*/ Your SEO optimized title

"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Иран: поезд наехал на что-то твердое


Амир Тахери, 8 марта 2020 г.

Одним из аргументов, выдвинутых демократическими критиками политики «максимального давления» президента США Дональда Трампа на Иран, заключается в том, что тот далек от того, чтобы убедить Тегеран изменить свое поведение.

Он помог изолировать так называемую «умеренную фракцию» и подвигнул «радикалов» встать в еще более агрессивную позу.

На первый взгляд критика может показаться оправданной. На парламентских выборах в прошлом месяце «умеренная» фракция, всегда Золушка системы, была сведена до статуса мыши на хомейнистской кухне.

В прошлый вторник Али Хаменеи, уже представивший президента Хасана Рухани и его кабинет не кем иным, как марионетками, «верховный лидер» решил восстановить свою должность кукловода, отменив решение Меджлиса о новом национальном бюджете. После нескольких недель дебатов, уходящий меджлис отклонил бюджет явным большинством голосов.

Однако «верховному лидеру» был необходим бюджет, чтобы высвободить финансы для различных военных и охранных организаций, на которых опирается режим, не говоря уже о пособии для Башара Асада, Хасана Насраллы, хуситов, Хамаса, Исламского джихада, иракских ополченцев. и родственных групп по всему миру.

В кратком «государственном эдикте», своего рода фетве, он объявил национальный бюджет утвержденным, тем самым ясно указав, что президент, Совет министров и исламский меджлис —  все зависят от его прихоти.

Другими словами, политика Трампа вынудила Исламскую Республику обрести свое истинное лицо как типичный режим "третьего мира", основанный на аппарате военной безопасности с псевдотеократическим фасадом.

Это, я думаю, является важным и позитивным событием. Единственный вопрос заключается в том, приведет ли конец умеренно жесткой игры к изменению поведения Тегерана. Предварительный ответ может быть утвердительным. На деле, конец умеренно жесткого па-де-де, сам по себе, может рассматриваться как часть рассматриваемого изменения поведения.

Есть признаки того, что, стремясь, как всегда, не потерять лицо, режим начал менять свое поведение в ряде областей. Впервые за десятилетия, Тегеран понизил рейтинги ежегодных международных конференций «Конец Америке» и «Конец Израилю», которые привлекали профессиональных анти-американцев и отрицателей Холокоста со всего мира.

Обычная толпа ненавистников Америки, от Луи Фаррахана до дочери и зятя Че Гевары, проходя мимо британских корбинистов, напрасно ждала приглашения отправиться в Исламскую Республику для ритуала словесных оскорблений «великого сатаны».

В этом году не было никаких выставок карикатур, отрицающих Холокост, в то время как Оливер Стоун и родственные персонажи напрасно ждали приглашения на кинофестиваль Фаджр («Рассвет») в Тегеране, где избиение Америки было любимым видом спорта.

Что еще более важно, режим, сильно пострадавший от проблем с денежными потоками, был вынужден сократить платежи региональным клиентам в Ираке, Ливане, Сирии, Йемене, Афганистане и Газе. Это привело к сокращению военного присутствия ливанской Хезболлы в Сирии, в то время как хуситы в Йемене также перешли в режим замедленного движения.

Почти все офисы в 30 иранских крупных и мелких городах, набирающих «добровольцев» для сражения в Сирии для якобы защиты шиитских святынь, были закрыты или понижены до символического присутствия.

Исламская Республика также прекратила набирать новые боевые подразделения афганских и пакистанских наемников. Хвастливые заявления о том, что Тегеран поможет венесуэльскому Николасу Мадуро восстановить авторитет с помощью огромных денежных средств, не оправдались. В то же время Тегеран не взял новых заложников и даже выпустил троих, в том числе, одного американца.

Во время своей встречи в Цюрихе с Брайаном Хуком, назначенцем Трампа по Ирану, министр иностранных дел Ирана Мухаммед Джавад Зариф передал сообщение о том, что Тегеран готов к дальнейшему освобождению.

Обеспокоенные тем, что им, скорее всего, придется смириться со вторым сроком Трампа, соратники Хаменеи стали изо всех сил спускать на тормозах похвальбу о том, что Тегеран может дождаться демократа, предпочтительно Джо Байдена, в Белом доме в 2021 году.

Более существенный признак изменения поведения Тегерана поступил после убийства генерала Кассема Сулеймани в нападении американского беспилотника. Хаменеи назвал Сулеймани своим "глазным яблоком", и многие ожидали, что генерал сменит Рухани на посту президента Исламской Республики в следующем году.

Ни один из оставшихся 12 высших исламских генералов даже не приблизился к тому, чтобы взять на себя роль Сулеймани. И, тем не менее, Тегеран был вынужден игнорировать призывы к обострению ситуации посредством серьезных актов мести.

Что еще более важно, возможно, идея умиротворения Трампа была публично озвучена в Тегеране, хотя и в обычном негативном риторическом стиле.

Газета «Кейхан», которая, как считается, отражает взгляды Хаменеи, утверждала в прошлый вторник, что в письме, переданном через посла Швейцарии, Тегеран «выразил согласие» на возвращение к признанию де-факто «сионистского режима», разоружение ливанской ветви Хезболлы и прекращению поддержки ХАМАСа.

Кейхан не сообщает, кто подписал письмо, когда и кому его передал посол Швейцарии, представляющий интересы США в Иране.

Иран был одной из первых двух стран с мусульманским большинством, признавшей Израиль в качестве государства.

Турция полностью де-юре признала Израиль, хотя Иран выбрал более низкий вариант признания де-факто.

Шаг Турции принял форму заявления Министерства иностранных дел в Анкаре, тогда как Иран одобрил акт парламента, что придало его решению большую юридическую торжественность. Поскольку этот акт никогда не был отменен какой-либо судебной инстанцией в Исламской Республике, Тегеран может вернуться к признанию Израиля с помощью простого заявления.

Хомейнистское руководство больше не пользуется доступом к огромным объемам легких денег от экспорта нефти, и оно с каждым днем становится все более отчаявшимся ослабить лассо, наброшенное администрацией Трампа.

Всегда заботясь о том, чтобы не потерять лицо, оно изменило аспекты своего поведения, подтверждая мнение о том, что поезд хомейнистов, у которого, по словам Махмуда Ахмадинежада, не было заднего хода, мог остановиться только, если бы он сильно обо что-то ударился.

Поскольку нытье и хныканье в Тегеране пришли на смену бахвальству и хвастовству, кажется, что странный поезд уже ударился обо что-то твердое. Безусловно, два последовательных народных восстания также помогли поколебать режим, который, кажется, неспособен воссоединиться с более широким иранским обществом.

Амир Тахери — бывший главный редактор ежедневной газеты «Кейхан» в Иране с 1972 по 1979 год. Он работал в бесчисленных изданиях или писал для них, опубликовал одиннадцать книг и с 1987 года является обозревателем газеты Ашарк аль-Авсат. Он является Председателем Gatestone Europe.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"


ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

In article Ads

Auto

DQ