Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Пандемия подготовила почву для западно-азиатской идеологической конфронтации


Эмиль Авдалиани, 3 мая 2020 г.

Перспективный документ Центра BESA No.1547

РЕЗЮМЕ: Поскольку шок от пандемии коронавируса в ближайшие месяцы начнет сходить на нет, Китаю и Западу, вероятно, удастся добиться успехов в экономической и политической сферах.

Кризис заложил основу для идеологической борьбы между Западом и Китаем, которая сыграет решающую роль в определении судьбы Евразии в течение этого и следующего десятилетий.

По мере того, как масштабы пандемии коронавируса становятся все более очевидными, начинают быстро умножаться апокалиптические сценарии. Многие ожидали, что мир претерпит структурные изменения, затрагивающие в первую очередь мировую экономику. Другие полагали, что будет изменена вся структура геополитического мирового порядка.

Многие из этих прогнозов преувеличены. Мир, вероятно, будет продолжать действовать более или менее так же, как до пандемии. Однако вырисовываются некоторые тенденции, которые уже начали развиваться до того, как вирус их ускорил: заинтересованность в изменениях цепочек поставок; поиск эффективных механизмов в наднациональных организациях для борьбы с будущими пандемиями; рост веры в примат государственного суверенитета и его интересов над интересами союзных организаций (например, ЕС и Евразийского экономического союза [ЕАЭС]); и дальнейшее укрепление авторитарного стиля руководства в евразийских государствах.

Мы должны ожидать, что пандемия вобьет клин между Западом и Китаем. В среде элит США раздаются призывы к высвобождению американской экономики из пут китайской торговли. Эти призывы уже звучали до пандемии, и они будут усиливаться, как во время кризиса, так и после него.

Призывы к размежеванию с Китаем, вероятно, будут усиливаться и в Европе, где за последние пару месяцев позиция в отношении Пекина значительно укрепилась. Как и в США, это следует траектории, которая уже началась до пандемии. В 2019 году, институты ЕС охарактеризовали Китай как «системного соперника».

Таким образом, пандемия еще больше усилила призывы к более жесткому подходу к Китаю и его экономической модели отношений с евразийскими государствами, инициативе «Пояс и дорога» (BRI). Если Китай был предметом спора политиков США и ЕС, который в последние несколько лет повредил трансатлантические связи, то коронавирус, вероятно, объединил Запад в продвижении общей политики, нацеленной на влияние Пекина в Евразии. Но есть более широкая картина: до какой степени Китай был поддержан экономиками Восточной Азии.

Модно говорить о том, какую пользу пандемия может принести растущему Китаю, но на самом деле в последние десятилетия поднялся не только Китай. В результате коллективного подъема в Азии десятки соседних с Китаем государств также продемонстрировали экспоненциальный экономический рост. Когда разразился финансовый кризис 2008 года, государства Юго-Восточной Азии стали подушкой для Китая, а западные экономики пошатнулись.

Коронавирус, вероятно, будет иметь аналогичный эффект.

Западу придется столкнуться с более длительными трудностями, чем Китай и окружающие его государства, с точки зрения здравоохранения, экономики и идеологической сферы. Не только Китай стал более могущественным, но и весь азиатский континент. Тем временем Европа и США продолжают бороться за то, чтобы найти экономическое и политическое решение своих проблем.

В современной науке о геополитике и международных отношениях тема подъема Китая, пожалуй, наиболее обсуждаемая. Многое остается без ответа, но можно с уверенностью сказать, что пандемия и связанные с этим проблемы создали условия для более широкой конкуренции между Западом и Китаем, поддерживаемым экономиками Восточной и Юго-Восточной Азии.

Нет определенных аргументов в отношении того, достигнет ли Пекин или Запад мирового господства или сохранит свое нынешнее положение. Однако возможно наметить некоторые тенденции на период с 2020-х по начало 2030-х годов.

Один из сценариев может состоять в том, что поддерживаемый Китай получает влияние в Евразии, предоставляя значительные объемы медицинской помощи пострадавшим государствам (например, Ирану, Ираку, Таджикистану и т.д.). Могут последовать крупные экономические пакеты в форме инвестиций через BRI, что повысит позиции Пекина в глазах Центральной Азии, Ирана и остальной части Ближнего Востока. Условия для такого сценария созрели, поскольку Запад отвлекается на внутриполитические разногласия и экономические проблемы.

Второй сценарий может заключаться в том, что Запад восстановит доверие, благодаря жестким мерам, предпринимаемым для поддержки своих валют, и окажет поддержку ряду евразийских государств. В Вашингтоне и основных европейских столицах может иметь место дальнейшее согласование взглядов на Китай, что может позволить США одержать геополитическую победу, вытеснив 5G Китая с европейского континента и ограничив шансы BRI на расширение среди стран ЕС.

Оба эти сценария радикальны. Вполне возможно, что то, что произойдет, будет более сбалансированным, и Китай и Запад будут иметь лишь частичный успех. Даже, если Китай увеличит свое влияние в Таджикистане или Пакистане, это не приведет к значительному укреплению мировой позиции Пекина. Китай нуждается в росте своего геополитического влияния, а это раскол между государствами-членами ЕС и, в идеале, более широкий раскол в трансатлантических связях.

В то же время Запад не сможет должным образом бросить вызов пекинскому BRI. На карте Евразии существует большой вакуум экономической мощи между западной провинцией Китая Синьцзян и ЕС, где, за исключением шагов, предпринимаемых не очень успешным российским ЕАЭС, BRI Пекина может совершить существенный прорыв. В ближайшие месяцы Запад, вероятно, рассмотрит необходимость достижения консенсуса по экономическим средствам защиты для ЕС и, возможно, компромисса по острым вопросам, которые осаждают трансатлантические отношения.

Мы вступаем в эпоху обострения конкуренции между Западом и Китаем, усиленной мощью других восточноазиатских государств. Оба будут иметь успех в экономической и идеологической сферах, но напряженность, скорее всего, возрастет.

Коронавирус создал почву для идеологической борьбы, которая до сих пор редко становилась темой для открытой дискуссии среди западных политических элит.

Экономическая мощь Китая вряд ли уменьшится, и битва за сердца и умы евразийских стран, вероятно, развернется, когда Запад попытается ограничить геополитическую мощь Пекина.

Эмиль Авдалиани преподает историю и международные отношения в Тбилисском государственном университете и в Илийском государственном университете и является член-корреспондентом нерезидентом в Центре BESA.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"


ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ