*/ Your SEO optimized title

"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Турция и Израиль: может ли прагматизм победить «враждебность»?

Реджеп Тайип Эрдоган (Фото Пола Мориджи, Flickr CC)
Burak Bekdil, 6 февраля 2020 г.

Перспективный документ Центра BESA № 1439

РЕЗЮМЕ: Турецкий адмирал, руководивший морской сделкой Турции с Ливией, считает, что такое же соглашение должно быть подписано и с Израилем.

У многих может возникнуть соблазн думать, что между Турцией и Израилем слишком много метафорической «враждебности», чтобы можно было добиться какого-то сближения. Но тонкие признаки говорят о том, что это может быть не полная картина. Впервые за много лет, слово «Израиль» не сопровождается в Турции автоматически такими наглыми уничижениями, как «убийца ребенка» или «террористическое государство».

Похоже, что причина в том, что в Анкаре возникает намерение увидеть, сможет ли прагматизм преодолеть «враждебность», возникшую между двумя государствами, которые были стратегическими партнерами в 1990-х годах.

Турция и одно ливийское правительство противостоят Греции, Кипру, Израилю, Египту, ОАЭ и другому ливийскому правительству.

Недавнее поигрывание мышцами Анкары в Восточном Средиземноморье похоже на поведение соседа-хулигана, который хочет испортить игру других детей, потому что его не пригласили в ней участвовать.

В первую очередь из-за желания усилить свое региональное положение Турция недавно сделала два больших шага: она подписала соглашение с ливийским правительством в Триполи, создав морской путь, по которому исключительная экономическая зона (ИЭЗ) каждой страны выходит за пределы 200 км ее территориальных вод; и его парламент ратифицировал резолюцию об отправке войск в Ливию для защиты правительства Триполи.

Синан Юлген, глава расположенного в Стамбуле аналитического центра EDAM, объясняет:
«В последние годы злополучная региональная политика Анкары в сочетании с ее безоговорочной поддержкой Мусульманского братства, привели к отчуждению [Турции от] Египта и Израиля. 
В результате Турция сталкивается с консорциумом стран региона, стремящихся использовать природные ресурсы Восточного Средиземноморья в ущерб интересам Турции. 
Для [президента Реджепа Тайипа] Эрдогана сделка с Ливией — это формула, позволяющая прорвать изоляцию Турции и заручиться поддержкой ее заявки на то, что она считает справедливым распределением морских ресурсов в Восточном Средиземноморье.

Гамбит канонерок в Восточном Средиземноморье был настолько неожиданным, что многим наблюдателям было любопытно, кто мог посоветовать Эрдогану увеличить ставки таким образом. Руководителем был контр-адмирал Чихат Яйчи, начальник штаба военно-морского флота Турции. 
«Без реализма и смелости президента это было бы академической статьей на [библиотечной] полке», – сказал Яйчи. Восхищение взаимное.

В своей речи на открытии российско-турецкого трубопровода TurkStream Эрдоган похвалил Яйчи по имени. Теперь, когда ливийская сделка заключена, Яйчи говорит, что Турция должна сделать еще одну вещь: 
есть очень важный шаг, который мы должны сделать сейчас. Мы должны как можно скорее подписать с Израилем такое же [ИЭЗ] соглашение, которое мы подписали с Ливией. Этот шаг обязательно должен быть сделан. Можно подумать, что между правительством премьер-министра Израиля Биньямином Нетаньяху и турецким исламским истеблишментом слишком много метафорической «враждебности».
Они могут указать, что Турция и Израиль не обменивались послами с мая 2017 года, поэтому любой диалог будет носить ограниченный дипломатический характер. Однако есть некоторые признаки того, что это может быть не полная картина. В своей недавней речи Эрдоган пригрозил, что «ни один проект [в Средиземноморье] без Турции не сможет выжить ни экономически, ни юридически, ни дипломатически».

Но он также сказал, что Турция заинтересована в переговорах с любым государственным субъектом, кроме Кипра [с которым у Турции нет дипломатических отношений]. Фраза «любой государственный субъект, кроме Кипра» подчеркивает, что Израиль является приемлемым.

Это может быть юридически и технически проблематично, если Турция и Израиль решат разграничить свои морские границы, что может привести к созданию морской зоны у южного Кипра, которую Турция считает своей собственной. Такая сделка не является невозможной, поскольку ни Турция, ни Израиль не подписывали Конвенцию ООН по морскому праву (1982), как и США.

Тогда есть финансовый аспект. Амбициозный трубопровод протяженностью 1900 км, по которому будет транспортироваться природный газ из Восточного Средиземноморья в Европу, является одним из «проектов общего интереса» ЕС. Он пройдет от израильских вод до Греции через Кипр. На материковой части Западной Греции трубопровод будет соединен с запланированным трубопроводом Посейдон, финансируемым совместно ЕС, и будет проходить от греко-турецкой границы до Италии. Это не самый дешевый маршрут для транспортировки газа в Европу.

Как отметил один высокопоставленный турецкий дипломат, 
это решение навязано Израилю. Израильтяне знают, что они могут заключить более осуществимое соглашение о транспортировке природного газа с Турцией. И не нужно ждать смены политического руководства ни в какой стране.
Несмотря на отсутствие послов в Анкаре и Тель-Авиве, существующая сеть дипломатических связей может быть расширена за счет, по словам того же турецкого дипломата, «более объективной, более независимой, честной и взаимовыгодной сделки, которая полностью уважает суверенные права обеих стран».

Это может быть чрезмерно оптимистично, учитывая существующую «враждебность», возникшую между Турцией и Израилем с 2010 года (за исключением короткого периода нормализации между концом 2016 года и серединой 2017 года). Однако вспомните: Турция и Россия с их глубоко противоположными интересами в Сирии и Ливии, не говоря уже об их идеологических различиях, работают в качестве стратегических партнеров в критических военных закупках.

Бесконечный роман Эрдогана с ХАМАСом (и Мусульманскими братьями) стоит на пути полной нормализации, но он может быть склонен преуменьшать это идеологическое родство, поскольку до ближайших выборов в Турции осталось еще более трех лет.

Бурак Бекдил – обозреватель из Анкары. Он регулярно пишет для Института Гейтстона и Оборонных новостей и является сотрудником Ближневосточного форума.

Он также является основателем аналитического центра Sigma в Анкаре.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

In article Ads

Auto

DQ