*/ Your SEO optimized title

"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

В Европе убийство мусульманами евреев — это психическое расстройство


Даниэль Гринфилд, 12 декабря 2019 г.

Мартин Колманс продавал мебель на рынке Альберта Кейпа в Амстердаме, когда ему нанесли ножевое ранение в бедро. Его сын, Шарон, выбежал, чтобы помочь ему и защитить мать, но был ранен в спину и грудь. Ему удалось предотвратить ножевое нападение на мать, Орли.

Тарик Гани, мусульманин, который нанес ему удар, открыл на рынке кальянную. Жертва сказал, что заметил внезапное изменение в напавшем после того, как тот вернулся с Ближнего Востока, и его часто заставали «за чтением Корана».
«Он перестал с нами разговаривать, побрился и все время молился. Он также начал на нас гадко смотреть».
Другие продавцы на рынке Кейпа заявили, что Тарик возненавидел евреев. Были предупреждения, что он может проявить жестокость и на кого-то напасть, но эти предупреждения были проигнорированы.

Вместо того, чтобы отправить его в тюрьму, голландский судья приговорил Тарика к году лечения у психиатра.

Колманы попросили судью принять во внимание его антисемитизм, вместо этого судья принял заявление Тарика о том, что тот психически болен и слышит голоса. У этого заявления не было никаких доказательств.
«Многие люди, страдающие психозом, читают Коран», 
— объяснил психиатр.

Тарик не был одержим чтением Корана до нападения, потому что он был террористом, а не потому что он был психом.

Примерно в то же время, когда голландский суд освободил Тарика от ответственности за его антисемитское нападение, французский суд дал Кобили Траоре еще одно снисхождение за жестокое убийство Сары Халими.

Сара, пожилая заведующая еврейским детским садом, подверглась жестокому нападению в своей квартире. Ее брат сказал, что еще до этого убийца обзывал их «грязными жидами». Полиция была вызвана до нападения. Они слышали, как Кобили громко пел стихи из Корана. Было вызвано подкрепление, но полиция ничего не сделала. Тем временем Кобили забрался через окно в квартиру Сары. Мусульманин избивал её до тех пор, пока ее ночная рубашка не залилась кровью, выкрикивая «Аллаху Акбар», стихи из Корана и антисемитские лозунги. Соседи вызвали полицию и рассказали, что происходит. Полиция ничего не сделала.

В какой-то момент жестокого нападения убийца разбил череп Сары телефоном. Наконец, он закричал, что его жертва «сошла с ума и собирается покончить жизнь самоубийством». А потом он выбросил её в окно и вернулся к себе в квартиру.

Это было в 2017 году.

С тех пор несколько судов постановили, что Кобили Траоре не несет ответственности за свои действия, поскольку в его организме был обнаружен каннабис. Он курил травку. И это якобы вызвало какой-то психотический приступ, который не позволяет ему нести ответственность за свои действия.

Как и Тарик Гани, он, вероятно, останется в больнице, пока психиатры не решат освободить его.

Кобили прошёл три психиатрических обследования, ни одно из которых не согласуется с другими, но все утверждают, что он невменяемый.

Однако запоздалая попытка сделать убийство Сары похожим на самоубийство показала, что он понимал, что делает. Утром он тщательно обследовал её квартиру и точно рассчитал, куда ее выбросить.

Сокрытие убийства началось еще до того, как оно произошло. Вместо того, чтобы отвезти Кобили в тюрьму, полицейские отвезли его в больницу. Анализ мочи обнаружил марихуану в его организме. И повествование было состряпано.

И все же убийца признался, что его мотивировала ненависть к иудаизму Сары. Следователям он сказал: «Когда я увидел Тору и менору в её доме, я почувствовал себя подавленным».

Под Торой он, вероятно, имел в виду экземпляр Библии в доме своей жертвы. (Его ссылка на менору, которую евреи зажигают на Хануку, было неправильно переведено французскими СМИ как "подсвечник").

Психиатр утверждал, что Кобили может быть и антисемитом, и сумасшедшим, потому что 
"во время бредовых эпизодов среди мусульман, антисемитская тема — обычное явление". 
Психиатр доказывал, что убийца невиновен, потому что мусульмане по своей сути — антисемиты, и он действовал на основе этого присущего антисемитизма, но не контролировал свои действия, потому что перед этим он выкурил 10 косяков. Мусульмане предрасположены своей религией и культурой к ненависти к евреям, Кобили не сделал бы этого, если бы он не пережил психотическое расстройство.

Этот аргумент характеризует мусульман как антисемитов, хотя и прощает их за антисемитские убийства как форму психического заболевания, которой страдают исключительно мусульмане. Смертоносный мусульманский антисемитизм диагностирован как форма психического заболевания.

Сара была убита из-за «того факта, что она была еврейкой», но убийца не нес ответственности за свои действия.

Между тем, то, что сделал Кобили перед жестоким убийством, помимо курения косяка, было проигнорировано.

Перед убийством Кобили посетил мечеть Омара в Париже, чей предыдущий имам Мухаммед Хаммами был выслан из страны за пропаганду терроризма и антисемитизма. 

Мечеть была создана исламской группой Таблиг Джамаат, расположенной в центре терроризма во Франции. Подсчитано, что большинство исламских террористов во Франции связаны именно с этим движением.

Многие члены Таблиг Джамаат присоединились к Аль-Каиде.

Это и Закариас Муссауи, 20-летний угонщик, и обувной террорист, Ричард Рейд.

Аль-Каида использовала исламскую организацию в качестве прикрытия для своих членов. И это далеко не единственная исламская террористическая организация, с которой связана Таблиг Джамаат. Она также славится тем, что набирает проблемных молодых людей и подвергает их интенсивному «промыванию мозгов».

В одном отчете малиец, из той же страны происхождения, что и убийца, описал, как рекрутированным подолгу не давали спать в течение долгих периодов скандирования и молитв, пока те не теряли связи с реальностью.

Это имеет зловещее сходство с поведением Кобили Траоре, одержимо певшего ночью, когда он убил Сару.

Убийца Сары посещал антисемитскую мечеть, связанную с похожим на культ исламским движением, которое вербует молодых людей с нарушениями психики, или, как Кобили — в тюрьме, и доводит их до безумия, внушая им, что их долг — завоевывать мир для ислама. И это именно то, что делал Кобили в Париже.

Есть трагический и безобразный пример.

В 2015 году Фарид Хаддуш напал на раввина Ашера Амояла, его сына и еще одного человека, который выходил из марсельской синагоги в субботу. Фарид выкрикнул: «Аллаху Акбар» и нанес ножевой удар в живот одному из мужчин.

После психиатрического обследования он был признан невменяемым для суда, хотя его мать утверждала, что у него не было психических заболеваний. Однако на тот момент он был пьян.

Протесты еврейской общины, в конечном итоге, привели к фактическому суду, и он был приговорен к четырем годам тюремного заключения.

В 2003 году, Себастьяна Селама, еврейского диджея, зарезал Адель Амастайбу. Мусульманский убийца сказал полицейским, что такова была воля Аллаха. Своей матери он хвастался: «Я убил еврея! Я пойду в рай».

Перед этим убийством Адель напал на раввина и угрожал беременной еврейке. Но он был признан невменяемым, чтобы не предстать перед судом из-за психического заболевания.

Как и Кобили, Адель был под кайфом. Его излюбленным наркотиком был гашиш. Адель был госпитализирован, но в предположении того, насколько мало это будет значить для для судебных дел Кобили и Тарика, ему дали пропуск, чтобы он мог покинуть больницу и пойти на вечеринки.

Кровавый исламский антисемитизм получает поддержку психиатров не только в Европе.

Ахмед Ферхани, который планировал взорвать синагогу в Нью-Йорке, стал популярным и прогрессивным. Государство утверждало, что он был психически больным человеком, который был загнан в ловушку полицией. После попытки самоубийства, Центр конституционных прав установил наблюдение за кровавым антисемитом.

Злоупотребляя сочетанием ядовитых веществ, Ферхани продавал наркотики, чтобы финансировать исламское убийство, а обвинение в психическом расстройстве и заговоре с целью убивать евреев, становится повсеместным, как и общая попытка обелить одиноких исламских террористов, записывая их в психически больных, потому что их поведение кажется иррациональным.

Между сумасшествием и злом может быть тонкая грань. И какое-то поведение, которое не является аберрантным в мусульманском мире, например, страх Кобили перед демонами, может в нашем контексте напоминать психическое заболевание.

Но, как отметил Джейми Глазов в своей недавней книге «Психопат-джихадист», в этом нет необходимого противоречия. Стремление оправдать убийц по причине психического заболевания, потому что в их организме присутствует алкоголь или каннабис, потому что их жестокие преступления не поддаются объяснению, и потому что это легче, чем устанавливать связь с местами, подобными мечети Омара, куда власти не хотят идти, поощряет исламское насилие.

В 2016 году в Страсбурге, Франция, Шалом Леви был ранен нападавшим, выкрикнувшим «Аллаху Акбар».

У Леви на голове была кипа, еврейская религиозная ермолка. Он готовился к Шаббату.

Леви, который перед этим ворвался в горящую машину, чтобы спасти женщину, оказавшуюся внутри в ловушке, смог отбить нападавшего и побежать за помощью. Покушавшийся на него убийца был арестован возле кафе, куда прибежал Леви.

Власти и СМИ поспешили описать нападавшего как психически больного.

И действительно, ранее он провел время в психиатрической больнице после того, как в 2010 году зарезал другого еврея. Вместо того, чтобы отправиться в тюрьму, он был признан невменяемым для суда и госпитализирован.

Это то, что происходит, когда мусульмане, убивающие евреев, перестают быть преступниками, а вместо этого, становятся психически больными, которым можно немного поиграть в куклы, рассказать о своих мечтах и сожрать таблетки.

Придет время, когда покушавшийся убийца нанесет ножевой удар другому. А тот может и не выжить. Если, как утверждал психиатр Тарика, «многие психически больные люди читают Коран» и, как настойчиво подчеркивал Кобили, «во время бредовых эпизодов среди мусульман антисемитская тема является обычной», то нет значимого различия между исламским терроризмом и психическим заболеванием.

И если терроризм против евреев характеризуется как форма психического заболевания, то ни один мусульманский террорист не должен попасть в тюрьму.

Убийство евреев или кого-то еще во имя ислама — это не форма психического заболевания. Это геноцид.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"


ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

In article Ads

Auto

DQ