"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Коронавирус представляет собой большую угрозу для аятолл, чем санкции США

Пожарные проводят дезинфекцию улицы в Тегеране, Иран, 13 марта 2020 года.
(Фото: AFP через Getty Images)
Кон Кофлин, 

Неспособность иранского режима понять значение вспышки коронавируса в его собственной стране заставила 16 других стран региона заявить, что их собственные вспышки происходят из Ирана. К ним относятся Ирак, Афганистан, Бахрейн, Кувейт, Оман, Ливан, ОАЭ.

Европейский пакет помощи, стоимость которого оценивается в $548 000, является первой транзакцией, осуществляемой в рамках торгового механизма, известного как Инструмент поддержки торгового обмена или Instex, который был создан европейцами, чтобы дать им возможность обменивать промышленные и продовольственные товары гуманитарного назначения с Тегераном после выхода США из ядерной сделки 2015 года.

Тегерану, однако, следует посоветовать не рассматривать предоставление помощи как появление вероятности ослабления санкций.

Новые торговые соглашения, установленные Европой, разработаны таким образом, чтобы не нарушать политику администрации Трампа по применению «максимального давления» на Иран, так что Instex можно использовать только для доставки гуманитарной помощи и продовольствия.

Это означает, что, хотя оказание помощи может помочь в борьбе с пандемией коронавируса, оно мало поможет в ослаблении давления на некомпетентное и все более непопулярное руководство Ирана.

Катастрофическое поведение иранского режима относительно пандемии коронавируса может, в конечном итоге, представить большую угрозу для выживания аятолл, чем воздействие бескомпромиссного режима санкций Вашингтона.

Катастрофическое поведение иранского режима относительно пандемии коронавируса может, в конечном итоге, представить большую угрозу для выживания аятолл, чем воздействие бескомпромиссного режима санкций Вашингтона.

Вплоть до вспышки коронавируса главной проблемой, стоявшей перед клерикальным режимом, было разрушительное воздействие жестких санкций администрации Трампа на экономику Ирана.

При ежегодном сокращении экономики на 10%, и уровне безработицы около 20%, режим подвергается все большему давлению со стороны антиправительственных демонстрантов, разъяренных неправильным отношением режима к экономике. Оппозиционные группы утверждают, что более 600 протестующих были убиты, когда сторонники жесткой линии режима пытались подавить оппозицию режиму.

Теперь гнев простых иранцев из-за плохого управления режима сменился гневом на попытки священнослужителей скрыть истинные масштабы вспышки коронавируса в Иране, которая распространилась на все 31 провинцию страны. В своем первом публичном упоминании о вспышке 19 февраля режим сказал людям не беспокоиться по поводу вируса.

Верховный лидер аятолла Али Хаменеи обвинил «врагов» Ирана в преувеличении угрозы. Неделю спустя, когда число случаев и смертей возросло, президент Хасан Рухани повторил слова Верховного лидера и предостерег от «заговоров и разжигания страха нашими врагами». Он сказал, что они предназначены для того, чтобы привести страну в тупик, и призвал иранцев продолжать свою повседневную жизнь.

Совсем недавно контролируемые государством иранские телеканалы утверждали, что коронавирус может быть "биологическим оружием" американского производства, а Верховный лидер написал в Твиттере о "биологической атаке". Следовательно, поскольку правящая элита Ирана находится в состоянии отрицания масштабов вспышки, эпидемия распространилась до такой степени, что в настоящее время Иран страдает от наихудшей вспышки коронавируса на Ближнем Востоке. Последнее официальное число погибших, согласно заявлению министерства здравоохранения Ирана, на конец марта составило 2898 человек с летальным исходом, причем было подтверждено более 44 000 случаев. В других сообщениях говорится, что число погибших может быть гораздо выше, и утверждается, что по состоянию на 31 марта погибло 4762 человека.

Неспособность иранского режима понять значение вспышки в его собственной стране вынудила 16 других стран региона заявить, что их собственные вспышки возникли в Иране. К ним относятся Ирак, Афганистан, Бахрейн, Кувейт, Оман, Ливан, ОАЭ.

Масштабы коронавирусного кризиса в Иране привели к усилению напряженности в отношениях между жесткими сторонниками аятоллы Хаменеи и правительством президента Рухани. В то время как сторонники жесткой линии категорически отклонили предложения помощи Вашингтона в борьбе со вспышкой, г-н Рухани принял более прагматичный подход, в результате которого Тегеран получил свои первые партии гуманитарной помощи от Великобритании, Германии и Франции, так называемых E3, которые являются в то же время европейскими сторонами, подписавшими спорную ядерную сделку с Ираном. Европейский пакет помощи, стоимость которого оценивается в $548 тысяч, является первой транзакцией, осуществленной в рамках торгового механизма, известного как Инструмент поддержки торговых обменов или Instex, который был создан европейцами, чтобы дать им возможность обменивать товары гуманитарного назначения. и продовольствие с Тегераном после выхода США из ядерной сделки 2015 года.

Великобритания, Германия и Франция сообщили, что в прошлом месяце они предложили Ирану пакет на 5 миллионов евро ($5,5 миллиона) для борьбы со вспышкой коронавируса, а также планируют отправлять медицинские материалы, включая оборудование для лабораторных исследований, защитные костюмы и перчатки.

Тегерану, однако, следует посоветовать не рассматривать предоставление помощи как вероятность ослабления санкций. Новые торговые соглашения, установленные Европой, разработаны таким образом, чтобы не нарушать политику администрации Трампа по применению «максимального давления» на Иран, так что Instex можно использовать только для доставки гуманитарной помощи и продовольствия. Это означает, что, хотя оказание помощи может помочь в борьбе с пандемией коронавируса, оно мало поможет ослаблению давления на некомпетентное и все более непопулярное руководство Ирана.

Кон Кофлин — редактор Отдела по обороне и иностранным делам газеты Telegraph и выдающийся старший научный сотрудник Института Гейтстона.




Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ