"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Иранский топливный бунт 2019 года


MEMRI, 20 ноября 2019 г.

В течение последних двух лет, на иранскую экономику, основанную на нефти, были наложены жесткие санкции США, в результате чего ее экспорт нефти сократился до 300 000 баррелей в день по сравнению с 2,5 миллионами, разрешенными соглашением СВПД по ядерной энергии.[1]


Несмотря на это, цены на топливо в самом Иране не повышались в течение нескольких лет, до утра 15 ноября 2019 года, когда был объявлен 50-процентный скачок цен на бензин. После этого объявления по Ирану разразилась волна протестов, худшая с начала исламской революции четыре десятилетия назад. Волна протестов стала политическим восстанием против режима и его правителя, Верховного лидера Али Хаменеи.

В ответ иранский режим отключил доступ в Интернет для широкой публики по всей стране, и силы безопасности режима отреагировали жестоко. Amnesty International сообщила, что более 300 человек были убиты, около 3000 ранены и тысячи арестованы.

Специальный представитель США по Ирану Брайан Хук оценил число убитых в более чем 1000 человек.[2]

В последние дни Reuters сообщило, что 1500 человек были убиты. Сообщалось также, что иранские силы безопасности похищали раненых демонстрантов и тела погибших из больниц, чтобы их семь выкупали их, и с целью заставить их замолчать и предупредить общественность не говорить о том, что произошло. В последнее время в социальных сетях появились сообщения о том, что в реках были обнаружены связанные тела молодых людей и подростков, и утверждалось, что на этих телах имеются признаки жестоких пыток перед казнью. Они были обнаружены в основном в курдских и арабских районах страны. Сообщалось также об исчезновении многих других.

Иранские власти не предоставили подробностей об убитых и раненых, но сообщали о поджогах в 731 банке, 140 правительственных зданиях и 70 заправках, в дополнение к атакам на 50 армейских базах. [3]

На видео, размещенном в Интернете, показаны сотрудники иранских сил безопасности, иногда в штатском, избивающие граждан и стреляющие в них.

По мере того, как режим жестоко подавлял беспорядки, официальные представители режима стали утверждать, что протестующие – просто головорезы, связанные с иранцами-экспатриантами, США, Израилем и Саудовской Аравией, и что они «не иранцы».

Верховный лидер Али Хаменеи назвал беспорядки «обширным, глубоким, очень опасным и хорошо проплаченным заговором, который был сорван народом».[4]

Чиновники режима и его рупоры требовали, чтобы «закон в полном объеме» был «жестко» применен против этих “головорезов", включая казнь.

Глава иранской судебной системы Эбрагим Раизи пообещал, что это будет сделано.[5]

Тем не менее, после публичной критики насилия в отношении простых граждан, которые были охвачены акциями протеста, Хаменеи заявил, что власти должны проявить снисходительность к задержанным, которые, как выяснилось, не были непосредственными участниками беспорядков, и что «исламская милость» должна проявляться в отношении их семей.

И все же, в сообщении Reuters от 23 декабря 2019 года говорится, что источники, близкие к верховному лидеру Хаменеи, говорят, что сам Хаменеи приказал, чтобы "все, что нужно" было сделано, чтобы положить конец общественному восстанию. Он выступил 17 ноября 2019 года перед созванными высокопоставленными чиновниками из службы безопасности, а 24 декабря 2019 года, высокопоставленный сотрудник офиса Хаменеи отрицал, что встреча состоялась [6], и глава секретариата информации и связи Высшего совета национальной безопасности, Алиреза Зарифян отрицает, что были убиты 1500 человек. [7].

Некоторые депутаты Меджлиса повторили требование режима обнародовать фактическое число убитых и задержанных. Показания представителей режима показывают, что именно верховный лидер Хаменеи настаивал на необходимости повышения цен на топливо.

Однако, как и в других кризисах, Хаменеи поспешил отказаться от ответственности за принятие решения, но продолжил следить за его выполнением, несмотря на широко распространенные протесты. Президент Ирана Хасан Рохани также попытался уклониться от ответственности за это решение, заявив, что он узнал о скачке цен из СМИ, как и любой другой гражданин. Спикер Меджлиса, Али Лариджани, объявил после подавления восстания, что он больше не будет баллотироваться в качестве представителя народа на предстоящих выборах в меджлис. Сообщения в социальных сетях показывают, что граждане Ирана хотят отметить 40-й день после смерти протестующих, который приходится на 26 декабря 2019 года, как это было четыре десятилетия назад, в 1979 году, для протестующих, убитых в ходе беспорядков против шаха и в поддержку аятоллы Рухоллы Хомейни.

Эти события, в конечном итоге, привели к свержению шаха, приходу к власти Хомейни и установлению современного революционного режима. Кроме того, для иранской общественности в социальных сетях были опубликованы руководящие принципы, в которых объясняется, как сделать самодельное оружие, как красящие бомбы, огнестрельные бомбы и гранаты, а также импровизированные шлемы и пуленепробиваемые жилеты, а также способы уничтожения камер наблюдения до демонстраций.[8]

В этом отчете будет обсуждаться вопрос о том, кто в иранском режиме принял решение о повышении цен на топливо, кто отдал приказ о насильственном подавлении восстания, а также о том, как чиновники режима реагировали на последствия протестов, когда число убитых, раненых, и арестованных было обнародовано.

Решение об увеличении цен на топливо: Хаменеи, Рохани и Меджлис


Согласно различным сообщениям, верховный лидер Ирана Али Хаменеи инициировал и настаивал на решении повысить цены на топливо для населения, а также потребовал продолжить повышение, несмотря на широко распространенные протесты против этого.

29 августа 2018 года Хаменеи потребовал, чтобы правительство президента Хасана Рохани сократило потребление топлива населением со 105 миллионов литров в день до 65 миллионов, и что правительство должно было этого добиваться, даже если некоторым это не нравилось.

Хаменеи сказал: «Одна из наших самых больших проблем в этой стране ... это высокий расход топлива. [Рохани] сообщил мне, что потребление топлива в Иране составляет 105 миллионов литров в день. Я сам читал в отчете, что это 120 миллионов литров в день.... Почему мы должны потреблять так много? В прошлом ответственным лицам [в правительстве] удалось сократить потребление до 65 миллионов литров... Это возможно, [и] должно быть сделано... Есть пути. Найдите способы осуществить это. Продвигайтесь! Возможно, будут люди и семьи с пятью автомобилями, которые потребляют много [газа], будут оскорблены этим шагом. Пусть обижаются! Из ежедневного потребления в 105 миллионов литров, сколько потребляется широкой публикой? Я хочу сказать, что [этот вопрос] очень важен, и вы должны предотвратить [это высокое потребление]. Не дайте этому случиться».[9]

Член Меджлиса Махмуд Садеки: Хаменеи потребовал повышения цен. 


В своем аккаунте на Telegram 22 ноября 2019 года член Меджлиса Махмуд Садеки написал о том, что Верховный лидер Хаменеи изменил цены: 17 ноября 2019 года, через два дня после того, как запланированный рост цен был осуществлен, и после широкого распространения протестов в стране и предложений членов Меджлиса об отмене или ослаблении плана, Хаменеи выразил свою однозначную поддержку плану и направил письмо спикеру меджлиса [Лариджани], предупреждая членов [меджлиса], не выступать против него.

Заявление Хаменеи о поддержке решения [поднять цены] уменьшило напряженность и восстановило мир... Есть те, кто считает, что корректировка цен на энергоносители и регулирование потребления топлива, в принципе, являются требованиями, выдвинутыми Хаменеи. Хаменеи несколько раз требовал, чтобы Рохани осуществил [запланированное повышение цен], и решение глав [трех] ветвей власти [т.е. спикер меджлиса, президент и глава судебной власти] было принято не только по согласованию с Хаменеи, но и по его требованию. Вероятно, именно поэтому Хаменеи полностью поддержал это решение».[10]

Член Меджлиса Али Мотахари: «Вошел Хаменеи, оказал давление и спросил, почему это не было сделано».


3 декабря 2019 года депутат Меджлиса Али Мотахари подчеркнул, что Хаменеи был тем, кто, в конечном итоге, вынудил Рохани навязать повышение цен и выполнить это решение в свете нежелания правительства и Меджлиса принять меры: «Обсуждение этого вопроса возникло в стране год или два назад как срочный вопрос. Меджлис наделил правительство властью, но оно не действовало, хотя и знало, что это необходимо. Правительство уклонилось от принятия мер в этом вопросе, каждый раз по-разному оправдываясь.

Меджлис тоже стремился принять меры несколько раз, но законопроект так и не был принят. Меджлис и правительство передавали решение этого вопроса [о повышении цен на топливо] от одного к другому, и ни один из них не хотел брать на себя ответственность.

Вошел Хаменеи, оказал давление и спросил, почему это не было сделано. Он несколько раз спрашивал правительство, что с вопросом топлива, и почему оно не работает над этим.

В конце концов, [главы] правительства и меджлиса приняли меры, несмотря на возражения [учреждений]...". [11]

Фотография глав трех ветвей режима, подписавших решение о повышении цен на топливо.



16 ноября 2019 года, на следующий день после начала протестов, фотография лидеров всех трех ветвей иранского режима - спикера Меджлиса Али Лариджани, президента Хасана Рохани и главы судебной власти аятоллы Эбрагима Раизи, подписавших решение о повышении цены на топливо, была опубликована.

Слева направо: Раиси, Рохани и Лариджани (Источник: Тасним, 16 ноября 2019 г.)

Совет стражей: «Мы поддерживаем позицию Хаменеи об утверждении решения глав трех ветвей режима»


 22 ноября 2019 года, председатель Совета Стражей, аятолла Ахмад Джаннати опубликовал объявление о поддержке Советом решения о повышении цен на топливо, заявив, что «Совет стражей заявляет о своей поддержке позиции Хаменеи в утверждении решения глав [трех] ветвей режима, подчеркнув при этом [необходимость] надлежащим образом управлять реализацией плана и контролировать цены [на товары], чтобы сохранить и увеличить экономические возможности уязвимых секторов [общества]. [Совет] благодарит возлюбленное иранское население за понимание ситуации и за его находчивость в осуждении жестокости элементов, вызванного беспорядками, и в том, что они не позволили врагу злоупотребить ситуацией...

Совет вновь требует, чтобы Меджлис предотвратил появление новых экономических проблем и любого повышения цен на товары, важные для населения, делая это путем реализации плана, при этом внимательно следя за его реализацией и устраняя возможные недостатки в нем». [12 ]

Реформист Абольфазл Гадиани: «Тиран» Хаменеи, который «не осмелился понести ответственность за свои решения», виноват в крови и мозгах, которые были пролиты".


Политический реформист и активист Аболфазл Гадиани, 1945 года рождения, отбывал срок тюремного заключения во время правления шаха. В сентябре 2012 года он был приговорен к двум годам тюремного заключения и 40 ударам плетью за заявления, осуждающие Хаменеи, а в марте 2019 года он был приговорен к тюремному заключению, на этот раз на три года за оскорбление Хаменеи. Его заставили прочитать и скопировать три книги о жизни и творчестве Хаменеи.

В письме, опубликованном 20 ноября 2019 года на веб-сайте Iran International, он обвинил «иранского тирана» Хаменеи в ответственности за «деструктивное» и «тираническое» правление общественными и экономическими делами в Иране, а также за жестокое подавление общественных протестов, последовавших за его решением поднять цены на топливо.

Ниже приводятся основные положения письма Гадиани: «Внезапное, неожиданное повышение цен на топливо – это план и решение Али Хаменеи, иранского тирана нашего времени. Это также прямой результат его тиранической и эгоистической политики, которая была реализована несколько месяцев назад послушным правительством [президента] Рохани... Но после того, как население начало толпами скапливаться на заправках, и вопрос [повышение цен] получил широкую огласку, Хаменеи был вынужден отменить это решение и отложить его до другого раза. Хаменеи следовал своему давнему обычаю никогда не брать на себя ответственность за свои решения».

Деструктивная политика [Хаменеи] в различных областях, в частности, в экономической сфере, особенно обременяет уязвимые сектора, которые принимают на себя главный удар. Экономическое давление накопилось, и, в результате, все государственные дела, особенно экономические, зашли в тупик. «[Президент] Хасан Рохани официально объявил, что у него имеется дефицит в размере двух третей бюджета, в размере 450 триллионов туманов [приблизительно $34 миллиарда].

Я думаю, что этот дефицит является беспрецедентным за всю историю современного Ирана. Откуда, из какого источника или источников можно взять [средства], чтобы покрыть этот невероятный дефицит и остальную часть огромных расходов, вызванных тиранической политикой Хаменеи и созданием напряженности».

Во всем этом хаосе они не нашли никого более слабого, чем угнетенный иранский народ, и верные своему [обычному] отвратительному подходу, они планируют ограбить его еще раз. Они уже показали, что у них нет ни сил, ни навыков для решения проблем, кроме как заставить людей. Вот почему их объявление об этом внезапном повышении цен на топливо поставило людей в такую ситуацию.

«Общественность понимает, что это повышение цен знаменует собой новый виток инфляции, и за ним последует рост стоимости жизни.

Вопрос в том, почему население должно быть так сурово наказано. Общественность знает четкий ответ: потому что иранский тиран [Хаменеи] не хочет отказываться от своей деструктивной политики [т.е. политики Ирана по региональной экспансии в Сирию, Ливан, Ирак и Йемен], которая создает напряженность в регионе и мире. Он не намерен устранять этот [источник] напряженности, поскольку он боится, что, если он изменит свою внешнюю политику и отношение Ирана с другими странами региона и мира, [начнет] соблюдать международное право и уважать взаимные интересы, он потеряет великую власть коррупции и все награбленное, которым он владеет.

Вот почему он полон решимости любой ценой сохранить свой контроль над страной.

"К счастью, ахиллесовой пятой Хаменеи является его жадность к власти, и, в конечном итоге, он потеряет эту разрушительную власть.

Услышав новость о росте цен на газ, [иранское] население во многих городах спонтанно вышло на улицы. Такой протест является их естественным и фундаментальным правом. Протестующие выражали свои требования мирным путем, но, к сожалению, агенты тирании [Хаменеи] ответили жестоко, совершив преступление и пролив кровь угнетенных протестующих.

Настоящим я выражаю свои соболезнования семьям погибших, и, кроме того, я повторяю реальность того, что разведка, военные и штатские [активисты режима], и все те, кто участвует в подавлении [протестов], несут ответственность за пролитую кровь.

Однако главным лицом, ответственным за кровопролитие, является только г-н Хаменеи, и он должен быть привлечен к ответственности». [13]

Иранский интеллектуал Зибакалам: если политика лидера ошибочна, кто возьмет вину на себя?


17 декабря 2019 года, иранец-интеллектуал и реформист, профессор Садек Зибакалам написал в Твиттере критику Хаменеи и его монополии на принятие решений в стране: «[Худжат аль-Ислам Абдалла Хаджи Садеки], представитель Правления Юриспрудента [Хаменеи] в Корпусе стражей исламской революции (КСИР) сказал: «В правлении Юриспрудента, ни президент, ни спикер меджлиса, ни глава судебной власти не имеют права определять политику. Эти приближенные только осуществляют политику, [определенную лидером, то есть Хаменеи]". 

Остается только один вопрос: если окажется, что, упаси Бог, политика, [установленная лидером] была ошибочной, кого за это винить?"

Уклонение от ответственности за решение о повышении цен на топливо


Верховный лидер Ирана Али Хаменеи: хотя я «ничего не понимаю» в этом вопросе и не имею «никакого мнения» по этому поводу, я поддерживаю решение трех ветвей режима 17 ноября 2019 года, Через два дня после начала протестов, Хаменеи дистанцировался от решения повысить цены на топливо, заявив, что он «ничего не понимает» в ценах на топливо и «не имеет опыта в этой области».

Он добавил, что, хотя у него «нет мнения по этому вопросу», он поддерживает решение трех ветвей власти резко повысить цены на топливо. Он добавил: «В последний день или два было несколько инцидентов прошлой и позапрошлой ночью, в нескольких городах страны из-за решения [о повышении цены на топливо] руководителей трех филиалов.

К сожалению, возникли некоторые проблемы. Несколько человек были убиты, и некоторые места были разрушены. Такие действия были осуществлены в последний день или два». Однако некоторые моменты заслуживают внимания:

Во-первых, когда конкретный вопрос одобряется лидерами государства, должен быть оптимизм по этому поводу. «Я ничего не понимаю в этом вопросе [цен на топливо], то есть у меня нет опыта в этой области. [Руководителям трех филиалов] я сказал то же самое. Я сказал [им] это, потому что мнения экспертов по вопросу о [повышении] цен на бензин были разделены, причем некоторые считали это необходимым, а другие – вредным. Поэтому я, не имеющий мнения по этим вопросам, объявил, что у меня нет мнения, поэтому, если руководители трех ветвей примут решение, я буду за [это решение].

Это то, что я сказал, и я их поддерживаю, [потому что они -- главы ветвей власти; [они] встретились и пришли к определенному решению для государства, с профессиональной поддержкой, и это решение должно быть выполнено...". [14]

Президент Хасан Рохани: как и любой рядовой гражданин, я услышал об этом из новостей.


Президент Ирана Рохани также пытался уклониться от ответственности за это решение. Он рассказал о трудностях, с которыми столкнулись правительство и меджлис за последние три года в отношении решения о повышении цен на топливо, и о том, как каждый из них пытался взвалить ответственность за это на другого, потому что это была такая взрывоопасная проблема. Видимо осознавая, насколько серьезными могут быть последствия для населения, 10 ноября 2019 года, за пять дней до объявления о повышении цен, Рохани объявил об открытии месторождения нефти на 53 миллиарда баррелей.

Кроме того, чтобы не нести единоличную ответственность за повышение цен на топливо, Рохани позаботился о том, чтобы два другие главы ветвей власти - спикер Меджлиса Али Лариджани и глава судебной власти Эбрагим Раиси, также подписали его, минуя обсуждение этого в Меджлисе и необходимость ратификации депутатами Меджлиса.

Несколько депутатов Меджлиса решительно возражали против этого шага. [15]

На заседании совета директоров восточно-азербайджанской провинции, 27 ноября 2019 года Рохани объяснил, что план повышения цен на топливо был отправлен за месяц до его реализации в Высший совет национальной безопасности для обсуждения и ратификации.

Сам Рохани является членом совета, и он назначил Али Шамхани своим секретарем; тем не менее он прямо просил не сообщать ему дату вступления в силу повышения цен. Он зашел так далеко, что утверждал, что не знал времени, которое было установлено для повышения цен, и, как любой обычный гражданин, он услышал об этом в новостях.

Ниже приводятся выдержки из его объяснений на совещании: «Мы не могли скорректировать цену на топливо и оставить прежнюю цену, но в результате нам пришлось бы импортировать топливо в 2020 году. В этом году, потребление топлива выросло до 97 миллионов литров. в день, и, если бы так продолжалось, мы стали бы импортерами топлива, добавив еще больше давления в нынешних тяжелых экономических условиях...

Таким образом, регулируя цену на топливо, мы стремились сохранить справедливость в обществе и достичь экономической независимости.

«Почему правительство решило внезапно поднять цены на топливо? Следует отметить, что еще в 2016 году, я решил немного скорректировать цены на топливо, но члены правительства возражали.

В 2017 году, реализация этого плана была вновь отложена из-за требования спикера Меджлиса Лариджани.

В 2018 году, строгие санкции США уже были введены, и повышение цен на топливо было неуместным.

Прошлой зимой, когда мы хотели поднять цены, это снова было отложено до окончания празднования персидского нового года [в марте 2019 года].

В апреле этого года, во вторник, когда мы хотели реализовать это решение, одно информационное агентство сообщило, что в следующий четверг произойдет повышение; это привело к тому, что очереди на АЗС протянулись на километры. Мы отменили решение.

[Наконец], я передал полномочия [принять решение относительно характера и сроков осуществления повышения цен на топливо министру внутренних дел и Высшему Совету национальной безопасности. Я сказал им, чтобы они согласовали сроки объявления, а также спланировали и осуществили решение, а также скоординировали свои действия с администрацией телерадиовещания, и что они должны применить его, как только будут готовы.

Я подчеркнул, что они не должны информировать меня о том, когда это будет осуществлено, поэтому я узнал о его реализации в то же время, что и вся общественность...».


Протест иранцев в связи с ростом цен на топливо, поджоги полицейских машин, бросание камней в полицейских, скандирование: смерть Хаменеи, смерть диктатору!

В Интернет было загружено множество видеороликов, на которых сняты протесты в Иране в ноябре 2019 года, в связи с ростом цен на топливо.

Протестующие скандировали «Смерть тебе, Хаменеи!», «Смерть диктатору!» И «О шах Ирана, возвратись в Иран!» на улицах. Люди также сжигали фотографии Хаменеи, поджигали полицейские здания и транспортные средства и устраивали стычки с полицией по охране общественного порядка, в некоторых случаях бросая в них камни и проклиная их.

В одном видео мужчина крикнул полицейскому: «Сэр, разве вы не с народом?» В другом видео женщина стоит на мосту и проклинает верховного лидера Хаменеи, Имама Хомейни, и правительство Ирана, а люди вокруг ее подбадривают.

Вот выдержки:

Человек 1: Сэр, разве вы не с народом? Сэр! Мистер Полиция! Ты не с народом, брат? Для чего ты здесь?

Демонстранты: как вам не стыдно! Как вам не стыдно! [...] Человек 1: Не бей! Не бей! Не бей! Ты, козел... Ё* твою мать... Бейте этих козлов [...]

Человек 2: Мы находимся в Тебризе. Полицейский автобус горит. [...]

Человек 3: Это здание дорожной полиции в Карадже. Мы протестуем против роста цен на топливо. Здание было подожжено, и машины на участке также горят. Ведется стрельба, а люди все еще стоят перед зданием. Все еще здесь. [...]

Человек 4: Вот здорово! Лидер горит!

Человек 5: Ты блядь...

Человек 6: Смерть диктатору!

Демонстранты: Смерть диктатору! Смерть диктатору! [...]

Демонстранты: О, шах Ирана, возвратись в Иран! О, шах Ирана, возвратись в Иран!

Человек 7: Нет Газе, нет Ливану! [...]

Женщина 1: Смерть тебе, Хаменеи! Черт бы побрал твой грязный режим! [...]

Будь проклят ты и твоя республика! Будь ты проклят, Хаменеи! Мы пожертвовали мучениками! Я отдала своего любимого брата, и все еще жду его тело!

Женщина 2: Ты молодец! Хорошо сказано!

Женщина 1: Мне кричать хочется. Я 40 лет держала это в себе. Мой отец каждый день ждет тело своего сына! Будь ты проклят, Хаменеи!

Женщина 2: Хорошо сказано!

Женщина 1: Проклятье тебе, Хомейни! Да не будет тебе покоя! [...]

Демонстранты: У нас нет ни денег, ни топлива, к черту Палестину! У нас нет ни денег, ни топлива, к черту Палестину! У нас нет ни денег, ни топлива, к черту Палестину!



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"


Перешлите друзьям

In article Ads

Auto

DQ