"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Трамп и Нетаньяху встречаются с судьбой

Caroline Glick: Trump and Netanyahu face their rendezvous with destiny

Кэролайн Глик,  5 июля 2020 г.

Действия Нетаньяху в течение следующих нескольких недель определят, войдет ли он в историю как один из величайших еврейских лидеров всех времен или его запомнят как разочарование саббатианских размеров.

Премьер-министр Биньямин Нетаньяху не должен принимать во внимание «дружеский совет», данный британским премьер-министром Борисом Джонсоном в среду.

Как в начале этого месяца сделал посол ОАЭ в США Юсеф Аль-Отайба, Джонсон опубликовал в газете Yediot Ahronot статью, в которой угрожал Израилю различными бедами, если Нетаньяху осуществит свой план по применению суверенитета Израиля в районах Иудеи и Самарии в соответствии с мирным планом президента Дональда Трампа.

«Дружеские» угрозы Джонсона никого не должны удивлять. С 2017 года, когда он начал выполнять обязанности министра иностранных дел Великобритании при тогдашнем премьер-министре Терезе Мэй, Джонсон наглядно продемонстрировал, что он не является большим другом Израиля или кого-либо еще. Возглавив борьбу за Брексит в качестве мэра Лондона, он, уже будучи министром иностранных дел, поспешил согласовать всю внешнюю политику Великобритании с Европейским союзом, как, если бы он был его самым послушным членом. Он это сделал не только за счет Израиля, но и за счет англо-американских связей. Когда администрация Трампа вывела Соединенные Штаты из Совета ООН по правам человека из-за структурного антисемитизма и антиамериканизма, Джонсон не только не последовал их примеру, но и уехал в Женеву, предстал перед СООНПЧ и поклялся в вечной верности Британии этому органу.

Когда администрация Трампа отказалась от ядерной сделки с Ираном, которая обогатила террористический режим, позволив ему развернуть свои террористические кампании на нескольких фронтах и дала Тегерану открытый путь к ядерному арсеналу в течение десятилетия, Джонсон не просто выступил против этого шага. Он работал со своими французскими и немецкими коллегами над созданием финансового обмена в обход экономических санкций США в отношении Ирана.

Теперь, будучи премьер-министром, Джонсон не делает ничего, кроме словесных нападок в адрес усилий администрации Трампа по продлению эмбарго против Ирана, срок действия которого истекает в октябре.

Что касается Израиля, то пребывание Джонсона на посту министра иностранных дел было сплошным разочарованием. В марте 2017 года, Джонсон совершил официальный визит в Израиль.

Перед встречей с Нетаньяху Джонсон отправился в публичное турне по Иудее с руководителями организации Peace Now. Британские налогоплательщики являются одними из крупнейших доноров радикальной израильской неправительственной организации, которая долгое время действовала от имени правительств иностранных государств, заинтересованных в нарушении прав собственности израильских евреев в Иудее и Самарии.

Когда Джонсона спросили, намерен ли он встретиться с лидерами Совета израильских общин в Иудее и Самарии, чтобы услышать другую сторону этой истории, он только посмеялся. Вторя антисемитскому жаргону причесанной антиизраильской толпы мафии, Джонсон по-дружески настаивал на том, что у Израиля есть два варианта: он может вышвырнуть всю Иудею и Самарию, а также восточный, южный и северный Иерусалим ООП (иначе известное как «решение двух государств») или он может стать государством апартеида.

Джонсон, безусловно, гораздо предпочтительнее бывшего лидера лейбористов-антисемитов Джереми Корбина. Но тот факт, что Джонсон не питает ненависти к евреям, не делает его другом еврейского государства.

Несоответствие между иконоборческой, яркой риторикой Джонсона и его стремлением соответствовать антиамериканскому, антиизраильскому, пост-националистическому внешнеполитическому истеблишменту показывает, что Джонсон может говорить о лидерстве, но не может делать дело. Его не запомнят, как лидера исторических масштабов. Его запомнят, как трепло.

Сочетание риторики с действиями


Это подводит нас к разочарованным партнерам Джонсона — президенту Трампу с одной стороны и Нетаньяху — с другой.

Как и у Джонсона, их будущее в офисе и их наследие будут определяться тем, что они делают, а не тем, что они говорят. В значительной степени, до внезапного появления COVID-19 и беспорядков по всей Америке, президентство Трампа было учебным пособием для разговоров и прогулок. Трамп не вызывает ненависти у богатого истеблишмента только своим ярким стилем. Они его ненавидят, потому что он сочетает свою риторику с действиями.

На Ближнем Востоке Трамп сказал, что Барак Обама предал Израиль и суннитских арабских партнеров Соединенных Штатов, чтобы сблизиться с Ираном. Трамп пообещал восстановить эти альянсы. И он это сделал. Трамп пообещал отказаться от ядерной сделки Обамы с Ираном. И он это сделал. Трамп сказал, что разработает и осуществит политику санкций, чтобы поставить Иран на колени. И он это сделал.

Теперь, когда срок действия эмбарго ООН на поставки оружия в США скоро истечет, а Иран находится на грани ядерного прорыва, эта политика находится на пороге прорыва или обрыва. Поскольку европейцы не желают продлевать эмбарго на поставки оружия, у Трампа есть только один вариант: восстановить все санкции США в отношении Ирана, включая эмбарго на поставки оружия, применив упрощенное положение резолюции 2231 Совета Безопасности.

Резолюция 2231 СБ ООН, которая закрепила ядерную сделку, предусматривает, что, если Иран нарушит соглашение, член Совета Безопасности может инициировать восстановление своих санкций против Ирана за его незаконную ядерную деятельность, которая была приостановлена в рамках реализации соглашения. В настоящее время Иран открыто обогащает и накапливает уран в количествах, значительно превышающих допустимые в рамках соглашения, до уровня, когда, по мнению МАГАТЭ, Иран находится на грани ядерного прорыва.

Игнорируя текст резолюции, Европейский союз, Россия и другие лживо утверждают, что, когда Соединенные Штаты отказались от ядерной сделки, они перестали иметь право инициировать оговорку об отмене.

Утверждение законного права США на введение санкций потребует безобразной борьбы. Но сейчас это единственный способ достичь цели, о которой заявил Трамп — не допустить превращения Ирана в ядерную державу и регионального гегемона. Если у него произойдет этот бой, он его выиграет и обеспечит свои достижения. Если он уйдет от этой борьбы, вся его политика в отношении Ирана потерпит неудачу, и Иран побежит к ядерной финишной черте.

Это подводит нас к самому Израилю. Трамп пообещал перевести посольство США в Иерусалим. И он это сделал. Он сказал, что отвергнет неудавшуюся мирную парадигму своих предшественников и заменит ее видением, основанным на реальности. И он это сделал.

Момент прорыва или обрыва


Теперь этот план и ближневосточное наследие Трампа сталкиваются с моментом прорыва или обрыва. 

Трамп признал, что все мирные планы, предложенные его предшественниками, потерпели неудачу, потому что они основывались на антиизраильской лжи о том, что причиной длительного палестинского конфликта с Израилем являются размеры Израиля.

Трамп признал, что реальная проблема заключается не в том, какую территорию занимает Израиль, а в том, что палестинцы исторически отвергают право Израиля на существование в любых размерах, и в их решимости уничтожить Израиль, большой или маленький. Чтобы начать переговоры, палестинцы должны предпринять конкретные шаги, чтобы показать, что они меняются.

Например, им нужно прекратить выплачивать зарплату террористам, которые убивали израильтян.

Что касается самого Израиля, то, если планы его предшественников отвергали законные права Израиля на суверенитет в Иудее и Самарии, Трамп принял эту правовую реальность. Он также признал, что у Израиля есть важные национальные и стратегические интересы, связанные с этими районами.

Чтобы защитить эти права и интересы, Трамп заявил в январе, что он признает суверенитет Израиля над некоторыми районами, особенно, израильскими общинами в Иудее и Самарии и долине реки Иордан, как только Израиль применит свои права.

Теперь кажется, что тяжесть внешнеполитического истеблишмента сказывается на Трампе, и он теряет самообладание.

В течение нескольких недель текли сообщения, что Трамп настроился против своего собственного плана. Он не знает, хочет ли он поддерживать суверенитет Израиля, как он обещал сделать в Белом доме в январе. Может быть, в конце концов, права Израиля подпадут под вето ЕС, если не палестинское.

Если эти сообщения верны, то слабость Трампа не принесет ему сторонников. Это расширит возможности его оппонентов, которые сотрут все то, что он сделал, и вернут политику США на Ближнем Востоке на антиизраильский фантазийный трек, на котором она находилась с 1993 года.

То, что говорится о Трампе, касается Нетаньяху в 10 раз больше. То, что Нетаньяху сделает в течение следующих нескольких недель, определит, войдет ли он в историю как один из величайших еврейских лидеров всех времен, или его запомнят как разочарование саббатианских размеров.

После своего первого избрания премьер-министром в 1996 году, Нетаньяху столкнулся с двумя главными проблемами: не дать Ирану приобрести ядерное оружие, и защищать права и интересы Израиля в Иудее и Самарии перед лицом палестинского неприятия и терроризма и посреди ложного мирного процесса, поддержанного иностранным политическим истеблишментом, израильскими и международными левыми силами.

Момент истины Нетаньяху


Спустя 24 года, оба эти вопроса достигли момента истины. Оставив в стороне вопрос о таинственных взрывах внутри и вокруг иранских ядерных объектов, главная дипломатическая задача Нетаньяху состоит в том, чтобы расчистить путь Трампу для мгновенного введения в действие санкций, как он расчистил ему путь для выхода из ядерной сделки в 2018 году.

Что касается палестинцев, то в 1996 году, Нетаньяху был избран премьер-министром, потому что он был лидером оппозиции ложному мирному процессу в Осло с ООП.

Как предупреждали Нетаньяху и его сторонники, процесс в Осло был стратегической ошибкой. Со временем он потерпел неудачу и нанес Израилю невероятный ущерб.

Более 1500 израильтян были убиты как результат плодов Осло, а международный авторитет Израиля упал еще ниже, чем прежде.

Несмотря на полный провал Осло, за период его действия до президентства Трампа, Нетаньяху не хватало стратегической возможности заменить его иным видением Иудеи и Самарии и отношений Израиля с палестинцами. План суверенитета Нетаньяху — это то самое видение.

Процесс в Осло основан на отрицании прав Израиля в Иудее и Самарии. Хотя он отвечает нуждам безопасности Израиля, на практике он их подрывает.

План суверенитета Нетаньяху основан на израильском утверждении и американском признании израильских прав на Иудею и Самарию, а Израиль навсегда закрепит свои жизненно важные интересы в области безопасности.

И здесь, перед лицом нерешительности Трампа и попыток его партнеров по коалиции подорвать его, Нетаньяху колеблется. Он пропустил установленную им дату 1 июля, которую он объявил для реализации своего плана.

Сейчас говорят о том, что он отложил его на более поздний срок, который, конечно же, никогда не наступит.

Если Нетаньяху продолжит курс и осуществит свой план сейчас, он тем самым обеспечит свою политическую власть. Что еще важнее, он будет занесен в летопись еврейской истории как лидер исторических масштабов.

Если Нетаньяху продолжит свои колебания, если ему не удастся выполнить свой план, он потеряет свою политическую позицию и запомнится как израильская версия Бориса Джонсона — не более как красноречивый шарлатан.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ