*/ Your SEO optimized title

"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Демократы, эксперты и мирные планы

Дональд Трамп (фото Gage Skidmore через Flickr CC)
Алекс Иоффе , 4 февраля 2020 г. 

Перспективный документ Центра BESA № 1436

РЕЗЮМЕ: «Сделка века» Трампа вызвала отклик в диапазоне от восторженной поддержки до злобного неприятия. Среди тех, кто отверг план — кандидаты в президенты США от демократов. Их мгновенное и полное неприятие отражает инстинктивную антипатию к Трампу, а также пристрастие к процессам, управляемым экспертами, которые десятилетиями проваливались.

Общее неприятие отражает концепции с ненулевой суммой, в которых не может быть ни победителей, ни проигравших в конфликте, и раскрывает инструментальное представление о палестинцах как о подставных лошадках для других дел. Однако реальность закрадывается и начинает менять отношение.

Перерезание Гордиевых узлов — отличительная черта администрации Трампа, и давно известная по слухам «Сделка века» не является исключением.

По своей сути, план явно признает реальность: палестинцы проигрывают в конфликте; Израиль не вернется к линиям перемирия 1949 года; эвакуации блоков поселений не будет; у палестинцев нет «права на возвращение».

Как указывает историк Мартин Крамер, план не столько о мире, сколько о разделе. В этом смысле разрыв "мирного процесса" за последние 50 лет, который он представляет, является глубоким. Не менее поразительным является принятие плана. Несмотря на всю его непредсказуемость, лишь небольшая группа стран и образований, а именно Палестинская администрация (ПА), Турция и Иран, выступили с резким противодействием, и Лига арабских государств, как и ожидалось (еще колеблется) последовала их примеру. Гораздо больше голосов, в том числе, большинство отдельных арабских и европейских государств, выразили осторожную поддержку.

Однако единой в своем неприятии оказалась одна важная фракция: кандидаты в президенты США от Демократической партии.

Бывший вице-президент Джо Байден тупо заявил: «Мирный план требует объединения двух сторон. Это политический трюк, который может спровоцировать односторонние шаги по аннексии территории и еще больше подорвать мир». И добавил: «Я всю жизнь работал над укреплением безопасности и выживания еврейского и демократического Израиля».

Байден выдал больше, чем хотел, косвенно признав, что два десятилетия переговоров под руководством Америки, в которых он играл ключевую роль, не смогли усадить палестинцев за стол переговоров.

Элизабет Уоррен навалилась критикой, заявив: «Выпуск плана без переговоров с палестинцами — это не дипломатия, а обман. Я буду выступать против односторонней аннексии в любой форме и отменю любую политику, которая ее поддерживает». 

Она, похоже, игнорирует раунды переговоров под руководством Обамы в 2010 и 2013-14 годах. Она также игнорирует двухлетнюю разработку плана Трампа, которая включала консультации с предыдущими американскими переговорщиками, Саудовской Аравией, Катаром, Оманом, Бахрейном, ОАЭ и Турцией, но которая была фактически бойкотирована ПА с самого начала.

Берни Сандерс потребовал, чтобы «любая приемлемая мирная сделка непременно соответствовала международному праву и многочисленным резолюциям Совета Безопасности ООН. Она должна положить конец израильской оккупации, начавшейся в 1967 году, и дать возможность палестинскому самоопределению в независимом, демократическом, экономически жизнеспособном государстве, радом с безопасным и демократическим государством Израиль».

Это повторяет священные мантры о «международном праве» и «оккупации», возвращая время к 1967 году и предоставляя право вето ООН, а, следовательно, арабско-исламским и зависимым от них блокам.

Почему кандидаты в президенты от Демократической партии выразили такую антипатию? Часть ответа проста. Фундаментальный принцип американской политики сегодня - это инстинктивное и абсолютное неприятие всего, что связано с Трампом, будь то слово или дело. Этот детский импульс, постоянно проявляемый, подорвал критические способности политиков и средств массовой информации. Отвергается даже политика эпохи Обамы, которая преспокойно продолжается при администрации Трампа.

Но на более глубоком уровне неприятие со стороны кандидатов демонстрирует тревожную зависимость от прошлых ортодоксий, а именно — от экспертных анализов и инвестиций, в процессы, которые не принесли сколько-нибудь значительного прогресса в последние десятилетия. Однако это не просто пример заблуждения, которое оправдывает продолжающиеся инвестиции на основе предыдущих расходов.

Представление демократов и их союзников в качестве беспристрастных технократов, которые возвышаются над политикой, является давним тщеславием, восходящим к 1960-м годам. Вопрос успеха, будь то в международных или внутренних делах, редко имеет значение.

Неортодоксальные подходы автоматически отвергаются как «правые» фантазии или, что еще хуже, манипуляции. В рамках этой позиции существует убеждение, что только сертифицированные эксперты могут решать проблемы, в то время как другие де-факто являются шутами: посмотрите на оскорбления, которым подвергался разработчик плана, зять Трампа, Джаред Кушнер, со стороны средств массовой информации и их союзное крыло полуночных комиков. Однако самым странным является непоколебимая вера Демократической партии в несостоятельных экспертов и их неудачные планы. Например, старый дипломат Мартин Индик, назвал план «фарсом от начала до конца», и демократы считают его точку зрения авторитетной, хотя он еще один ветеран бесплодных переговоров как в демократической, так и в республиканской администрациях. Провал стал высшей квалификацией для комментариев экспертов и будущей дипломатии.

Эхо-камера американских СМИ, просто попугайски повторяя темы разговора, которые ей скармливает внешнеполитический пузырь, создала замкнутый цикл полученной мудрости, авторитета и толкований.

Газета Нью-Йорк Таймс, например, описала план как циничную предвыборную уловку двух коррумпированных лидеров, отвечающих на религиозные составляющие правых, которые «вряд ли могут дать реальную надежду на значимый палестинский суверенитет или реальное улучшение положения их народа».

Формула предполагает, что в работе кандидатов-демократов и их экспертов заложен основной менталитет с ненулевой суммой. Каким-то образом, вопреки историческим фактам, в арабо-израильском конфликте не может быть победителей и проигравших. Победа на самом деле аморальна и во имя справедливости не может быть допущена. То, что Израиль выиграл арабо-израильский конфликт в военном, экономическом, демографическом и в некоторой степени даже дипломатических терминах, просто не принимается во внимание, а, если такое и происходит, то это говорит о «грехе». Почему-то все должны победить.

Однако этот менталитет с ненулевой суммой прикрывает утопизм и отрицание реальности. Это всегда 1967 или 1978 или 1993; на самом деле, по условиям, которые обычно требуются экспертами в качестве отправных точек для возобновления переговоров, это особо неприкосновенные «границы 1967 года», что описывает не сегодняшние условия, а скорее прошлые.

С этой точки зрения нет никаких наказаний за неприятие и провал палестинцев, равно как и нет вознаграждения за победу Израиля в затяжном конфликте. Есть одни только бесконечные перезапуски в одной и той же точке без какой-либо ссылки на то, что произошло между ними.

Переговорщик Аарон Дэвид Миллер пожаловался, например, на то, что, в отличие от десятилетий переговоров, когда «различные инициативы США по заключению мирных соглашений с Израилем, Сирией и палестинцами были предназначены для начала переговоров, устранения разрыва, создания доверия между сторонами и в конечном итоге достижения всеобъемлющих договоренностей, «текущий план» принял палестинцев на своего рода испытательный срок. Если они разоружат ХАМАС, Палестину и Исламский джихад, установят хорошее правление, признают, среди прочего Израиль как еврейское государство, тогда и только тогда возможно будет создать фальшивое государство».

Это совершенно верно. Однако принятие мира без последствий говорит как о статической концепции, которая отдает нереальностью, так и о мировоззрении, в котором палестинцы не просто «неудачники», но и не имеют никакого посредничества. Идея состоит в том, что палестинцы не могут действовать, а только реагировать, и ими нужно управлять и умиротворять, чтобы они не рычали и не нападали.

В Европе и среди левых во всем мире такая снисходительность маскируется высокой риторикой о палестинцах как «самом важном деле всех времен», которая просто позволяет западным людям проецировать свой собственный морализм, манипуляции и антисемитизм.

Палестинцы привыкли быть инструментами чужой мобилизации, сначала в арабском и исламском мире, потом десятилетиями в Европе, а теперь и в США. В последних случаях палестинцы являются делом левых избирателей для мобилизации социалистических, мусульманских и межнациональных меньшинств. Фактические факты геополитической ситуации, а также палестинского общества и культуры не имеют большого значения.

Сторонники палестинского неприятия свидетельствуют, что европейские НПО оказывают поддержку палестинских адвокатов на десятки миллионов долларов, создавая цикл разочарований, мало что дающий палестинцам, но от которого сторонники получают прибыль.

Трамп никоим образом не прекратил этот цикл, а перевел дебаты в реальность. Кандидаты-демократы обещают вернуться в прошлое, но даже им, в конечном итоге, придется столкнуться с этой реальностью. Есть отдельные признаки того, что могут происходить и другие корректировки.

Любопытно, что в то время как J Street отреагировал на этот план типичной истерикой, другие части левых американских евреев продемонстрировали некие проблески одобрения, основываясь на осторожном одобрении этого плана центристскими деятелями безопасности в Израиле, включая Бенни Ганца, Эхуда Барака и Амоса Ядлина.

Остается неясным, повлияют ли эти взгляды на кандидатов от демократов, которые, конечно, все еще полны антипатии к Трампу и Нетаньяху.

Однако такое частичное признание реальности представляет собой стадию выражения скорби. Палестинское руководство, похоже, навсегда застряло во второй стадии горя, гнева, а палестинский народ, похоже, пребывает в депрессии. Поощрение их двигаться вперед к принятию имеет решающее значение. Кандидатов в президенты от демократов следует поощрять сделать то же самое.

Алекс Иоффе — сотрудник Шильмана-Ингермана на Ближневосточном форуме и старший научный сотрудник Центра BESA.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

In article Ads

Auto

DQ