Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Муллы угрожают Трампу «октябрьским сюрпризом»

Саид Намаки
Амир Тахери, 3 мая 2020 г.

Некоторые политики на Западе настаивают на том, что Иран заслуживает займа в $5 млрд от Международного валютного фонда из-за кризиса с коронавирусом.

Тем не менее, министр здравоохранения Ирана Саид Намаки говорит, что Тегеран никогда не испытывал нужды во «всем необходимом», чтобы справиться с пандемией коронавируса или покрыть другие медицинские потребности.

В связи с тем, что хомейнистский режим снова испытывает серьезные проблемы, обычные обвиняемые начали кампанию по изображению Исламской Республики жертвой, а президента США Дональда Трампа - угнетателем. Постепенно вина перешла от мулл к администрации Трампа, поскольку дебаты перенаправлялись для решения гипотетического вопроса о военных действиях США, а не реальных правонарушениях Исламской Республики.

Появились плакаты «Нет войне с Ираном», где «Нет войне со стороны Ирана» имело бы больше смысла.

Попытка сфабриковать другую «причину», с помощью которой можно расколоть Америку, подкрепляется утверждением, что муллы ведут себя плохо, потому что Трамп отказывается разговаривать с ними, хотя он неоднократно говорил, что готов говорить, где угодно и когда угодно.

Одиннадцать сенаторов-демократов направили госсекретарю Майку Помпео письмо с призывом положить конец «максимальному давлению», которое, как они утверждают без каких-либо доказательств, является главным, если не единственным источником печального состояния Исламской Республики сегодня.

Со своей стороны, предполагаемый кандидат в президенты от Демократической партии Джо Байден призвал США вернуться к Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД), ведьминому зелью, которым поил президент Барак Обама, чтобы обойти международное право и Конгресс США.

Те, кто призывает к отмене санкций, приводят четыре аргумента. Некоторые настаивают на том, что Тегеран заслуживает помощи из-за кризиса с коронавирусом. Сенатор Диана Файнштейн (Калифорния) говорит, что мы не можем позволить людям умирать, не давая Тегерану получить кредит в $5 миллиардов от Международного валютного фонда (МВФ) из-за вето США.

Тот факт, что заявление Тегерана все еще находится на рассмотрении МВФ, и что не было никакого вето США, игнорируется.

Лобби в поддержку Тегерана хочет, чтобы муллы были освобождены даже от рутинных банковских правил. Их послание таково: дай муллам наличные и не задавай вопросов!

Однако лидеры хомейнистов громко и ясно заявляют, что им не нужна помощь извне для борьбы с коронавирусом, а, наоборот, они оказывают помощь всем, кто ее просит. Президент Хасан Рухани говорит, что Исламская Республика уже помогла дюжине стран, среди которых Китайская Народная Республика.

Тегеран также помог мэру Лондона мусульманину Саддику Хану справиться с коронавирусом в городе, где мусульмане составляют значительную часть населения. Министр здравоохранения Ислам Саид Намаки говорит, что Тегерану всегда хватало «всего необходимого», чтобы справиться с вирусом или покрыть другие медицинские потребности.

Сурена Саттари, помощник Рухани по технологиям, говорит, что Исламская Республика производит «все необходимое оборудование в западных странах за небольшую цену».

Агентство Fars News, управляемое Корпусом стражей исламской революции (КСИР) сообщает, что Иран экспортирует наборы для тестирования на коронавирус, маски и другое оборудование в дюжину стран.

Рухани добавляет дразнящую сказку о том, что Иран, возможно, первым разработает вакцину против Covid-19, опередив американского «Великого Сатану» и израильского «Малого Сатану».

В марте прошлого года Тегеран арестовал и выслал команду «Врачи без границ», которые прибыли из Франции для борьбы с коронавирусом. Другими словами, Исламская Республика не нуждается в медицинской и технической помощи; ему нужны свежие доллары, которые можно было бы потратить на Хезболлу, Башара Асада, Народные мобилизационные силы, хуситов, ХАМАС и других членов «Фронта сопротивления». Да, и еще, чтобы не забыть, Тегеран выделил $100 миллионов для лоббистов в США.

Второй аргумент заключается в том, что, если на Тегеран будет оказываться слишком сильное давление, он может отказаться от СВПД и даже выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Ответ на этот вопрос: и что? СВПД уже и так был нарушен всеми участниками. Тегеран официально приостановил соблюдение некоторых ключевых частей.

При Обаме США обязались покупать у Ирана запасы плутония через Westinghouse, компанию, которая обанкротилась, но так никогда этого не сделали.

Россия была готова покупать у Ирана запасы урана, обогащенного до 20%, но прекратила это делать после того, как была отправлена только половина.

Китай взял на себя обязательство по реконструкции и повторной эксплуатации атомной станции в Араке. Но этого не произошло пять лет спустя по неубедительным оправданиям. Великобритания, Франция и Германия обязались помочь Ирану возродить свою внешнюю торговлю и получить доступ к рынкам капитала. Однако до сих пор они организовали для Ирана только пакет на $7 миллионов для закупки медикаментов, которые, по его словам, ему не нужны.

«Сделка», которую ни один из ее участников не соблюдает, кажется, скорее уловкой доверия, чем подлинной дипломатией. Что касается Исламской Республики, покидающей или с некоторыми трюками, наполовину покидающей ДНЯО, то «что-то», упомянутое выше, можно повторить более громко.

Если муллы захотят создать ядерный арсенал, то им не будут препятствием ни СВПД, ни NPT.

Кроме того, обладание ядерным арсеналом, в конечном итоге, не спасло бы их странную систему. У бывшего Советского Союза было достаточно ядерного оружия, чтобы 22 раза уничтожить планету Земля, и, тем не менее, он рухнул под тяжестью своих противоречий без единого выстрела.

Муллы используют ядерный шантаж, чтобы сбить с толку противников. С одной стороны, они говорят, что никогда не сделают бомбу, потому что это «харам» (запрещено). С другой стороны, они подразумевают, что, если им не дадут совершать их злодеяния, они сделают именно это.

Другими словами, они говорят: вознаградите меня за то, что я не делаю того, чего я никогда не хотел делать! Награда, которую они хотят получить, а такие люди, как сенатор Файнштейн, похоже, готовы предоставить, — это получить свободу действий в создании идеологической империи в качестве плацдарма для «экспорта» революции.

В конце концов, либо Иран станет таким, как весь Ближний Восток, либо весь Ближний Восток станет похожим на Исламскую Республику.

Третий аргумент заключается в том, что эмбарго, введенное Организацией Объединенных Наций в отношении продажи оружия Ирану, закончится в октябре и, если не будет ослаблено «максимальное давление», муллы бросятся покупать оружие. Этот аргумент также является пустым. Кто собирается продавать им оружие? Надеюсь, не США, не Франция, не Великобритания этого не сделают. Россия может. Но даже тогда Россия будет, как всегда, искать слабый Иран на пороге своего дома.

Президент Владимир Путин продал Тегерану систему ПВО за $800 миллионов, но поставил устаревшую версию S-300, сохранив обновленную версию для Индии и Турции. Даже тогда, где Тегеран возьмет деньги? Не имея возможности продавать нефть даже по нынешним низким ценам, муллам не нужно будет много тратить на оружие. 

Китай, конечно, мог бы, а, поскольку он сидит на $22 млрд. замороженных активов Ирана, он может не столкнуться с проблемами платежей.

Однако для перехода на китайское оружие могут потребоваться годы на переосмысление Ираном оборонной доктрины, когда политика выживания внутри нынешнего режима оспаривается изо дня в день.

Четвертый аргумент состоит в том, что, если Трамп не уступит, муллы могут устроить «Октябрьский сюрприз» всего за несколько дней до голосования, чтобы сорвать его переизбрание путем испытания ядерного устройства или захвата некоторых американских заложников или даже захвата судна ВМС США в Ормузском проливе. Ну, это то, что продает «мозговой центр» в Брюсселе, кивая и подмигивая «The New York Boys» в Тегеране.

Амир Тахери был исполнительным главным редактором ежедневной газеты «Кайхан» в Иране с 1972 по 1979 год. Он работал в бесчисленных изданиях или писал для них, опубликовал одиннадцать книг, и с 1987 года является обозревателем Ашарк аль-Авсат. Председатель Gatestone Europe.




Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ