Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Последствия коронавируса в Иране

Приведёт ли разрушительная катастрофа в области здравоохранения к концу Исламской Республики?



Joseph Puder, 1 апреля 2020 г.

Возможно, это по иронии судьбы, что эпидемия коронавируса в Иране началась со священного города Кум, — места, откуда к власти пришел аятолла Хомейни.

С Кума началась эпидемия, которая распространилась по всему Ирану. По всей видимости, иранская авиакомпания Mahan Air, принадлежащая Корпусу стражей исламской революции (КСИР), во время обратного рейса из Китая в Иран, привезла пассажиров с коронавирусом.

Вероятно, они были переносчиками вируса, который сделал Иран вторым после Китая по количеству погибших от него.

Возможно, что не только по иронии судьбы, но и пророчески, город, породивший исламскую диктатуру, может стать городом, который приведет к гибели этого режима.

Что вызывает сожаление, так это то, что ни в чем не повинный иранский народ расплачивается своей жизнью за двуличие и бездушность режима.

Режим не информировал иранский народ о вспышке коронавируса и не давал людям инструкции о том, как защитить себя.

По данным «Вашингтон пост» (19 марта 2020 года), в Иране было зарегистрировано более 17 000 подтвержденных случаев заражения, что считается серьезной недооценкой. Первоначальный отказ руководства аятолл установить карантин и его нерешительность в предоставлении точной информации о количестве умерших, усугубляет в настоящее время отсутствие доверия к нему у многих иранцев.

Журнал Time сообщил, что, по состоянию на 17 марта 2020 года, от COVID-19 в Иране погибла почти 1000 человек.

Он также раскрыл, что Министерство здравоохранения Ирана объявило, что около 15% умерших были моложе 40 лет. Авиакомпания Mahan Air продолжала свои полеты в Китай и обратно, даже после того, как иранские власти объявили в феврале 2020 года о прекращении рейсов туда.

Режим мулл не принял превентивных мер, которые могли бы замедлить распространение смертоносного вируса, таких как закрытие школ, отказ от спортивных и культурных мероприятий и запрет на массовые собрания, особенно в случае города Кум, центра болезни.

Когда режим, наконец, признал серьезность ситуации и начал сообщать о количестве инфекций и смертей, он породил общественный скептицизм среди иранцев.

Только когда иностранные СМИ и социальные сети сообщили о масштабах инфекций и смертей в Иране, общественность встревожилась. Это вызвало широкую панику, особенно когда иранский член парламента из Кума обнаружил, что число зараженных и умерших в Иране намного больше, чем сообщало правительство.

В последние месяцы череда правительственной лжи подорвала общественное доверие. Сокрытие истинных фактов о военном сбое Ираном украинского авиалайнера 8 января 2020 года, которому предшествовало сокрытие от общественности количества иранцев, убитых в декабре 2019 года, бензиновые демонстрации, вызвали недоверие общественности к нынешним официальным заявлениям в отношении COVID-19.

Это отразилось в низкой явке избирателей на парламентские выборы, состоявшиеся 21 февраля 2020 года. Хотя верховный лидер Али Хаменеи призвал иранцев пойти на избирательные участки и отдать свои голоса, только 42% иранцев согласились. Это был самый низкий показатель участия избирателей со времен исламской революции 1979 года.

Newsweek сообщил (23 марта 2020 года), что «Китай утверждает, что пик его вспышки (коронавируса) прошел, и что в настоящее время больше случаев смерти зарегистрировано за пределами страны, чем внутри (в Китае). Однако в Иране число новых ежедневных случаев все еще увеличивается».

Однако Китай заставил замолчать информаторов, которые впервые предупредили о вспышке эпидемии COVID-19. В то же время, представитель Министерства иностранных дел Китая, Чжао Лицзянь, предположил, что за этой вспышкой стояли военные США. Другая теория заговора была повторена аятоллой Хаменеи, слова которого были процитированы: «США обвиняют в создании вируса. Я не знаю, насколько правдиво это заявление, если оно верно, но почему мы должны доверять им и получать от них помощь».

Это произошло после того, как администрация Трампа предложила Ирану помощь в борьбе с коронавирусом.

Кризис коронавируса выявил некомпетентность правящей клерикальной элиты Ирана. Он поставил Иран в тупик глубокого политического и идеологического кризиса. Религиозная элита, которая правит страной, отвергла современную медицину в пользу «исламской медицины», считая последнюю вдохновленной божественным знанием.

Было ясно, что это будет иметь катастрофические последствия для иранцев. Также по иронии судьбы, в священном городе Кум, месте первоначальной вспышки коронавируса в Иране, в мечетях и святынях не полностью прекратились богослужения для посещающих паломников.

По словам Амира Афхани, врача из Университета Джорджа Вашингтона и уроженца Ирана, который изучал реакцию Ирана на предыдущие эпидемии, «правительство Ирана ставит религиозный престиж и общественный имидж выше общественной безопасности». Он добавил: «Это беспрецедентно даже в анналах исламской республики».

Еще в ноябре 2019 года, протесты против сокращения субсидий на топливо переросли в полномасштабное восстание по всему Ирану. Лозунги «Смерть диктатору» распространялись по всему Ирану, и, учитывая репрессивную диктатуру режима аятоллы Хаменеи, фактор страха уступил место пониманию, что «терять нечего».

Не только увеличение стоимости бензина потрясло иранский народ, но он также выразил свое возмущение вмешательством режима в иностранные дела. Некоторые кричали: «Не для Газы, не для Ливана, моя жизнь только для Ирана».

С момента своего создания 41 год назад исламская революция в Иране принесла только крайнюю нищету, коррупцию и истощение казны для финансирования иностранных интервенций и террора. Теперь вместе с обычными лозунгами, поощряемыми режимом, типа «Смерть Америке! Смерть Израилю!" Слышно "Не Газа! Не Ливан! Моя жизнь — за Иран!».

Возможно, еще более устрашающий лозунг против режима: «Реза Шах! Реза Шах!» со ссылкой на сына покойного шаха, проживающего в США. В интервью I News UK с Резой Пехлеви, изгнанным наследником принца Ирана (30 января 2018 года), Пехлеви заявил, что 
«бедность, политическая коррупция, взяточничество, расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, экономическая несправедливость, молодежные преступления, подавление женщин, непризнание военных ветеранов и героев, тюремное заключение, унижение, пытки и казнь иранских граждан различных политических идеологий или гендерного движения, а также преследование правительством семей политических заключенных, стало нормой».
Он добавил: 
«Режим ослабевает, и взрыв — лишь вопрос времени. Меня не беспокоит, рухнет ли этот режим — это историческая уверенность. Вопрос в том, когда и по какой цене».
Полные последствия коронавируса для Ирана трудно предсказать. Однако ясно, что усиливающееся недовольство внутри страны, несостоятельная экономика, сильно пострадавшая от санкций США, неприкрытая коррупции и плохое управление, а также растущая инфляции, негативно отразятся на режиме.

То, что началось в Куме как разрушительная катастрофа в области здравоохранения под названием коронавирус, может положить конец режиму, идеологические предшественники которого также вышли из Кума.




Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ