственность и затраты при защите компании от судебных и принудительных действий в ответ на наши нарушения и, скорее всего, понесем убытки из-за юрисдикции, в которой действуют положения, запрещающие бойкот».

В качестве основного принципа американским компаниям следует разрешить делать выбор в отношении своих партнеров, инвестиций и взаимоотношений, а не подвергать их дискриминации со стороны дискриминационного подразделения ООН при изменении этих решений.

Черный список Совета ООН по правам человека не имеет юридической силы ни в международном, ни в национальном законодательстве, но, как указано выше, может иметь юридические последствия для компаний, которые сотрудничают с БИС.

Черный список пропагандирует явную дискриминационную деловую практику на основе национальности и этнической принадлежности, которая глубоко оскорбляет американские ценности и противоречит государственной политике, поэтому ее публикация американскими законодателями неоднократно осуждалась.

Директора должны дважды подумать, прежде чем подчиняться корпоративному вымогательству и шантажу. Это особенно верно, когда соблюдение требований наносит ущерб тем самым людям, которых преступники претендуют защищать, не говоря уже о собственной репутации компании и ее результатах.

Доктор Марк Голдфедер — особый советник по международным делам в Американском центре права и правосудия.

Гэри Эпштейн недавно вышел на пенсию в качестве председателя глобальной практики корпоративных и ценных бумаг компании Greenberg Traurig.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ