"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Накбацид

Здесь находилась фотография, содержание которой Гугл посчитал "опасным или унижающим".


Оригинал фотографии можно посмотреть здесь. Это скриншот видео, переведённого MEMRI с арабского.  

Translarium
_______________________________________________________________________

Дэниел Гринфилд, 18 мая 2020 г.

Представьте себе, если бы каждый год 7 мая немцы отмечали поражение нацистского государства вместе со свастикой, антисемитскими песнопениями и лозунгами и утверждали, что Volksdeutsche, изгнанные из Польши, Чехословакии и Венгрии, были настоящими жертвами.

Подобное зрелище каждый год происходит в мае в Израиле, когда мусульмане поют и бунтуют в знак протеста против своего неудачного геноцида коренного еврейского меньшинства. И СМИ сочувственно освещают это омерзительное зрелище исторического беспамятства, когда региональное большинство несет ответственность за множественные геноциды, наряжаясь жертвами, потому что их вторжение в Израиль закончилось тупиком, а не столь желанной кровавой чисткой евреев.



Мусульманская ревизионистская история Израиля этнически очищает тысячи лет истории коренных еврейских жителей и тысячи лет гонений под властью мусульман. Она вычеркивает массовые убийства и зверства, совершенные мусульманскими захватчиками против еврейских жителей в 20-м веке, в том числе, резню в Хевроне и сотрудничество с нацистами их лидера, муфтия Иерусалима.

Взамен всего этого, все начинается и заканчивается Дейр Ясином и разгневанными старухами, которые держат в руках огромные ключи от дома и вспоминают о хороших временах, когда они убивали евреев.

Еврейских беженцев из мусульманского мира примерно столько же, сколько мусульманских беженцев из Израиля. Разница в том, что еврейские беженцы были меньшинством, спасавшимся от насилия со стороны жестокого большинства, в то время как мусульманские беженцы были региональным большинством, которое стратегически отступило в ответ на призывы лидеров вторгающихся арабских стран покинуть страну, чтобы они могли убивать евреев.

«Мы разгромим страну своим оружием и сотрем с лица земли все места, где евреи найдут убежище. Арабы должны увести своих жен и детей в безопасные районы, пока не прекратятся боевые действия», — обещал премьер-министр Ирака Нури Саид.

Там твоя Накба! Отправляйся в Багдад, размахивая своими бутафорскими гигантскими ключами от дома!

Накбайцы думали, что они станут бенефициарами геноцида, осуществленного армиями семи мусульманских народов. Вместо этого им пришлось селиться в Сирии, Иордании и в других частях региона.

Это было легко сделать, поскольку они — одни и те же люди, говорят на одном языке и разделяют одну культуру. Разница между иорданским арабом и иорданским палестинцем составляет несколько миль и около двадцати пяти лет.

Многие «палестинцы» мигрировали в Израиль менее века назад, чтобы воспользоваться экономическим бумом, созданным еврейскими и британскими инвестициями после падения османского колониального правления. С тех пор они мигрировали на другие бумы в Саудовскую Аравию и Кувейт, где они быстро наживали себе неприятности и в ряде случаев бывали изгнаны.

Проводят ли кувейтские палестинцы (или кувейтстинцы) ежегодную Накбу, чтобы почтить память 400 тысяч палестинцев, изгнанных из Кувейта кувейтцами? Вместо этого, они смиренно просят прощения у Кувейта за поддержку Саддама Хусейна.

Именно так они должны извиняться перед Израилем за поддержку попыток мусульманского геноцида евреев.

Израиль, как и Кувейт, должен отказаться от каких-либо отношений с ООП, пока такие извинения не будут принесены.

Поминовение Накбы возможно только в культуре без чувства ответственности.

Религия, которая убила больше людей и уничтожила больше культур, чем Сталин и Гитлер вместе взятые, все еще убеждена, что она является жертвой. Жертвой собственной неудачной кровавой войны.

Накба — это в действительности Накбацид.

Мечта о массовых убийствах, которая была расстроена, когда их жертвы дали сдачи.

Накба — это надоедливое напоминание о том, что мусульмане не хотят мира. Что они недостаточно зрелые, чтобы справиться с этим. Что они действительно хотят, так это пересказывать обиды и угрюмо готовить новый геноцид, а не примириться с последствиями своих собственных действий.

Если бы израильская война за независимость велась между местными евреями и мусульманами, цирк Накбы не стал бы таким банкротом, как сейчас.

Но война велась между местными евреями и армиями семи мусульманских стран, включая Саудовскую Аравию, Египет, Ирак и Сирию, под надзором двух британских командиров. Несмотря на все это, арабским мусульманским захватчикам все же удалось захватить не больше половины Иерусалима, а также Газу, Иудею и Самарию. И это то, что их постоянно гложет.

Уродливая правда Накбы заключается в том, что она притупила националистические амбиции арабов-мусульман, которые, подобно ИГИЛу, мечтали заменить Османскую империю исламским государством.

Поражение в войне с европейской мировой державой не ранило бы так сильно, как проигрыш войны презренному региональному меньшинству.

Жидам! Ниже собаки. Жидам! Превращенным в Коране в обезьян и свиней. Жиды! Презренное меньшинство в каждой мусульманской стране. И вдруг эти жиды, сыновья обезьян и свиней, каким-то образом разгромили семь мусульманских армий и забрали земли, завоеванные халифами, высмеивая предначертанную участь Мухаммеда.

В исламской культуре время неподвижно. Слова «Вы проиграли войну, перешагните через это» не имеют смысла. Арабы-мусульмане все еще думают, что Испания принадлежит им. Каждый раз, когда они видят европейскую армию, они бормочут о крестовых походах. Евреев встречают криками «Хайбар я яхуд», напоминая о расправе Мухаммеда с евреями — историческом событии, о котором заявляет только Накба.

Ничто не забыто. Старая ненависть развивается в жестокую ярость, которую не может успокоить ни один договор.

Цель ненависти — ненависть. Цель Накбы — Накба. Мусульманский мир не имеет истории. В нем распространены мифы, которые питают потребность мусульман в самовосхвалении и виктимизации. Мусульманская история — это один долгий крик «Мое, Мое, Мое» и «Отдай».

Миллионы арабских мусульман верят, что они открыли Америку, что европейская наука была украдена у них, что раньше весь мир был мусульманским, что Нил Армстронг услышал на Луне исламский призыв к молитве, что Жак Кусто принял ислам, а Коран изобрел лампочки.

Общим знаменателем всего этого и Накбацида является чувство безграничного права. Когда мусульмане выигрывают войну, это потому, что Аллах им помог. Когда они проигрывают войну, то это потому, что кто-то их подорвал, обманул и предал. Противная сторона сыграла нечестно. А потом приходят крики «Мы хотим второй шанс» и «Мое, мое, мое! Отдай!» Вслед за клятвами мести, воплями плачущих пожилых женщин, которые только что закончили топить своих собственных дочерей, накурившиеся гашиша сумасшедшие толпы жгут флаги, которые они купили именно для этой цели, и старики, скрипящие зубами перед камерой.

Что за славная Накба, в это же время в будущем году!

Антиизраильские активисты любят говорить, что Израиль — это идея, ставшая страной, а Палестина — это страна, ставшая идеей. На самом же деле — всё наоборот.

Израиль — это страна, которая возродилась после многих веков оккупации и репрессий, а Палестина — это идея, которая никогда не была страной и поддерживалась из-за своей вредоносной полезности.

Вымышленная палестинская идентичность, с ее придуманными корнями в стране, в которой они едва ли когда-то жили, превратила миллионы людей в ополчение соседних врагов Израиля. Их флаги и лозунги о государственности скрывают тот факт, что они являются не более чем прокси стран, которые отказывают им в гражданстве, превращая их в лучшее оружие не только против Израиля, но и друг против друга.

Когда арабская мусульманская страна хочет, чтобы бандиты разбили головы протестующих, найти дешевую рабочую силу или еще более дешевую причину, чтобы заставить своих людей взбеситься, они ввозят лже-палестинцев с их куфиями, их арабо-социалистическими трехцветными флагами и их хронической безработицей.

Историческая ирония заключается в том, что именно легковерие этих военных колонистов, их готовность принять палестинскую идентичность, держит их перемещенными в странах, в которых они живут. Если бы они потребовали права быть гражданами Иордании, Сирии или Ливана, международное давление дало бы им новую жизнь.

Вместо этого, приняв сомнительную честь продолжать джихад против евреев, они оказались в ловушке на ничейной земле, которую они сами создали. До тех пор, пока они готовы быть убийцами, принося своих собственных детей в жертву огненному молоху жилета с бомбой, они будут вечными изгоями в своих странах.

«Палестинцы» — их собственное проклятие. Они страдают от навлеченного на себя наказания за свои преступления. Их ненависть к евреям мучает и унижает их. Они охотно умирают за свои грехи. Их страдание — живое воплощение их собственного зла. Они страдают, потому что не могут отпустить своего фанатизма, своей жадности и своей выдуманной чести.

Дэниел Гринфилд — консервативный обозреватель и журналист-расследователь. Он является научным сотрудником Шильмана в Центре свободы Дэвида Горовица.


Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Перешлите друзьям

In article Ads

Auto

DQ