"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Кто поддерживает «право на возвращение»? (Часть 1)


Hugh Fitzgerald, July 1, 2020

Новая книга двух израильтян «Война за возвращение» описывает изменения в том, как арабы — не палестинцы, а все остальные, видят теперь «право на возвращение».

Похоже, что они потеряли интерес к этому вопросу и считают, что палестинцы должны перестать притворяться, надеясь, что они когда-нибудь «вернутся» в места, где они никогда не были (за исключением примерно 25 000 реальных беженцев от войны 1948-49 гг.), и признать, что настаивают на чем-то, чего Израиль им никогда не даст, поскольку это будет означать конец еврейского государства, предотвращая любое реалистичное урегулирование, которое даст палестинским арабам, живущим в настоящее время в Газе и на Западном берегу, возможность процветающего и демилитаризованного палестинского государства, как установлено подробно в «Сделке века».

Обзор Бенджамина Керштайна «Война за возвращение» можно найти здесь

Самая большая трагедия израильско-палестинского конфликта сегодня заключается в том, что, хотя арабский мир уходит от войны против еврейского государства, Запад по-прежнему поощряет палестинское неприятие, придавая легитимность фиктивному «праву на возвращение», которое наводнит Израиль миллионами беженцев. 
11 мая бывший депутат Кнессета [Einat Wilf] Эйнат Уилф, которая вместе с журналистом Ади Шварцем написала новую книгу «Война за возвращение», выступила с заявлением во время мероприятия на Zoom для обсуждения книги, в котором говорится, что основным препятствием на пути к палестино-израильскому миру является не земля, а скорее настойчивость палестинцев в отношении права на возвращение. 
В книге утверждается, что такого права, по сути, не существует нигде в международном праве, и фактически нарушает международные нормы, касающиеся отношения к беженцам во всем мире.

Со времен Второй мировой войны не было «права на возвращение» для десятков миллионов беженцев, которые покинули земли, на которых они жили. Некоторые из них уехали, чтобы больше не попадать в гущу жестоких конфликтов, что было главной причиной, по которой арабы стали покидать мандатную Палестину до и во время войны 1948-49 гг. Некоторые из них были высланы за то, что они встали на сторону агрессора, а этнические немцы, жившие за пределами Германии, которые идентифицировали себя с нацистами во время Второй мировой войны и в конце войны, бежали от возмездия. Некоторые беженцы спасались от дискриминации, преследований и угрозы смерти, например, евреи, которым удалось бежать из нацистской Германии и оккупированной Европы, или, например, 900 000 евреев, покинувших арабские земли во время и после войны 1948-49 гг.

Сегодня никто не думает, что дети или внуки миллионов этнических немцев, которые после Второй мировой войны были изгнаны из западной Польши и Чехословацких Судетов, теперь имеют «право на возвращение». Ни одно арабское государство также не считает, что 400 000 палестинцев, которые были высланы из Кувейта за то, что они встали на сторону Саддама Хусейна, когда он вторгся в эту страну в 1990 году, имеют «право на возвращение» в Кувейт, хотя большинство из них родились и прожили всю свою жизнь в этой стране Персидского залива. Сколько арабских государств считают, что потомки тех 900 000 евреев, покинувших арабские земли, имеют «право на возвращение»? Сама идея «права на возвращение» для тех, кто никогда не жил в стране, в отношении которой они заявляют об этом праве, последовательно отвергается, за исключением случая палестинских арабов, которым единственным из десятков миллионов беженцев в мире со времен Второй мировой войны было разрешено передавать свой «статус беженца» своим потомкам, как часть их генетического кода.

Таким образом, мы позволяем. например, «палестинцу», родившемуся в Лондоне в 1974 году, от родителей, родившихся в Марселе в 1955 году, претендовать на «право на возвращение» в современный Израиль, страну, которую ни он, ни его родители никогда не видели.

В течение десятилетий арабские государства должным образом поддерживали палестинское дело, включая «право на возвращение». Но в последние годы они устали от конфликта; многие, а, возможно, большинство арабов больше не отводят ему центральное место в их заботах. Кажется, что палестинцы постоянно стоят с протянутой рукой, прося помощи у тех или иных арабов — финансовой, дипломатической, военной, а арабские «братья» сыты этим  по горло.

Например, египтяне считают, что они достаточно жертвовали и людьми, и деньгами в нескольких войнах, которые Египет вел за палестинцев, и убеждены, что последние были недостаточно благодарны.

Однако более значительным в снижении интереса арабов к палестинскому делу является то, что происходит еще слишком много всего, о чем арабским лидерам теперь приходится беспокоиться. В Ливии, Сирии и Йемене идут гражданские войны. В Египте режим постоянно беспокоится о внутренней угрозе, исходящей от Мусульманского братства. В Саудовской Аравии и других арабских странах Персидского залива существуют опасения по поводу колоссального снижения как спроса, так и цен на нефть.

В Бахрейне правитель суннитов противостоит беспокойному шиитскому большинству.

В Катаре страна продолжает терпеть вражду со своими арабскими соседями по Персидскому заливу, которые установили сухопутную, морскую и воздушную блокаду страны из-за ее поддержки Мусульманского братства и ее дружественных связей с Ираном.

В Ираке не прекращается межрелигиозная рознь (шииты против суннитов) и кипящая этническая напряженность (курды против арабов).

В Ливии гражданская война между правительством национального согласия (GNA) и силами генерала Хафтара не имеет никаких признаков прекращения, и в конфликт удалось втянуть другие арабские государства, главным образом, Египет и ОАЭ, которые поддерживают Хафтара оружием и обучением, а, хотя и не арабская, Турция поддерживает GNA.

В Ливане страна столкнулась с полным экономическим коллапсом, и народная ярость из-за неумелого руководства правительства и коррупции распространилась на Хезболлу, за ее слепую поддержку правительства и насильственное подавление протестующих.

В Сирии, после того как гражданская война окончательно закончилась, режим стоит перед монументальной задачей восстановления, которая обойдется примерно в 350 миллиардов долларов. Столкнувшись с такой монументальной проблемой, могут ли сирийцы, которые в прошлом всегда были очень внимательны к делу палестинцев, пожертвовать деньги и время делу Палестины? 

Неудивительно, что к «палестинцам» проявляется так мало интереса.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"


ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

DQ