"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Конторович: Израиль должен действовать прямо сейчас

Как бы выглядел Израиль сейчас, если бы он отказался применить свой закон к восточному Иерусалиму после Шестидневной войны. Он не должен упускать подобный шанс.





View of the Old City of Jerusalem on August 8, 2019. Hadas Parush/Flash90.
Вид на Старый город Иерусалима 8 августа 2019 года. (Фото: Хадас Паруш / Flash90)
Евгений Конторович, 23  июня 2020 г.

Об авторе: Евгений Конторович — профессор Юридической школы им. Антонина Скалии при Университете Джорджа Мейсона, директор Центра международного права на Ближнем Востоке и научный сотрудник Политического форума Коэлет в Иерусалиме.

Как бы выглядел Израиль сейчас, если бы он отказался применить свой закон к восточному Иерусалиму в конце июня 1967 года, сразу после Шестидневной войны. Тогда Израиль не описывал эту акцию как аннексию части города, ранее оккупированной Иорданией. Скорее, он принял закон о распространении «закона, юрисдикции и управления государством» с включением восточного Иерусалима, равно как и районов Западного берега за его пределами, в существующий израильский муниципалитет Иерусалима.

Действия Израиля закрепили притязания евреев на Иерусалим и, как следствие, легитимность его притязаний на те участки земли, которые Иордания оккупировала с 1949 по 1967 годы.

Он поставил важный маркер того, что он не будет легко расставаться с этой территорией. И, возможно, самое главное: техническая интеграция восточного Иерусалима в соответствии с израильским законодательством позволила евреям легко перемещаться, строить там и относиться к нему в своих умах как к части самого Израиля. Сегодня в восточных кварталах Иерусалима живет примерно столько же евреев, сколько на всем Западном берегу. Такая нормализация была бы невозможна без применения израильского законодательства.

Тем не менее, в то время распространение израильского права, мягко говоря, не было встречено немедленным международным признанием.

Совет Безопасности ООН осудил этот шаг; ни одно государство не поддержало этого. Но это создало новую реальность, которая, благодаря медленной гравитационной силе истории, в конечном итоге, привлекла сторонников.

Мы только сейчас видим плоды этого решения. Прошло бы полвека, пока какая-нибудь страна признала суверенитет Израиля в восточном Иерусалиме, а когда Соединенные Штаты сделали это в 2017 году, тонкая струйка других стран начала следовать этому примеру.

США даже переместили свое посольство в ту часть города, которая попала под действие израильского законодательства только в результате меры 1967 года. Все это было бы невозможно, если бы Израиль не выставил свои требования перед лицом оппозиции.

Кроме того, применение израильского законодательства к такой небольшой части Западного берега не подразумевало, что Израиль должен отказаться от своих притязаний на остальную часть страны или уступил там палестинскому государству. Короче говоря, история Израиля, каким мы его знаем, несомненно, пошла бы другим и худшим путем, не примени Израиль свой закон к Иерусалиму и его окрестностям, когда у него возникла такая возможность, ввиду непосредственной эйфории и международного шока после Шестидневной войны.

С тех пор, те, кто верили в законность и практическую необходимость применения израильского закона в дополнительных частях Западного берега, упорно преследовали эту цель, начиная с поддерживаемого лейбористами плана Аллона конца 60-х, по которому израильское законодательство должно было распространиться на Иорданскую долину.

И все же за 53 года Израиль не мог этого сделать. Есть множество причин. 

Самой серьезной причиной было противодействие международного сообщества, в том числе, США - величайшего союзника Израиля.

Это было связано с надеждой Израиля на то, что отсрочка распространения израильского закона приведет к тому, что палестинцы быстро придут к столу и начнут переговоры о мирном урегулировании.

Применять израильское законодательство было бы бессмысленно, если бы считалось, что вскоре после этого, оно будет неприменимо в предстоящей дипломатической сделке. Эта надежда оказалась иллюзорной. Израильтяне больше не могли мириться с тем, что статус этих общин и их жители являются заложниками палестинского неприятия.

В то же время терпение и оптимизм, которые удерживали Израиль от применения израильских законов, не привели к международной доброй воле. Скорее наоборот: задержка Израиля подорвала воспринимаемую международным сообществом легитимность его позиции. Задержка побудила палестинцев поверить, что Израиль согласится на нереальные территориальные уступки. А задержка значительно усложнила развитие еврейских общин, живущих в подвешенном состоянии. Вот почему сегодня широкое коалиционное правительство Израиля, охватывающее как левых, так и правых, наконец, готово пойти на этот шаг.

В ближайшие недели у Израиля будет еще одна историческая возможность изменить траекторию на следующее столетие, на этот раз, с дополнительным преимуществом открытой поддержки США.

Тем не менее, некоторые сторонники присутствия Израиля на Западном берегу, в том числе несколько лидеров поселенцев, выступили против этого плана, выдвигая аргументы, которые остановили бы даже применение израильского законодательства в отношении Иерусалима. Последствия их ошибочной оппозиции были бы ужасными. Противостояние некоторых правых деятелей плану основано на фундаментальном заблуждении относительно того, что влечет за собой запланированное действие, и что означает этот план.

Таким образом, крайне важно объяснить, что Израиль собирается делать в ближайшие месяцы, и как его действия повлияют на его отношение к правительству США в свете документа администрации Трампа от января 2020 года, в котором излагается «Видение мира».

А вот, что должно случится.

Как и в случае с Иерусалимом, Израиль планирует применить свое гражданское право ко всем израильским поселениям и их ближайшим окрестностям, а также к долине реки Иордан, демонстрируя свою веру в то, что его присутствие там является законным.

Администрация Трампа планирует признать суверенитет Израиля над этими районами. Все это не имеет ничего общего с «Видением мира», и эти шаги не являются частью этого документа.

"Видение" касается процесса и ожидания израильско-палестинских переговоров после их начала, а по ряду причин они могут никогда не начаться. Без переговоров у "Видения" нет применимости.

И все же администрация Трампа готова признать суверенитет Израиля сейчас, потому что это правильно, и для того, чтобы показать, что палестинцы больше не могут держать все в заложниках.

Администрация Трампа уже заявила, что израильские поселения не являются незаконными. Она имела ясность признать, что мирное соглашение не может быть заключено путем изгнания евреев из их домов, что палестинское руководство, которое настаивает на том, чтобы территория была предварительно очищена от евреев, говорит, на самом деле, не о мире. 

Таким образом, администрация не видит проблем с признанием суверенитета Израиля над территорией, независимо от того, будет ли когда-либо реализовано «Видение».

В то же время Израиль согласился четыре года не строить дома в другой части района С - той части Западного берега, которая в настоящее время находится под полным контролем Израиля. Неверно описывать, как это делают некоторые лидеры поселенцев, все это как «замораживание поселений».

Другая часть района C — это территория, где Израиль ничего не построил за 53 года; все районы, где происходило строительство, будут полностью под израильским законодательством. Вряд ли это будет созданием палестинского государства. Тем не менее, это главная критика, которая сейчас звучит справа: то, что применение израильского законодательства к части зоны С означает, что все остальное становится палестинским государством. Карты, распространяемые правыми группами, показывают тревожную картину: 30% территории, на которую будет распространяться израильское законодательство, захвачено, а иногда и полностью окружено, палестинским государством.

Они утверждают, что это является следствием применения израильского законодательства, и что оно того не стоит. Эти карты являются фото-негативной инверсией реальности. Когда Израиль применит свой закон к этим территориям при поддержке США, он уступит контроль над ничем. На следующий день районы вокруг этих мест, включенные в состав Израиля, не станут частью палестинского государства. Даже жители изолированных поселений не будут ездить по палестинской территории. Они будут жить на полностью суверенной израильской территории и будут проезжать через территорию, управляемую израильскими военными.

Трудно понять, насколько это хуже, чем нынешняя ситуация, когда они живут и ездят по территории, находящейся под управлением военных. Применение израильских законов, отнюдь не замедляющих развитие этих общин, значительно облегчит их рост, как показывает сравнение между районами Иерусалима после 1967 года и поселениями.

Кроме того, тот факт, что Израиль применит свой закон только к части Западного берега, не лишит его прав на какой-то другой район, так же, как закон Иерусалима не лишает их.

Однако сегодня все обстоит иначе, чем в 1967 году. Если Израиль не сможет распространить свои законы за пределы Иерусалима, если возобладает критика, когда Израилю представлена очевидная возможность, которой он обладает сейчас, ему будет все труднее утверждать, что он не считает себя временным оккупантом.

Израиль соглашается, в рамках предложенной договоренности, вести переговоры с палестинцами в соответствии с параметрами «Видения». Это не уступка Израиля. Каждый премьер-министр Израиля в течение последних трех десятилетий соглашался вести переговоры. Но теперь есть разница, поскольку «Видение» не делает переговоры самоцелью и не ставит палестинское государство как неизбежный результат такого процесса. Скорее, «Видение» выдвигает подробные и конкретные условия к фактическому ведению переговоров и к конечному достижению какой-то государственности.

Эти условия необходимы для безопасности Израиля, и палестинцам будет нелегко с ними согласиться.

На мирных переговорах «Видение» требует от палестинцев немедленно прекратить выплаты тем, кто совершает террор, и их семьям, прекратить расследование Международного уголовного суда (МУС) в отношении Израиля и многое другое.

Израилю не придется вести переговоры с палестинцами, если этого не произойдет. А до тех пор, пока Палестинская администрация будет по-прежнему ставить выплату заработной платы террористам выше своей собственной платежеспособности, эти условия не будут скоро выполнены.

Я уверен, что палестинцы снова воздержатся от переговоров о государстве, которое они неоднократно заявляли, что не хотят. Трудно установить точную причину ошибки, которую допускают правые критики. Как будто они искали PDF-файл плана на слова «палестинское государство», а, найдя его, отвергли «Видение», не прочитав, что оно на самом деле говорит о нем.

Противники плана справа не понимают, что, если предварительные условия "Видения" для прямых переговоров когда-либо будут реализованы палестинским правительством, то будет оказано единодушное международное и внутреннее давление на любое израильское правительство, независимо от применения им израильского законодательства на Западном берегу.

То есть предположим, что Палестинская администрация согласна в ближайшие годы прекратить свою программу вознаграждений за убийство, положить конец всякому подстрекательству против евреев, прекратить использование МУС и других международных организаций для преследования Израиля, развивать открытую демократию, которая уважает права человека, разоружить ХАМАС, взять на себя ответственность за Газу и отвергнуть использование демографических инструментов, чтобы покончить с Израилем («право на возвращение»), а, в дополнение ко всему, предположим, что она будет согласна со всеми другими аспектами "Видения", включая суверенитет Израиля над Иерусалимом.

Если бы эти требования -- все подробно изложенные в "Видении", были бы выполнены, то в этом случае Израиль оказался бы в переговорах независимо от того, применит ли он израильские законы сейчас или нет.

Шансы всецело против этого сценария.

Реальный вопрос, который должны задать правые, заключается в том, дает ли применение Израилем своего законодательства с американским признанием, больше шансов для более вероятной будущей ситуации — палестинского правительства, которое не изменит своих позиций, в сочетании с возможной администрацией США, которая возобновит траекторию, на которой была администрация Обамы, когда она разрешила принять в 2016 году резолюцию 2334 Совета Безопасности ООН, в которой говорится, что «создание Израилем поселений на палестинской территории, оккупированной с 1967 года, включая Восточный Иерусалим, не имеет юридической силы и представляет собой вопиющее нарушение международного права».

Если осуществится такой сценарий, то Израиль столкнется с большим давлением, независимо от того, распространит ли он сейчас свой закон или нет.

Четыре года назад президент Обама был близок к тому, чтобы позволить Совету Безопасности признать палестинское государство на всем Западном берегу и в Газе.

Израиль должен быть готов вновь столкнуться с такой ситуацией. Американское признание не является сутью применения израильского суверенитета. Суть в том, что Израиль четко заявляет о своих правах и отказывается выдворять своих граждан со своей родины. Однако Израиль должен также признать этот геополитический момент в истории так же, как это было когда-то с восточным Иерусалимом.

Статус-кво отмечает момент, с которого произойдет откат будущей американской администрации.

Если Израиль распространит свой закон, демократическая администрация вполне может поработать над его отменой. Но, если Израиль упустит эту возможность, если он просто поддержит статус-кво, менее дружелюбный Белый дом может не просто быть доволен сопротивлением тому, что растущая волна политических активистов считает оккупацией, подобной апартеиду, и отрицанием палестинского самоопределения. 

Если Израиль, пошатываясь от нескольких громких голосов справа, ничего не сделает сейчас, он может быть вынужден сдаться еще больше.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ