"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Последние дни ядерной сделки с Ираном


Кэролайн Глик, 1 мая 2020 г.

Существует растущая вероятность того, что к октябрю ядерное соглашение с Ираном, известное как Объединенный комплексный план действий (СВПД), будет прекращено.

В соответствии с соглашением, заключенным с США, Китаем, Россией, Германией, Великобританией и Францией, Иран принимал ограничения на свою ядерную программу.

Сюда входили: ограничения Ирана на запасы мало обогащенного урана до 300 кг, деятельность по обогащению, и согласие Ирана с правом Международного агентства по атомной энергии ООН (МАГАТЭ) инспектировать заявленные и незаявленные ядерные объекты.

В обмен на это пять постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германия договорились отменить резолюции Совета Безопасности о санкциях, которые были наложены на Иран из-за его незаконной ядерной деятельности в течение предыдущего десятилетия.

Соглашение СВПД, которое официально так и не было подписано, было закреплено в резолюции 2231 Совета Безопасности ООН, принятой сразу после заключения СВПД.

На то время, против СВПД яростно возражали законодатели США от обеих партий. Их возражение объясняется тем фактом, что даже, если бы Иран соблюдал ограничения на свою ядерную деятельность, предписанные СВПД, он все равно смог бы создать полномасштабный ядерный арсенал за 10-15 лет.

Дабы успокоить противников сделки и добиться ее одобрения в Сенате, администрация Обамы добавила к Резолюции 2231 две гарантии. Первая из них накладывала пятилетнее эмбарго на продажу Ирану обычного оружия.

Вторая — давала возможность всем сторонам соглашения прекратить СВПД, восстановив санкции ООН, отмененные в соответствии с резолюцией 2231.

Согласно статьям 10-12 резолюции, если сторона соглашения информирует Совет Безопасности о том, что Иран нарушает свои обязательства по соглашению, то оно автоматически вызовет восстановление санкций в течение тридцати дней. Администрация Обамы окрестила этот механизм «мгновенными санкциями».

Обе эти гарантии прошли испытания. В мае 2018 года, в результате неопровержимых доказательств недобросовестности Ирана, как в ходе переговорного процесса, так и после осуществления СВПД, президент Дональд Трамп объявил, что Соединенные Штаты умывают руки в связи с ядерной сделкой. Государственный секретарь Майк Помпео изложил новую «кампанию максимального давления» США, которая заменила СВПД в качестве центрального элемента политики США в отношении Ирана.

Стратегия максимального давления предполагает применение жестких экономических санкций США, в частности, против иранского нефтяного, финансового и судоходного секторов. Цель состоит в том, чтобы ослабить иранскую экономику, дестабилизировать режим и минимизировать его возможности финансировать свои ядерные операции и своих террористических агентов в Ираке, Сирии, Ливане, Газе и за ее пределами.

Другие стороны СВПД не последовали примеру Америки, а наоборот, стремились подорвать санкции США. Во главе с Германией, ЕС все сильнее цеплялся за ядерную сделку. Германия, Франция и Великобритания попытались создать финансовый механизм, который позволил бы Ирану отменить санкции США. Они также продолжили разработку иранского реактора на тяжелой воде в Фордо.

Россия поддерживала и усиливала свой союз с Ираном в Сирии. Китай нарушил санкции США и продолжал импорт иранской нефти и газа. В настоящее время Китай тесно сотрудничает с Ираном в Афганистане от имени талибов.

Европейцы, русские и китайцы все тянут время в надежде, что Трамп проиграет президентские выборы в ноябре. Предполагаемый кандидат в президенты от Демократической партии, бывший вице-президент Джо Байден пообещал, что в случае своего избрания он вернет США к ядерному соглашению и отменит экономические санкции США против Ирана.

Для всех этих сторон проблема заключается в том, что время и факты не на их стороне. Иранский режим, который они так стремятся удержать на плаву, не играет вместе с ними. Вместо этого он систематически и открыто нарушает все свои обязательства в рамках СВПД.

В марте Международное агентство по атомной энергии ООН (МАГАТЭ) показало, что в период с ноября 2019 года по март 2020 года, Иран увеличил запас низко обогащенного урана с 373 кг. до более 1050 кг, что более чем в три раза превышает количество, разрешенное договором.

МАГАТЭ также сообщило, что с ноября прошлого года, Иран увеличил число усовершенствованных центрифуг, способных обогащать уран до запрещенного уровня при эксплуатации, примерно на 20%.

В январе иранский режим отклонил запросы МАГАТЭ о предоставлении информации относительно трех недавно обнаруженных не заявленных ядерных объектов, а впоследствии отклонил запросы МАГАТЭ о направлении двух из инспекторов.

Ранее в этом месяце, глава Организации по атомной энергии Ирана, Али Акбар Салехи, объявил, что Иран строит еще два ядерных реактора в Бушере.

Он добавил, что «на заводе по обогащению топлива в Натанзе, скоро появится новое поколение центрифуг». Салехи объяснил, что Иран в настоящее время полностью нарушил СВПД.

Салехи объяснил, что Иран в настоящее время полностью нарушает СВПД.

«Ядерная деятельность, а также исследования и разработки в области ядерного топливного цикла, конверсии и обогащения урана (включая производство и хранение) осуществляются без каких-либо ограничений».

Очевидная гонка Ирана к развитию способности создавать ядерный арсенал по требованию или то, что было названо «потенциалом прорыва», происходит в контексте быстро приближающегося крайнего срока для эмбарго на поставки обычных вооружений, введенного в соответствии с резолюцией 2231. Блокада истекает 23 октября.

За последние шесть месяцев Помпео неоднократно заявлял, что США не допустят отмены эмбарго. По данным американских спецслужб, российские оборонные фирмы уже заключили сделки по продаже Ирану современных самолетов, танков и систем противовоздушной обороны в момент отмены эмбарго.

На пресс-брифинге в среду, Помпео рассказал, как администрация намерена предотвратить его отмену, и Помпео объяснил, что администрация оказывает давление на европейцев, чтобы выдвинуть резолюцию Совета Безопасности, призывающую к продлению эмбарго на поставки оружия, хотя Россия пообещала наложить вето на любую такую резолюцию.

В свете российской позиции, единственный способ продлить эмбарго на поставки оружия — это полностью отменить СВПД, введя в резолюцию 2231 оговорку о санкциях, на которую ни одна из сторон не может наложить вето.

Чтобы не дать американцам ввести оговорку о санкциях с мая 2018 года, европейцы, иранцы, русские и представители администрации Обамы заявили, что решение Трампа выйти из соглашения отменило положение Америки как участника СВПД и, таким образом, отменило право США инициировать мгновенные санкции.

В прошлом году юридический отдел Государственного департамента опубликовал краткое изложение этой позиции. Действия США не отменили резолюцию 2231 Совета Безопасности, и в статье 10 этой резолюции, США четко указаны как сторона соглашения.

На брифинге в среду Помпео повторил это ключевое заявление. «Резолюция 2231 Совета Безопасности ООН предельно ясна: нам не нужно… объявлять себя участником. Резолюция 2231 Совета Безопасности ООН недвусмысленно говорит об участии Соединенных Штатов», — сказал он. И добавил: «Мы собираемся ... убедиться, что в октябре этого года иранцы не смогут купить обычное оружие, что им дадут то, о чем президент Обама и вице-президент Байден сообщили миру в этой ужасной сделке».

Поскольку стороны настроены на конфронтацию, дело заключается в том, что администрация выйдет победителем при любых обстоятельствах. И это верно по трем причинам. Прежде всего, США выиграют, если администрация будет ссылаться на статьи о быстрых санкциях, потому что это правильно.

Как сообщило МАГАТЭ и признал Салехи, иранцы всесторонне нарушают все свои обязательства по СВПД. Нет никаких серьезных оснований утверждать, что сделка все еще осуществима. Очевидно, что нет никаких серьезных оснований для продажи Ирану обычных вооружений.

Это подводит нас к защитникам Ирана, особенно к ЕС и демократам.

Если США вызовут немедленные санкции, этот шаг нанесет серьезный ущерб Европейскому союзу, который под руководством Германии последовательно продвигал жесткую антиамериканскую внешнюю политику. Если ЕС ответит на шаг США вызвать санкции, настаивая на том, что США не имеют полномочий действовать, положение станет бумерангом.

Еще до появления пандемии коронавируса многие страны-члены ЕС отвергали полномочия ЕС диктовать единую антиамериканскую про-иранскую внешнюю политику.

В феврале 2019 года Польша совместно с США организовала саммит по Ирану. Тогда комиссар ЕС по внешней политике, Федерика Могерини, отказалась участвовать в конференции, на которой было куплено более дюжины ключевых государств ЕС вместе с Израилем, Саудовской Аравией и ОАЭ, чтобы обсудить угрозу, которую Иран представляет для глобальной безопасности.

Полная неспособность ЕС справиться с пандемией коронавируса нанесла серьезный удар по ЕС. Его некомпетентность убедила миллионы европейцев, которые ранее поддерживали ЕС, в том, что им нет никакого проку от него. Их национальные правительства являются единственными инструментами защиты их жизни и свободы.

Ослабленная позиция ЕС была выражена в начале этого месяца, когда несколько стран-членов ЕС гневно отвергли попытку нынешнего комиссара ЕС по внешней политике Джозепа Боррелла принять резолюцию, осуждающую мирный план Трампа на Ближнем Востоке и намерение Израиля применить свой закон в некоторых частях Иудеи и Самарии в рамках плана Трампа.

Если ЕС подорвет усилия США по восстановлению санкций ООН в отношении Ирана, его действия уничтожат все остатки власти Брюсселя диктовать единую внешнюю политику ЕС.

Возможно, чтобы заблокировать такую перспективу, а, возможно, из-за сокращения экономических перспектив Ирана после двухлетних санкций США, Германия объявила в четверг что, наконец, запрещает «политическое» крыло Хезболлы и блокирует его деятельность в Германии.

До сих пор, Германия блокировала признание ЕС военного крыла Хезболлы террористической организацией и, таким образом, позволяла иранской прокси-армии собирать средства и призывать боевиков по всей Европе.

Действия Германии в четверг указывают на то, что, зная об опасности для ЕС, Германия может поддержать шаг США, направленный на введение немедленных санкций и прекращение СВПД.

Теперь, что касается Байдена. Если администрация предпримет меры по введению мгновенных санкций и тем самым положит конец недозволенному СВПД, который был центральным элементом внешней политики США во второй срок президентства Обамы, Байдену и демократам будет нанесен ущерб, независимо от того, чем закончится этот шаг.

Если ООН заблокирует ход США, администрация Трампа будет справедливо утверждать, что Обама и Байден преднамеренно солгали американскому народу, заявляя, что положение о немедленных санкциях не позволит Ирану избежать нарушения СВПД.

Если администрация добьется успеха, и будут введены мгновенные санкции, подрывающие СВПД, ее успех разоблачит безумие в основе про-иранской ближневосточной политики Байдена.

Это продемонстрирует, что ключевым компонентом внешней политики Обамы-Байдена было снабжение самого опасного врага США на Ближнем Востоке способностью создавать ядерный арсенал, в то же время превращаясь в регионального гегемона.

Не ясно, как будут происходить события в ближайшие недели и месяцы. Но по тому, как сейчас обстоят дела, администрация Трампа, похоже, признает, что нет никаких препятствий для того, чтобы инициировать статьи о мгновенных санкциях в Резолюции 2231 и отменить СВПД к октябрю.




Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Перешлите друзьям

In article Ads

Auto

DQ