"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Проблемы Саудовской Аравии: коронавирус, экономика и геополитика



Д-р Джеймс М. Дарси,
Перспективный документ Центра BESA № 1569, 18 мая 2020 года.

РЕЗЮМЕ: Борьба с пандемией коронавируса и борьба с его экономическими последствиями может стать самой непосредственной проблемой для наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана.

Не менее срочная необходимость — восстановление напряженных отношений с США и обеспечение конкурентоспособности королевства с Ираном, поскольку оба соперника борются за благосклонность Китая.

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман уже почувствовал глобальную пандемию коронавируса, и его экономические последствия являются самыми насущными из его проблем, по мере того, как королевство постепенно снимает ограничения, введенные в действие, чтобы остановить его распространение.

Тем не менее, на горизонте нависает опасный раскол с США из-за войны цен на нефть с Россией, которая привела к обвалу нефтяных рынков и экзистенциальному кризису для сланцевой промышленности Америки.

Считается, что президент Дональд Трамп взвешивает запрет на импорт саудовской нефти в попытке заставить королевство перенаправить танкеры, перевозящие около 40 миллионов баррелей нефти в США.

Более того, принц Мухаммед поставил под угрозу отношения королевства с США, не имея реальных альтернатив. В настоящее время соглашение между производителями нефти о сокращении добычи, является, в лучшем случае, тайм-аутом в ценовой войне, которая касается доли рынка.

Ценовая война еще больше напрягла связи Саудовской Аравии с Конгрессом США, которые были и так уже обеспокоены войной в Йемене, нарушениями прав человека в королевстве и убийством журналиста Джамаля Хашогги в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле в 2018 году.

Недавние саудовские реформы судебной системы, включая отмену порки как судебного наказания и смертных приговоров несовершеннолетним, совершающим преступления, были попыткой ответить на критику, но вряд ли переломили ситуацию. Выступая от имени конгрессменов, представляющих сланцевые штаты США, сенатор от Северной Дакоты Кевин Крамер предупредил, что «следующие шаги Саудовской Аравии определят, будет ли наше стратегическое партнерство пригодным для спасения».

Спасение саудовско-американских отношений может быть единственным вариантом для принца Мухаммеда. Российский президент Владимир Путин вряд ли любезно воспринял крик в разговоре по телефону с наследным принцем в начале ценовой войны.

Сигнализируя о том, что сокращение производства является прекращением огня, а не концом войны, Саудовская Аравия и Россия продолжают вести ее на нефтяных рынках, где королевство подрезает Россию скидками и особыми предложениями, согласно исследованию Reuters.

Напряженные отношения не помешали двум странам продвинуться с соглашением о продаже королевству российской пшеницы. Первая российская партия пшеницы в 60 000 тонн отправилась в Саудовскую Аравию в прошлом месяце.

Независимо от состояния саудовско-российских отношений, призыв России к замене оборонного зонтика США в Персидском заливе многосторонним соглашением по безопасности, в котором будут участвовать США, а также Китай, Европа и Индия, является скелетом без всякой плоти. У России нет ни средств, ни желания брать на себя ответственность за безопасность в Персидском заливе.

То же самое относительно других государств, которых Россия рассматривает как участников пересмотренного соглашения по безопасности в Персидском заливе.

Более того, это предложение остается мертворожденным, пока Саудовская Аравия отказывается от переговоров с Ираном без каких-либо предварительных условий.

Во время пандемии коронавируса королевство ужесточило линию разлома с Исламской Республикой, вместо того чтобы использовать мосты с помощью жестов доброй воли.

У Китая нет аппетита к важной военной роли на Ближнем Востоке, несмотря на то, что он создал свою первую иностранную военную базу в Джибути и участвует в антипиратских операциях у побережья Сомали.

Не менее тревожным для принца Мухаммеда является тот факт, что он не может быть уверен, что Китай сохранит свой нейтралитет, если напряженность между США и Ираном перерастет в тотальную войну.

Если запахнет жаренным, Тегеран может возыметь большее стратегическое значение для Пекина, чем Эр-Рияд.

География, демография и высокообразованное население Ирана склоняют его в пользу Китая. Так же, как и тот факт, что Китай и Иран рассматривают друг друга как две подставки для Азии, имея общую историю цивилизации, насчитывающую тысячи лет. Иран также играет ключевую роль в усилиях Китая, связанных с проектом «Пояс и дорога» по соединению с Европой железнодорожной линией, которая пройдет через Центральную Азию и Исламскую Республику.

Этот маршрут положит конец дорогостоящему и трудоемкому процессу, связанному с необходимостью загружать суда в одном конце Каспийского моря, а затем перегружать грузы в поезда на противоположном берегу Каспия.

Маневр принца Мухаммеда с целью достижения баланса в обеспечении места Саудовской Аравии в мире спорных отношений большой державы отражается в освещении жестко контролируемых СМИ королевства и усилиях Китая и США по борьбе с пандемией.

Эндрю Лебер, студент, изучающий саудовскую политику, отметил, что «неоднозначная репутация Китая в повышении своего имиджа в Эр-Рияде является напоминанием о том, что конкуренция с применением мягкой силу не является игрой с нулевой суммой.

Несмотря на то, что в Саудовской Аравии стали охотнее выступать с критикой Китая, некоторые высмеивают усилия президента Дональда Трампа и его администрации по обвинению Пекина в COVID-19».

Анализ Лебера освещения в СМИ Саудовской Аравии показывает, что принц Мухаммед стремится держать все двери открытыми. Тем не менее, потребуется гораздо больше, чем колеблющееся освещение в СМИ и реформа уголовного кодекса королевства, чтобы отполировать запятнанный имидж Саудовской Аравии в США и выровнять игровое поле с Ираном, когда речь заходит о Китае.

Д-р Джеймс М. Дарси, старший научный сотрудник Центра BESA, является старшим научным сотрудником Школы международных исследований им. С. Раджаратнама при Сингапурском технологическом университете Наньянга, и содиректором Института ФЭН-Культуры Вюрцбургского университета.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ