*/ Your SEO optimized title

"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Кликние на рекламу - поддержите Трансляриум!

Поиск по этому блогу

Пробуждение лицемерия относительно рабства

Dандалы пытаются снести статую президента США Эндрю Джексона на площади Лафайет,
22 июня 2020 года, возле Белого дома в Вашингтоне, округ Колумбия. (
Фото Тасоса Катоподиса/Getty Images)
Джудит Бергман, 27 июня 2020 г.

По оценкам, только в Британии в современном рабстве живут 136 000 человек. Рабство в Великобритании принимает форму принудительного труда, а также домашней и сексуальной эксплуатации. Албанцы и вьетнамцы входят в число групп, составляющих большинство рабов. – Индекс глобального рабства, 2018.

В настоящее время в Африке насчитывается 9,2 миллиона черных рабов. Рабство, согласно индексу, включает принудительный труд, принудительную сексуальную эксплуатацию и принудительные браки. – Индекс глобального рабства, 2018.

«По данным Международной организации труда ООН (МОТ), сегодня в принудительном рабстве находится в три с лишним раза больше людей, чем было захвачено и продано за 350 лет трансатлантической работорговли», – «Time Magazine», 14 марта 2019 года.

Современное рабство приносит преступным сетям около $150 миллиардов в год, что чуть меньше, чем контрабанда наркотиков и незаконный оборот оружия.

«Страны «Большой двадцатки» импортируют продукцию на сумму около $354 миллиардов, и есть риск, что она ежегодно производится современными рабами». — Индекс глобального рабства, 2018.

Одна малийская рабыня Райчату в 2013 году рассказала Guardian, что стала рабыней в возрасте семи лет, когда умерла ее мать, также рабыня. «Мой отец мог только беспомощно наблюдать, как хозяин моей матери пришел, чтобы потребовать меня и моих братьев», – сказала она. Она работала в качестве слуги в семье без оплаты в течение почти 20 лет и была вынуждена вступить в брак с другим рабом, которого она не знала, чтобы она могла снабжать своего хозяина большим количеством рабов.

Хотя Black Lives Matter (BLM) и его сторонники бесконечно спорят об изменении названий улиц и свержении статуй, они упускают из вида 40 миллионов жертв фактического рабства в современном мире, включая, по оценкам, 9,2 миллиона мужчин, женщин и детей, порабощенных в настоящее время в Африке.

Новости заполнены сообщениями о том, что сторонники Black Lives Matter (BLM) оскверняют и разрушают статуи работорговцев, рабовладельцев и всех, кого они считают исторически связанными с рабством.

В Бристоле, Англия, статуя работорговца Эдварда Колстона была снесена и брошена в порту. В Бельгии статуи короля Леопольда были изуродованы. Такие действия заставили некоторых в местных властях рассмотреть вопрос о том, следует ли снимать все статуи, воспринимаемые как оскорбление нынешних чувств. Мэр Лондона Садик Хан объявил о комиссии по изучению будущего таких достопримечательностей, как статуи и названия улиц, в столице Великобритании.

Что не очевидно, так это то, что нападение на старые статуи людей, которые давно умерли, может кому-то помочь, особенно миллионам черных и белых людей, которые до сих пор пребывают в рабстве.

Похоже, что проснувшиеся активисты BLM и их многочисленные сторонники, стоящие на коленях, не заботятся о бедственном положении современных рабов, которых, по оценкам, сегодня насчитывается более 40 млн человек.

Очевидно, что уничтожить западные исторические памятники гораздо проще, да и, видимо, приятнее, чем приступить к трудной работе по фактической ликвидации современного рабства.

В самой Великобритании существует шокирующее разнообразие современного рабства, которое местные шутники с удовольствием игнорируют, когда смело нападают на статуи из камня и металла.

Согласно ежегодному докладу правительства Великобритании о современном рабстве за 2019 год, в Великобритании есть, по меньшей мере, 13 000 потенциальных жертв рабства, хотя, поскольку это число относится к 2014 году, это вызывает сомнение.

Согласно Индексу Глобального рабства за 2018 год, только в Британии примерно 136 000 человек живут в положении современных рабов. В Великобритании рабство принимает форму принудительного труда, домашней и сексуальной эксплуатации. Албанцы и вьетнамцы входят в число групп, составляющих большую часть рабов.

Британские новостные агентства опубликовали несколько статей о тысячах вьетнамцев, половина которых моложе 18 лет, которые были похищены и вывезены в Великобританию, где их заставляют работать рабами на фермах по выращиванию каннабиса. Там они составляют небольшую часть «огромной преступной машины, которая снабжает каннабисом британский черный рынок стоимостью 2,6 млрд фунтов стерлингов».

Те, кого не принуждают работать в индустрии каннабиса, порабощаются в «маникюрных салонах, борделях и ресторанах или содержатся в домашнем рабстве за дверями особняков».

В январе BBC News опубликовал историю о вьетнамском мальчике по имени Ба, который был похищен китайской бандой и вывезен в Великобританию, где его китайский босс не кормил его и избивал всякий раз, когда какая-нибудь плантация каннабиса выходила из строя.

BLM может не заботиться о жизни вьетнамцев в Великобритании, в конце концов, они заботятся о жизни черных, но, тогда как насчет черных рабов в Африке?

В настоящее время в Африке насчитывается 9,2 миллиона мужчин, женщин и детей, которые, согласно Индексу Глобального рабства, живут в условиях современного рабства, которые включают принудительный труд, принудительную сексуальную эксплуатацию и принудительные браки.

«По данным Международной организации труда ООН (МОТ), в принудительном рабстве сегодня пребывает более чем в три раза больше людей, чем было захвачено и продано за 350 лет трансатлантической работорговли», — писал в марте 2019 года журнал Time.

По данным МОТ, среди людей, пребывающих в современном рабстве, 25 миллионов — находятся в долговом рабстве, и 15 миллионов — в принудительных браках.

Современное рабство приносит преступным сетям примерно $150 миллиардов в год, чуть меньше, чем контрабанда наркотиков и незаконный оборот оружия.

«Современное рабство сейчас намного выгоднее, чем когда-либо в истории человечества», — заявил Time Сиддхарт Кара, экономист Центра Карр по политике прав человека. 

Согласно Индексу глобального рабства за 2018 год, «страны «большой двадцатки» ежегодно импортируют товаров почти на $354 миллиарда, которые с большой долей вероятности могут быть произведены современным рабским трудом».

В 2017 году, с реальных аукционов рабов в Ливии появились шокирующие кадры: CNN задокументировал инцидент, в котором говорящие по-арабски мужчины продали двенадцать нигерийцев. В 2019 году журнал Time взял интервью у африканского мигранта Иабарота, который был продан в рабство по пути в Европу: «Когда Иабарот достиг южной границы Ливии, он встретил, на первый взгляд, дружелюбного таксиста, который предложил отвезти его бесплатно в столицу страны, Триполи. Вместо этого, он был за $200 продан «белому ливийцу» или арабу. Он был вынужден отрабатывать свой «долг» на строительной площадке, что повторялось всякий раз, когда его продавали и перепродавали».

Сексуальная торговля составляет значительную часть современного рабства. Например, нигерийская мафия, согласно отчету Washington Post за 2019 год, продает женщин десятками тысяч. «Некоторые эксперты говорят, что в период с 2016 по 2018 год на Сицилию прибыло около 20 000 нигерийских женщин, в том числе, несовершеннолетних, которые, в сотрудничестве с нигерийцами были переправлены в Италию и обратно домой».

Согласно докладу Международной организации ООН по миграции (МОМ), опубликованному в июле 2017 года, «За последние три года, МОМ-Италия отметила увеличение числа потенциальных жертв сексуальной торговли, прибывающих в Италию по морю, почти на 600 процентов. Такая тенденция продолжалась в течение первых шести месяцев 2017 года, и большинство жертв прибыли из Нигерии».

В своем отчете МОМ подсчитала, что 80 процентов девочек, часто несовершеннолетних, прибывших из Нигерии, число которых резко возросло с 1454 в 2014 году до 11 009 в 2016 году, были «потенциальными жертвами торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации».

В некоторых частях африканского континента, особенно в Сахеле, рабство все еще укоренено в традиционной культуре, хотя официально оно было объявлено вне закона. В таких странах, как Мали и Мавритания, существует так называемое рабство по происхождению или «кастовое» рабство, в котором статус раба передается из поколения в поколение, так что люди уже рождаются рабами, что все еще практикуется некоторыми. По оценкам, в 2013 году, около 250 000 человек жили как рабы в Мали, где рабство не рассматривается как незаконное.

Одна рабыня из Мали, Райчату, рассказала газете Guardian в 2013 году, что она стала рабыней в возрасте семи лет, когда умерла ее мать, тоже рабыня. «Мой отец мог только беспомощно наблюдать, как хозяин моей матери пришел, чтобы потребовать меня и моих братьев», — сказала она. Она работала в качестве слуги в семье без оплаты в течение почти 20 лет и была вынуждена вступить в брак с другим рабом, которого она не знала, чтобы она могла снабжать своего хозяина большим количеством рабов.

По оценкам, в Мавритании порабощено до 20% населения, хотя рабство было официально объявлено вне закона в 1981 году. Рабы принадлежат в основном к меньшинству харатэнов — чернокожих африканцев, в отличие от арабов или берберов, составляющих почти половину населения.

Согласно отчету Guardian за 2018 год: «Рабство имеет долгую историю в этой североафриканской пустынной стране. В течение столетий арабоязычные мавры совершали набеги на африканские деревни, в результате чего установилась жесткая кастовая система, существующая и по сей день, при которой более темные жители принадлежат своим светлокожим «хозяевам».

Статус раба передается от матери к ребенку, а активистов по борьбе с рабством регулярно подвергают пыткам и задерживают. Однако правительство обычно отрицает существование рабства в Мавритании, восхваляя себя за искоренение этой практики».

В отчете также рассказывалось о нескольких ужасных судьбах харатинских рабов: «Айшеу Минт Мбарак была рабыней по происхождению в районе Россо. Как и ее сестра, ее забрали у матери, а затем передали в услужение члену семьи хозяина. Она вышла замуж в доме своих хозяев и родила восьмерых детей, двоих из которых у нее забрали, чтобы они стали рабами в других семьях. В 2010 году старшая сестра Айше смогла освободить ее ... после того, как она сама сбежала от своих хозяев, когда они высыпали горячий уголь на ее грудного ребенка, убив его».

BLM и многие руководители корпораций, профессора университетов, СМИ, деятели спорта и культуры, вставшие на колени перед этим движением, кажутся совершенно не обеспокоенными судьбами, подобными Айше.

Скорее всего, они никогда не слышали о ней или многих ее товарищах по несчастью. Очевидно, — это жизни черных, которые ни для кого не имеют значения, кроме смелых людей, работающих в местных организациях по борьбе с рабством.

Вместо этого BLM и его подхалимы бесконечно спорят об изменении названий улиц и университетов, а также об удалении статуй, которые являются не более, чем сигналом об инфантильной добродетели. Они тратят время на споры о том, должны ли люди, которые сами никогда не были рабами, получить компенсацию от людей, которые никогда не владели ни одним рабом.

Участие во всем этом позерстве, игнорируя ошеломляющие 40 миллионов нынешних жертв фактического рабства, не только представляет неизмеримую глубину пробужденного лицемерия, но и представляет собой крайнее оскорбление тех, кто тихо страдает от своего рабства и медленно умирает от физического, сексуального и эмоционального насилия, которое они вынуждены терпеть.

Если есть что-либо «оскорбительное», так это именно это.

Джудит Бергман, обозреватель, юрист и политолог, является заслуженным старшим научным сотрудником Института Гейтстона.




Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

ПОШЛИТЕ ДРУЗЬЯМ

In article Ads

Auto

DQ