"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

CDC борется с расизмом и ожирением вместо того, чтобы останавливать эпидемию

CDC должен руководствоваться наукой, а не социальной справедливостью.




Даниэль Гринфилд, 16 марта 2020 г.

Центры по контролю за заболеваниями (CDC) имеют бюджет в $6,6 миллиардов и одну работу, которую они всякий раз портят.

Последний раз, когда CDC вели серьезную работу, было шесть лет назад во время кризиса Эболы.

В то время руководящие принципы CDC позволяли медицинскому персоналу, инфицированному лихорадкой Эбола, избегать карантина и взаимодействовать с американцами до тех пор, пока у них не появятся неоспоримые симптомы заболевания.

Не было никаких протоколов для лечения потенциально инфицированных, что привело к дальнейшему распространению заболевания в Соединенных Штатах.

В разгар кризиса, доверие к CDC упало до 37%. Тем временем, персонал CDC, в результате неправильного обращения с образцами вируса Эболы, ошибочно отправил образцы живого вируса в лаборатории CDC. Руководители бюрократии здравоохранения обвинили отсутствие финансирования в своей неспособности произвести вакцину против Эболы.

Меры по само-карантину, принятые в ответ на вспышку коронавируса, являются частичным ответом на уроки катастрофы Эболы.

Однако во время кризиса, вызванного вирусом Эбола, демократы пытались переложить ответственность на администрацию Обамы, обвинив республиканцев в том, что они урезали бюджет CDC с $6,5 до $5,9 млрд.

Звучит знакомо? Куда же идут эти миллиарды для CDC? Среди прочего, на контроль за огнестрельным оружием. Ужасная бюджетная сделка, заключенная в декабре, выделила CDC и NIH $25 миллионов для изучения насилия с применением огнестрельного оружия.

Во время кризиса, вызванного вирусом Эбола, CDC потратили всего лишь $2,6 миллиона на исследование вооруженного насилия. Но у CDC всегда была трата денег на все: от туристического центра за $106 миллионов с японскими садами, тренажерным залом за $200 тысяч, конкурсов красоты транссексуалов, не говоря уже о рекламе велосипедных дорожек. Случайная вспышка только выявляет общую некомпетентность CDC. В остальное время, благодаря их некомпетентности, как, впрочем, и других государственных учреждений, деньги тратятся просто впустую.

В 1999 году CDC объявил о плане через 5 лет покончить с сифилисом. Национальный план эры Клинтона по ликвидации сифилиса был несерьезным предложением соцобеспечения, которое хотело бороться с расизмом, и было настолько успешным, что к 2018 году уровень заболеваемости сифилисом достиг новых рекордных показателей.

Однако использование мнимых предложений CDC кандидатами в президенты от Демократической партии, чтобы покончить с болезнью, привлекая не науку, а социальное обеспечение, стало плохой привычкой при Обаме, отвлекая ресурсы от того, что CDC могли бы реально сделать для политических мошенников.

В 2011 году, Хиллари Клинтон пообещала «поколение без СПИДа», частично используя CDC. Как и ее президентство, «поколение без СПИДа» так и не появилось и даже не собиралось.

В 2016 году, Обама разрешил Джо Байдену использовать CDC для своего политического трюка «Раковая авантюра».

«Если меня изберут президентом, то вы увидите самую важную вещь, которая изменит Америку: мы вылечим рак», — пообещал Байден в прошлом году.

Джо Байден не может ничего вылечить. В том числе, и свое собственное психическое состояние. Однако, как и Хиллари, он может тратить ресурсы CDC на дачу ложных обещаний избирателям, одновременно ослабляя их основную компетенцию. CDC является классическим примером прогрессивной истории успеха агентства, созданного для борьбы с малярией путем распыления ДДТ, первоначальная миссия которого давно стала политически некорректной, и вместо этого он принял политкорректный поиск социальных первопричин таких болезней, как сифилис и СПИД , В отличие от борьбы с малярией путем распыления ДДТ, борьба с сифилисом посредством борьбы с расизмом не работает.

Борьба CDC с «эпидемией ожирения» еще глупее. Она потребовала финансирования 15 колледжей для «работы с общественными службами по распространению знаний с целью расширения доступа к более здоровой пище и безопасными и доступными местами для физической активности».

Это означало выделение СМЛ более миллиона долларов для работы на фермерских рынках.

Очевидно, что ожирение может убивать людей, но это не то, что CDC могут и должны пытаться исправить. Америке не нужны CDC как трубопровод для свинины в государственных школа. Нам нужно, чтобы CDC выполняли свой первоначальный мандат, имея дело со вспышками инфекционных заболеваний, в первую очередь малярии и оспы, а теперь и Эболы или коронавируса. Нам нужна наука, а не социальное обеспечение. К сожалению, CDC, как и все федеральные агентства, перешли от своей основной миссии к социальному обеспечению.

К тому времени, когда администрация Клинтона разрушила CDC, их лаборатории были наводнены мышами и крысами и имели протекающие потолки. Они не только не вылечили сифилис, но оказались совершенно не готовы справиться с угрозой сибирской язвы.

Администрация Обамы отменила реформы администрации Буша и вернула старые поломанные CDC Томаса Фридена. После того, как Фриден не справился с кризисом Эболы, даже основные средства массовой информации присоединились к республиканцам, призывая к его отставке. После эпохи Обамы CDC оказались еще более разрушенными, чем когда-либо.

Каждая администрация пыталась поставить свой собственный штамп на CDC, играя с организационными схемами и добавляя больше бессмысленных инициатив.

Между тем, все те миллиарды долларов, которые, как думают американцы, будут бороться со вспышками заразных болезней, идут на все и вся, кроме этого. Существует огромный разрыв между тем, что CDC должны делать, и тем, что они делают.

То, что они должны делать, — это использовать свои уникальные особенности и возможности для изучения опасных инфекционных заболеваний. А возможности CDC в этом отношении впечатляют. Но, в конечном итоге, они борются с социальными проблемами, такими как ожирение, опиоидный кризис или ЗППП, потому что этого хотят политики, особенно демократы.

Президент Трамп вправе считать администрацию Обамы ответственной за плачевное состояние CDC. Однако проблема началась не в 2008 году. И она ограничивается не CDC, а всем правительством. Правительство полно агентств, отделов и подотделов, которые ничего не делают, кроме как тратят время и деньги.

Некоторым удается продвигать также опасные и разрушительные инициативы. Но бывают случаи, когда нам срочно необходимо, чтобы эти, иначе бесполезные, части правительства работали правильно и быстро. И тут мы обнаруживаем, что они не работают. Никто не думает о CDC, пока в них нет нужды, а тут обнаруживается, что они не работают. А потом та же самая история повторяется несколько лет спустя, когда CDC снова начинает борьбу с ожирением и расизмом.

Решение начинается с перезапуска миссии Центров по контролю и профилактике заболеваний, с определения того, что такое заболевание, и что значит контролировать его или предотвращать. Снижение расползания миссии начинается с прекращения кампаний CDC против образа жизни, и внимание сосредоточивается на предотвращении реальных вспышек заболеваний с привлечением науки, а не социального обеспечения.

Старые CDC изучали поведение для целевого медицинского вмешательства. Они отслеживали малярию до ее источника и применяли ДДТ или изучали вспышки оспы, чтобы выяснить, откуда они происходят. Но новые CDC рассматривают поведение как объект исследования и лечения. Они выдвигают грандиозные предложения по изменению поведения, которые никогда не осуществляются.

Ответственность за бездействие CDC лежит, главным образом, на правительстве государства всеобщего благосостояния. Социология — не наука. Вирусология — наука.

Социальное обеспечение — не просто опасное отвлечение, оно мешает CDC принимать правильные решения о недопущении въезда инфицированных людей в Соединенные Штаты, когда на кону жизни.

Правительство не работает, потому что оно зациклено на том, чтобы изменить сознание людей, идет ли речь о завоевании сердец и умов в Афганистане или о вождении электромобилей в Висконсине вместо того, чтобы бороться с физическими проблемами, применяя физику и химию к проблеме террористов или экономику — к стоимости транспортировки.

Нам не нужен CDC, который влияет на мнение людей о том, чтобы есть шоколад или заниматься незащищенным сексом. Уже есть несколько избыточных частей правительства, которые этим занимаются и терпят неудачу.

Нам нужен CDC, который занимается вирусами, а не пытается морочить людям голову.

Даниэль Гринфилд, сотрудник Шильмана по журналистике в Центре свободы, журналист-расследователь и писатель, занимающийся вопросами радикальных левых и исламским терроризмом.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Перешлите друзьям

In article Ads

Auto

DQ