Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Интеллектуальная жизнь в Египте: журналист Халид Аль-Бари (часть 1)


Hugh Fitzgerald , May 7, 2020

История, опубликованная на MEMRI.org, показывает реалистичную оценку «палестинцев» и того, что автор делает, неоднократно повторяя, «если бы я был палестинцем».

Ниже приводится краткое изложение статьи.

В статье от 24 февраля 2020 года под заголовком «Если бы я был палестинцем» в лондонской саудовской ежедневной газете «Аль-Шарк аль-Авсат» египетский автор и журналист Халид Аль-Бари сравнил восприятие палестинцами их дела с ошибочным диагнозом заболевания, которое не только не решает проблему, но и усугубляет ее.

Он призывает их к объективной оценке ситуации, чтобы найти решение, которое обеспечит им достойную жизнь.

В поисках решения, сказал он, палестинцы должны учитывать, что Израиль могуществен, что арабская поддержка палестинского дела не безгранична, и что все те, кто продает старые и ошибочные решения конфликта, не заботят в душе об интересах "палестинцев". 

Он призывает их отказаться от идеи вооруженной борьбы и самопожертвования, стремиться к миру с Израилем и сосредоточиться на создании ярких общин и эффективного самоуправления в части исторической Палестины, чтобы начать жить своей жизнью.

Халид Аль-Бари – смелый человек. Его совет палестинцам – отказаться от своего терроризма, отказаться от «вооруженной борьбы и самопожертвования», чтобы когда-нибудь – день, который все дальше уходит в будущее, уничтожить Израиль, а вместо этого они должны «стремиться к миру» с Израилем и создать общины, в которых стоит жить, не будучи поглощенными войной и отвлеченными ненавистью, управляемыми вереницей невероятно коррумпированных и жестоких полевых командиров, которые далеко уводят палестинцев и много у них крадут. Вместо этого они должны научиться успешно управлять собой («эффективное самоуправление», упомянутое Эль-Бари, означает демократическое правление), и признать, что их государство только «частично» будет в исторической Палестине.

Другими словами, они должны научиться идти на компромисс. Иначе нет выхода из тупика постоянной войны против гораздо более могущественного и умного врага.
У моей родственницы была боль в животе во время беременности, и она пошла к врачу, который диагностировал бактериальную инфекцию в ее печени и сказал [ее семье], чтобы ей давали сладкое, чтобы противостоять ее низкому уровню сахара.

Ее семья… действительно кормила ее карамельным кремом в больших количествах.

Есть два вида неправильной диагностики, оба из которых серьезны. Один вид [неверно определяет] причины болезни, и вы [тратите] время на лечение болезни, которой у вас нет, в то время как настоящая болезнь распространяется в вашем организме. Такой вид неправильной диагностики является катастрофой. Второй тип – еще большее бедствие, потому что вы получаете диагноз, противоположный [от правильного], который не только не понимает и игнорирует реальное заболевание, но и усугубляет его.

В политических диагноза распространено то же явление. Мы неправильно определяем политическое заболевание и относимся к нему таким образом, что оно углубляет наше игнорирование [реальной проблемы] или усиливает факторы, которые его вызвали, вместо того, чтобы устранять их.

Иногда ошибочный диагноз дают наши соперники, которые открыто заявляют о своей враждебности к нам. Предпочтительным методом распространения ложных [политических] предписаний является упоминание [отстаивание] «национальных принципов», а именно – старых рецептов, которые использовались сотни лет назад и больше не развивались [с тех пор]…

Лучшим доказательством недобросовестности тех, кто защищает «национальные принципы», – это то, что они удерживают своих друзей от их поддержки.

Так, вы обнаруживаете, что Османское братство (то есть Мусульманское братство, поддерживаемое Турцией) распространяет всевозможные политические и социальные идеи, одновременно предоставляя Турции постоянное освобождение от их [поддержки].

Что касается нашей родственницы, то позже мы обнаружили, что она страдала от боли в правой части живота, под ребрами, не из-за инфекции печени..., а из-за преэклампсии, которая развивалась на фоне не выявленного диабета.

В этом случае неправильный диагноз, наряду с большим количеством сладкого [она потребляла согласно указаниям врача], усугубил заболевание и вызвал выкидыш, после чего ее также предупредили, что повторная беременность будет опасной. Ошибочный диагноз палестинской проблемы и [назначение] «национальных принципов» как лечения также оказали плохую услугу [палестинскому] делу.

Превращение его в религиозную борьбу, безусловно, подкрепляет притязания Израиля [на землю], что подтверждается самой широко распространенной в мире книгой Священных Писаний [т.е. Ветхим Заветом], которая до сих пор в значительной степени формирует историческую память на Западе.

Здесь начинаются отличия.

«Борьба» палестинцев или арабов против Израиля была не «превращена в религиозную борьбу», а всегда была религиозной борьбой верующих против неверных иудеев, которые описаны в нескольких десятках стихов Корана как самые опасные и фанатичные враги мусульман и ислама.

Упор Эль-Бари на том, что вначале «борьба» была не «религиозной», и даже сейчас она не является действительно религиозной по своему характеру – это то, на чем он должен настаивать, потому что, если он признает, что эта борьба была всегда основана на Заповеди Корана, то это не позволит убедить палестинцев-мусульман отказаться от такой борьбы. 

Именно Халид Аль-Бари, по какой-то замечательной причине, хочет убедить палестинцев, и мир, и даже самого себя в том, что это никогда не было «религиозной» борьбой и не является сейчас.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ