"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Коронавирусный экономический кризис в Иране


Проф. Гилель Фриш, 17 марта 2020 г.

Перспективный документ Центра BESA № 1489

РЕЗЮМЕ: По мере усиления пандемии коронавируса, Иран все больше оказывается в состоянии экономического спада. Его международная изоляция становится все более серьезной, о чем свидетельствует резкое сокращение числа рейсов, приземляющихся в двух самых загруженных аэропортах Ирана. Все эксперты по Ирану знают, как сложно получать достоверные сведения об этой стране. 

Режим скрывает всё — от основных макроэкономических показателей до государственных расходов и установления того, сколько нефти и газа продает Иран. Выяснить полный размер эпидемии COVID-19 (коронавирус) в Иране так же сложно, как определить точные цифры всего остального. Однако некоторые цифры не могут подвергаться изменениям. К ним относятся списки рейсов, прибывающих в два крупных иранских аэропорта: международный аэропорт Хомейни, - основная иранская точка доступа к внешнему миру, и старый аэропорт Мехрабад — самый загруженный внутренний узел Ирана.

Летная активность в обоих аэропортах недвусмысленно показывает степень экономического спада Ирана, вызванного коронавирусом. Этот кризис наступил после санкций, наложенных администрацией Трампа в 2018 году. До введения санкций ежедневно в среднем 100 рейсов, в основном из-за рубежа, совершали посадку в аэропорту Хомейни и 130 рейсов — в Мехрабаде, связующем звене для внутренних рейсов из обширных городов Ирана.

После того, как осенью 2018 года был введен второй раунд санкций, летная активность упала примерно до 60 рейсов — в Хомейни и 100 — в Мерхабад, что явилось резким снижением.

Спад произошел резко после того, как появились новости об эпидемии в Иране, особенно на международных рейсах. При взгляде на прибытие в аэропорт Хомейни 3 марта 2020 года, видно, что из 32 рейсов, 11 — были отменены и 21 — совершил посадку.

Днем позже из 22 запланированных рейсов приземлились только пять. Десять из этих рейсов были указаны как «неизвестные» (которые Израиль часто определяет как рейсы, связанные с перевозкой оружия). Шесть — были перечислены как «запланированные», но не прибыли. Примечательно, что все пять приземлившихся самолетов были иранскими перевозчиками.

Большая часть погружения Ирана в международную изоляцию может быть объяснена распоряжением правительств, которые вынудили авиаперевозчиков в свои аэропорты прекратить полеты в Иран из-за ощущения, что иранские власти утратили контроль над эпидемией, по крайней мере, на данный момент.

Разрушительный экономический эффект от этой изоляции можно увидеть в полетах иранских авиаперевозчиков, которые продолжали летать. Из восьми регулярных рейсов в Стамбул, главные ворота Ирана во внешний мир, ни один не приземлился. Очевидно, они были отменены из-за отсутствия спроса. То же самое относится и к иранским перевозчикам из Дохи и Дубая, которые являются двумя основными международными линиями связи для Ирана.

Хотя экономика дает объяснение, почему многие из этих самолетов не приземлились, политика, по крайней мере, объясняет, некоторые из пяти посадок, которые произошли. В двух случаях это были рейсы из Китая (Шанхай и Шэньчжэнь), один — из Бейрута, где базируется Хезболла, главный прокси Ирана.

Иранцы обвинили свое правительство в беспрепятственном продолжении полетов с Китаем по политическим и экономическим причинам, несмотря на связь между китайским источником коронавируса и его распространением в Иране. Китай — единственная крупная дружественная к Ирану держава, поскольку его отношения с Турцией и Россией проблематичны. Пекин активно инвестирует в производство энергии в Иране. Внутренние иранские перевозки практически совсем прекратились.

Из 89 рейсов, приземлившихся в Мехрабаде из внутренних пунктов, запланированных на 3 марта 2020 года, приземлилось только 27. Оставшаяся огромная часть рейсов была указана как «неизвестные». Напомним, что в лучшие дни ежедневно совершали посадку 130 самолетов.

В общей сложности в обоих аэропортах было совершено 32 посадки, которые вместе обслуживали три провинции с общим населением не менее 17 миллионов человек. В Каирском аэропорту, в стране с уровнем жизни на половину меньше уровня жизни иранцев, в тот же день прибыли в аэропорт 211 рейсов, даже перед лицом кризиса коронавируса.

Без сомнения, руководство Ирана начало возносить молитвы за кончину президента Трампа задолго до праймериз в Демократической партии во вторник и, вероятно, с облегчением увидело решительное возвращение Джо Байдена в надежде, что он победит Трампа и ослабит суровые санкции США.

Однако у них есть много других вещей, за которые нужно возносить молитвы. Никакого облегчения от кризиса коронавируса на горизонте нет. Экономический ущерб, вызванный кризисом, только усилит беспокойство иранского народа по поводу этой болезни и разожжет гнев по поводу того, как правительство справилось с ней.

Режим превратил Иран из основы цивилизации в международного парию.

Профессор Гилель Фриш — профессор политологии и изучения Ближнего Востока в университете Бар-Илан и старший научный сотрудник Центра стратегических исследований Бегина-Садата.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ